И кирпич плывет

В ТОМСКОМ НИИ СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ ТГАСУ ОБЫКНОВЕННЫМ ВЕЩАМ ПРИДАЮТ САМЫЕ НЕОБЫЧНЫЕ СВОЙСТВА

Этот институт, где штатных сотрудников всего-то 34, не назовешь скромным и незаметным. Нет в области такой строительной организации, которая не пользовалась бы услугами его центра по сертификации материалов. Нет в соседних регионах структур, которые, воспользовавшись однажды разработками этого НИИ, не завязали бы контактов надолго. И, наконец, нет человека, который, узнав об удивительных свойствах изобретенных или усовершенствованных здесь строительных материалов и технологий, не воскликнул бы: «Не может быть!»

Может. И непременно будет.

Пока это по большей части опытные образцы, поражающие воображение. Например, разработка отдела качества строительных материалов (руководитель – д.т.н., профессор Николай Цветков): сверхлегкий, супертеплый, звукоизолирующий, не подверженный гниению и очень прочный деревянный клееный брус со вставкой-утеплителем внутри. Из него так же легко соорудить, скажем, перегородку, как из современного гипсокартона. Но это уже будет экологично, красиво, крепко, бесшумно, тепло и по-настоящему на века.

Еще чуднее разработка группы ученых под руководством д.т.н., профессора Нелли Скрипниковой: кирпич из полых внутри шариков золы, какие образуются при сгорании угля на теплоэлектростанциях. Той самой – с огромных промышленных золоотвалов, душевной боли всякого эколога. Слепленный из этой «грязи» брусок не только экологичен, но и прочен (марка 150 при средней – 100-125), его теплопроводность в четыре раза меньше обычного кирпича. И очень легкий – если его опустить в воду, он поплывет! Трудно оценить, насколько такой кирпич удешевит строительство, ведь для легкой и теплой стены уже не понадобится мощного фундамента. Московская фирма «Билон» уже заказала проект для организации такого производства в Кемерово.

Пользуется огромным спросом у строителей Томска машина, разработанная к.т.н., доцентом (первый проректор ТГАСУ) Сергеем Ющубе. Она способна без ударов вдавливать сваи в грунт на городских стройках.

Наталья Копаница скоро защитит докторскую диссертацию по использованию торфа в стройиндустрии: из него, оказывается, можно делать замечательные утеплители и стеновые панели…

А ГОРОД ПОДУМАЛ – УЧЕНЬЯ ИДУТ

Позапрошлым летом томичей ожидали серьезные трудности в перемещениях за городом, а сам город – большие расходы. Мост через Черную речку пришел в негодность. По первоначальному проекту реконструкции предполагалось закрыть трассу на 2-3 месяца, построить объездную дорогу, вскрыть полотно, а сам мост разобрать и заменить разрушенные части новыми. Так делалось всегда и везде. Так случилось бы и на этот раз, если бы подрядчик, «Мостоотряд-101», не рискнул воспользоваться новой технологией, предложенной учеными из НИИ. В итоге трассу вообще не закрывали, ограничивали лишь поочередно движение по полосам. Поддомкратили дорогу и стали восстанавливать разрушенный ригель моста специальными материалами послойно. А мы и не заметили того эпохального ремонта.

ПРОСТО ДОБАВЬ…

— Все дело в добавках, — поясняет руководитель отдела полимерных материалов (самого значимого по объемам работ в институте) к.т.н. Геннадий Шмидт. – Мы разработали множество составов проникающего действия и целые технологии по восстановлению и гидроизоляции. Несколько лет назад мы взялись усовершенствовать состав кольматрона, адаптировать к нашим условиям. В комплексе с сухими смесями томского завода «Богатырь» кольматрон приобрел небывалую водонепроницаемость и морозостойкость. Он способен закрыть поры в любом бетоне, даже сильно разрушенном.

Подвалы крупных магазинов в центре Томска («Каприз», «Роман» и другие) совсем еще недавно были на полтора метра заполнены грунтовыми водами. Сегодня здесь сверкают полировкой новенькие торговые залы. Не многие верили, что специалисты из ТГАСУ решат эту задачку, а они решили.

Еще трудней были проблемы, с которыми столкнулись томичи в Питере. Узнав о разработке, в Томск приехали представители пивоваренной компании «Балтика». Они попросили сделать гидроизоляцию резервуара для зерна, уходящего больше чем на 8 метров под землю. Грунтовые воды – на глубине в полметра. Ничего, справились. Подвальное хранилище ценностей Внешторгбанка на Невском проспекте затапливало каждый раз, когда вода в Неве поднималась. Сплошной поток шел от стены к стене, будто и не было ему преград. Герметичную изоляцию томичи сделали за полгода. Сегодня банкиры и не вспоминают о былых потопах. А в Санкт-Петербурге успешно работает совместная томско-питерская фирма, специализирующаяся на изоляции и восстановлении железобетона. От заказчиков нет отбоя…

— Мы называем это принципом «подводной лодки» – делается полная гидроизоляция внутренних объемов, – рассказывает Геннадий Григорьевич. – Благодаря свойствам новых составов мы можем даже бассейновую ванну отлить не «многослойным пирогом», как обычно, а одним только усовершенствованным кольматроном.

Это только одно из многих направлений деятельности отдела полимерных материалов. Разнообразные реставрационные краски, защитные покрытия, мастики, технологии реконструкции заброшенных промышленных зданий, даже просто перечень томских памятников, отреставрированных по проектам НИИ стройматериалов к 400-летию города – тема отдельного разговора.

ЗАКОНСЕРВИРОВАННОЕ ЛЕТО

Асфальтирование – дело горячее, сугубо летнее. Весной оттаявшее полотно все в ямах и рыжих пятнах – это дорожники забивают дыры битым кирпичом до летнего ремонта. В лаборатории органических вяжущих и асфальтобетона придумали, как удлинить срок жизни битума. Специальная добавка делает битум желеобразным. В таком виде его можно хранить месяцами даже на открытом воздухе и использовать при минусовых температурах (до минус 15 градусов)! Удорожание небольшое – всего 10-15 процентов. Опытную партию материала выпустили прошлым летом на заводе в Сургуте.

Удачно внедрена и новая технология щебеночно-мастичного асфальтобетона с усиленным каркасом. Он в отличие от обычного асфальта способен выдерживать повышенные нагрузки: здоровенные фуры уже не прокатают колеи в таком полотне. К сожалению, все эти новации пока приживаются не у нас, а у соседей – в Тюменской области, на Алтае…

ЧУДО ИЗ МУСОРА

Как, впрочем, и самая перспективная разработка отдела плазменных технологий модификации поверхностей, которым руководит заслуженный деятель науки, д.т.н., профессор Геннадий Волокитин: сорбционный материал ирвелен. Это микроволокно, которое получают путем плазменной обработки всякого, в общем-то, хлама: использованных пэт-бутылок, шприцев, упаковок, пластикового мусора. Из этого волокна сегодня изготавливаются фильтры поразительной эффективности. Документально зафиксирована очистка воды от нефтепродуктов и тяжелых металлов на 99,9 процента.

Из ирвелена делают водные заграждения при утечке нефти. Если ирвеленовую ленту подложить под асфальт на дороге, прочность покрытия возрастает на 30 процентов. Микроволокно используется сегодня даже в нанотехнологиях: на него осаждают нанопорошки.

А производится это чудо из мусора сейчас в городе Кельнеце в Германии, на совместном российско-немецком предприятии. Продукция четырех производственных линий пользуется в Европе огромным спросом.

МЕЧТА КОММУНАЛЬЩИКА

— У нас в отделе уже 14 технологий успешно покинули свои «пробирки», – рассказывает Геннадий Георгиевич. – В прошлом году, например, мы выпустили технологию восстановления чугунных отопительных приборов с помощью мощного электроразряда. За две минуты самая старая восьмисекционная батарея очищается от отложений снаружи и изнутри, после чего ее можно заново собрать, опрессовать, и она как новенькая! Это технология для коммунальщиков, которые считают деньги.

Их, как оказалось, считают сегодня в Бурятии, Барнауле, Екатеринбурге. В Томске — пока нет. Хотя установка для очистки в институте есть, можно было бы работать…

Прокопьевские коммунальщики высоко оценили другой придуманный в этой лаборатории аппарат: плазменный теплогенератор. Представьте: при разжигании котла в котельной обычно используют мазут, который в морозы загустевает. В НИИ стройматериалов сделали установку, которая работает на низкокалорийном топливе. Плазмотрон обеспечивает мгновенное сгорание древесного, торфяного порошка или опилок и нагревание теплогенератора до 700 градусов, после чего в печи продолжается процесс самогорения. Чуть котел приостынет – плазмотрон снова включается простым нажатием кнопки. Мечта кочегара…

Специалисты отдела отремонтировали стекловаренные печи в Москве, на Алтае, в Красноярске. Эти печи не пришлось разбирать, заменять дорогостоящие бакоровые плиты, из которых сложены стенки ванны. Дыры и утоньшения «заварили» изнутри с помощью плазмы. Для стекольщиков совершенно очевидно, что томичи совершили маленькое технологическое чудо.

Впрочем, не такие уж и маленькие эти чудеса, если посчитать сэкономленные силы, время и деньги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *