Миграционные нанотехнологии

Корпус ТВЗ строят сербы и черногорцы, у которых нет регистрации и разрешения на работу

1 апреля. Северная площадка особой экономической зоны. Проверка миграционной службы. Бригада сербов в составе 45 человек.

— Надо приехать, сложности есть, — при виде сотрудников миграционной службы прораб стройки серб Милан Темотеявич звонит кому-то по телефону. – Кому звонил? Как ответить-то… — вслух ищет формулировку Милан. – Это не директор…

— Группе поддержки? – помогает ему старший инспектор по особым поручениям отдела иммиграционного контроля УФМС по ТО майор Сергей Дедов.

— Да, группе. Она уже едет, — немного смущаясь, соглашается прораб.

Не проходит и 10 минут, как на место – по первому же звонку — приезжают три человека. Своих должностей они не называют, но сразу открещиваются от руководящих постов, поясняя – директора в их компании нет. Мол, не проходит и двух месяцев, как вновь назначенные увольняются…

Сербских и черногорских прорабов, мастеров и даже архитекторов в Томск привезла столичная фирма «Монтена-Инвест», выигравшая тендер на строительство корпуса нанотехнологий томской ТВЗ. В ноябре 2007 года иностранцы приступили к работе. В октябре 2008-го здание обещают сдать. Все бы хорошо, однако получившая столь солидный подряд «Монтена-Инвест» не удосужилась за пять месяцев узаконить своих работников – оформить им томскую регистрацию и разрешение на работу.

— Этим в Томске просто некому заниматься: у столичного работодателя в нашем городе нет своего исполнителя, – объясняет Сергей Дедов. – Московский директор в Томске бывает набегами – ему не до бумаг. Сами иностранцы работают с утра до ночи и понятия не имеют, что им нужно заниматься оформлением каких-то документов. Они уверены, что столичный начальник все сделал.

— Из-за недобросовестности работодателя страдают сербские и черногорские работяги: зимой на них уже были составлены протоколы, — добавляет эксперт специалист УФМС Сергей Гусаров. — Прошло почти полгода, и ситуация повторяется: по закону мы вновь должны составить протокол. А так как это уже второе нарушение за год, мы обязаны передавать дела в суд – на выдворение людей с запретом на их выезд в Россию на пять лет.

После этих слов Гусарова у «группы поддержки» (они так и не удосужились представиться) вспыхнула буря эмоций:

— Люди строят такой объект! Самый значимый, можно сказать, исторический для Томска! А вы к каким-то формальностям придираетесь, — говорил впавший практически в истерику незнакомец. — Придется звонить Козловской или Крессу! – играл статусными фамилиями мужчина.

— Расскажите и губернатору, и первому заместителю губернатора: они наверняка не знают, какой у вас бардак творится на стройке ТВЗ, — лаконичны инспекторы миграционной службы.

Остается добавить, что регистрацию и разрешение на работу нужно было получить в течение месяца по приезде в Томск, а цена вопроса для каждого иностранца – всего 200 рублей.

 

  • У каждого иностранного рабочего, возводящего первый корпус томской ТВЗ, на родине осталась семья. В Россию жен и детей они перевозить не хотят, поясняя — тогда им еще больше придется зарабатывать. График иностранных рабочих: полгода вахта, полгода могут отдыхать. Но, как сами говорят, столь продолжительным правом на отпуск почти никто не пользуется, месяц-другой отдохнут — и вновь за работу.

  •  

  • — Кто трудится в Сибири, зарабатывает больше, чем в столице. Нам доплачивают за климат, и средний доход достигает 1,5 тыс. долларов в месяц, — говорит прораб Милан. — В Сербии доходы в 3-4 раза ниже, а уровень жизни ненамного скромнее, чем в России.

  •  

  • Сербский архитектор Радислав Стоядинчевич в Томске работает прорабом, а в России — уже 15 лет. — В Сербии с работой плохо: война сломала страну. В Москве строили аэропорт Домодедово, в Питере – дачные поселки, — рассказывает Радислав. – В Сибири я впервые, хотя среди нас есть мастера, которые зарабатывали в Анадыре, Тюмени, Уфе. В Томск не все захотели ехать — Сибирь многих пугает климатом. Некоторые, поработав зимой (при минус 30 было тяжело), вернулись в Москву. А мне в Томске нравится. В Москве народ суровый — других людей не замечают, в Питере тоже чувствовал себя лишним. А здесь нет этих ощущений: пришел в магазин, народ, услышав ломаную русскую речь, наоборот, проявляет любопытство, интересуется. — В выходные решил прогуляться по Томску, — продолжает архитектор Радислав, — минут 20 стоял у каждого деревянного здания с узорами – такие шедевры архитектуры я раньше не видел! Их надо беречь. А современные кирпичные здания не впечатлили: формы слишком традиционны.

  •  

  • Сотрудники миграционной службы обнаружили и узбеков без законных оснований на работу. — Ваши помощники? – интересуемся у иностранных прорабов. — Да, — виновато отвечают сербы. Трем гражданам Узбекистана пришлось проехать в миграционную службу.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *