Недоумение обвинения

Загадка решения присяжных

 

  • Марк Харламов демонстрирует вещественные доказательства, которые не убедили присяжных.
  •  

    На днях прокуратура Томской области направит в Верховный суд РФ кассационное представление: гособвинение не согласно с оправдательным вердиктом организованной преступной группе, который в конце февраля вынес суд присяжных. Заседатели оправдали пятерых томичей, 10 дней силой удерживавших 18-летнего Дмитрия В. и заставивших его под прицелом оружия и видеозаписи убить человека. Затем это видео подбросили его родителям с целью вымогательства 500 тыс. рублей. Именно на таком развитии событий, ссылаясь на свидетельские показания и экспертизы, по-прежнему настаивает обвинение. — Это не правосудие, а насмешка какая-то! – сказала «ТН» гособвинитель Елена Караваева. Единственным виновным присяжные признали Дмитрия В. – он получил срок условно. — Такой спектакль видела впервые, — говорит защитник Дмитрия Тамара Скороходова. – В этом деле спорить с обвинением было крайне сложно — доказательств выше крыши. Однако – невиновны…

     

    Дело по факту исчезновения 18-летнего Дмитрия В. возбудили в 2003 году. В милицию обратились родители, обнаружившие в почтовом ящике жуткое послание — требование приготовить 500 тыс. рублей, а когда сумма будет собрана, нарисовать на стене дома условный знак… УБОП искал пропавшего 10 дней.

     

    На свободу с криминальным умыслом

     

    — Хронология событий сложилась из показаний обвиняемых (в суде они от своих слов отказались) и, самое главное, свидетелей, подтвердивших информацию в ходе заседаний и многочисленных экспертиз, — говорит гособвинитель Елена Караваева. — На преступный шаг, продумав все до мелочей, решились трое ранее судимых. Один из них, Николай У., отбывая срок за вооруженный разбой (получил 11 лет, вышел условно-досрочно), находился в колонии с братом Дмитрия В. и узнал, что у его семьи несколько квартир. У Николая У. возникала мысль заставить семью «поделиться». Под предлогом передачи родственнику привета он взял у брата Дмитрия В. номер телефона.

     

    — У. задумал похитить Дмитрия В. и потребовать у его родителей выкуп, — присоединяется первый заместитель руководителя следственного отдела по городу Томску следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по ТО Марк Харламов. – В первых числах октября У. освободился, а к концу месяца уже искал подельников. Ими стали его знакомые, ранее отбывавшие с ним наказание: Ш. (сидел за угоны) и Р. (срок за тяжкий вред и убийство). Они привлекли к делу еще троих людей. Один из них — Д. — согласился на роль переговорщика. Разбойная группа купила обрез, а в оружейном магазине — макет автомата.

     

    Били, поили, снимали, убили

     

    — Переговорщик Д. созвонился с Дмитрием В.: мол, готов поделиться информацией про условно-досрочное освобождение для брата, — продолжает Елена Караваева. — Ничего не подозревая, Дмитрий пришел на встречу и сел в машину. Они поехали в сторону ОКБ, где Д. ждали подельники. Но неожиданно для Д. на него и Дмитрия напали переодетые в камуфляж Ш. , Р. и У. (их лица прятали маски), связали и увезли в дачный домик. Там они привязали своего подельника Д. к стулу и заклеили скотчем рот, а Дмитрию дали нож и под прицелом оружия заставили наносить Д. удары. Один из злоумышленников снимал происходящее на видео, которое затем было подброшено родителям Дмитрия.

     

    — Контрольный выстрел в голову Д. сделал У. — на его одежде обнаружены следы пороха.

     

    Смерть Д. по результатам экспертиз наступила от совокупных причин: от ударов ножом и выстрела, поэтому роль Дмитрия оказалась двоякой – и потерпевший, и обвиняемый в убийстве, — разъясняет Марк Харламов. — Труп Д. подельники закопали в снегу и в ходе следственного эксперимента показали нам место «захоронения».

     

    — Затем Дмитрия В. отвезли на съемную квартиру. 10 дней поили водкой с психотропными таблетками, чтобы лишить чувства реальности, и все время запугивали, — детализирует Харламов.

     

    Экспертизы

     

    — В это время оперативники уже следили за группой. И, видимо, почувствовав слежку, У. дал приказ Дмитрия отпустить. Но подельников задержали до появления Дмитрия дома! Это принципиально важный момент, характеризующий, что напарники сами дали признательные показания, рассказав о деталях преступления до того, как дал показания сам Дмитрий В., — подчеркивает Елена Караваева.

     

    — Сомнений в доказанности нет, — есть показания обвиняемых, в ходе следственного эксперимента они показали места преступлений. Эксперты из Екатеринбурга доказали: письмо сочиняли У. и Ш., а записал брат одного из них. Эксперты исследовали кассету, указав — Дмитрий В. действовал под влиянием извне — в состоянии страха. Свидетели на суде подтвердили — подозреваемые искали оружие и соучастников. В СИЗО обвиняемые не раз были замечены в передаче записок: «Я меняю показания на такие-то» или «Описывай схему происшествия так-то», последняя – «В твоей камере есть одно существо (это про брата Дмитрия В.), — пусть он напишет, что все придумал его брат», — подкрепляет позицию следствия Караваева.

     

    Присяжные

     

    Рассмотрение дела длилось полгода. 12 присяжных (5 мужчин и 7 женщин — безработные, пенсионеры, рабочие, с высшим образованием один человек) обязаны присутствовать на каждом процессе. За это получают гонорар 400-500 рублей за каждое заседание — сумма рассчитывается исходя из размера оклада судьи.

     

    Решение присяжных – оправдательный приговор всем подсудимым, кроме Дмитрия В. — он признан виновным, но срок дали условный.

     

    — В Томске это не первый процесс с присяжными. Обычно они внимательно слушают, конспектируют, переспрашивают — ведь присяжные не имеют права знакомиться с материалами дела, а воспринять всю информацию на слух сложно. А в этом процессе некоторые заседатели просто слушали или порой спали. (Обратиться к ним, что надо бы записи вести, не имеем права. Также этот факт не является основанием обратиться к судье за отводом присяжных.) А в деле 10 томов! Как без конспектов запомнить результаты более десятка экспертиз? – недоумевает Елена Караваева.

     

    — Зато присяжные с упоением внимали речам обвиняемых. Один заявил, что он якобы ветеран боевых действий. Другой, чуть не плача, уверял, что стал жертвой – его подставили. В общем, это была сознательная тактика обмана, — продолжает Елена. — А обвинению в процессе с присяжными возражать подсудимым сложно, в силу требования закона мы не можем выступать перед присяжными с характеристикой личности подсудимых: говорить, что ранее они судимы – это расценивается как давление на заседателей…В итоге присяжные поверили преступникам со стажем, разыгравшим спектакль.

     

    Видеозапись, на которой Дмитрий убивал человека, произвела на присяжных сильное эмоциональное впечатление, а вот первопричины они почему-то оставили без внимания, — отмечает Елена. — Заседатели с легкостью сказали: признают недоказанными преступные действия группы (часть их есть на видео!), недоказанным факт написания письма (есть экспертиза послания). С точки зрения присяжных недоказанным является и факт отправления кассеты, они же исключили из обвинения действия с обрезом (у экспертов иная точка зрения) и то, что Дмитрий В. находился в состоянии страха. Полная противоположность экспертной оценке.

     

    — В итоге двое подсудимых, в том числе организатор, на свободе. Двое других — в тюрьме, но по другим уголовным делам, — констатирует Харламов. — Избежавший наказания дуэт без денег, а способ их получения они знают один… И нет гарантий, что завтра их жертвой не станет кто-то из томичей.

     

    — На кассацию мы, конечно, подадим, но на рассмотрение жалобы в Верховном суде уходит, как правило, год… — добавляет Караваева.

     

    — Увы, до полноценного института присяжных нам еще далеко: многие наши граждане не готовы к этой ответственной миссии, — считает защитник одного из обвиняемых Тамара Скороходова.

     

     

     

  • Узнать, чем руководствовались присяжные, не представляется возможным. Их координаты знает только суд, и он не захотел поделиться ими с «ТН». Судья также отказался от комментариев, пояснив, что приговор еще не вступил в законную силу.

     

  • — В следующий раз подумаю, стоит ли обращаться к суду присяжных, – сказала «ТН» защитник Дмитрия В. Тамара Скороходова. – Заседатели будто не понимали, что им доверили вершить судьбы. Им словно было не до процесса: только бы быстрее все закончить… У обвинения действительно было много доказательств, у стороны защиты не нашлось ни одного опровержимого доказательства. Но со стороны обвиняемых была изощренная тактика бывалых людей: она в глаза бросалась, но взяла верх.

     

    Увы, до полноценного института присяжных нам еще далеко: многие наши граждане не готовы к этой ответственной миссии, — считает Тамара Сергеевна.

     

     

     

  • Это дело рассматривали в Томском областном суде повторно. На первом рассмотрении в 2006 году суд присяжных признал подельников У., Р. и братьев Ш. виновными. Но поскольку в опросном листе, который заполняли присяжные, имелись юридические нестыковки, и защита, и обвинение обжаловали приговор. В итоге Верховный суд направил дело на рассмотрение, как и положено по закону, уже с другим составом присяжных.

     

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *