Партизан виртуальной войны

В суде Ленинского района начался необычный судебный процесс. Подсудимый Александр Н. (имя изменено), вполне положительный по биографическим данным молодой человек, обвиняется в преступлении, предусмотренном частью 2 статьи 272 УК РФ: неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации в ЭВМ, повлекший ее модификацию и уничтожение.

В ночь на 3 января 2007 года (с 03.22 до 04.47) Александр Н. взломал чужой сервер и удалил столько файлов, что одно их перечисление занимает в обвинительном заключении более двух печатных страниц. Никакой выгоды хакер от этого не получил – только моральное удовлетворение и повестку в суд.

Хобби и бизнес

Рассказывает директор ООО «Виртуальные системы» Владимир Вострецов:

— Ситуация следующая: года три-четыре назад у Александра был свой развлекательный сайт с небольшой посещаемостью – 200-300 человек в день, который он изначально создал для друзей и знакомых. Но однажды он вывесил объявление: на домашнем компьютере сайт уже существовать не может, помогите ресурсом. У нас, в компании «Виртуальные системы», были свободные серверы, и мы разместили у себя новый сайт. Так началось наше сотрудничество: Александр выкладывал любопытные файлы, собранные в Интернете. Мы следили, чтобы «железо» безотказно работало.

— Чем это было выгодно для вас?

— На тот момент мы практиковали партнерские взаимоотношения на дружеских условиях. Планировали заняться хостингом (коммерческое размещение сайтов на своих серверах) и, попросту говоря, нарабатывали опыт.

— Долго продолжалось дружеское партнерство?

— Полгода-год. Потом смотрим: сайт интересный, посещаемость выросла до 3-4 тысяч человек в день. Почему бы, думаю, не размещать на нем рекламу? Предложил этот вариант Александру, он согласился. Затея имела успех, принесла кое-какой доход – стало понятно, что коммерсанты готовы идти на контакт. И в этот момент появился крупный рекламодатель.

— Сайт ждала новая судьба?

— Родился связанный с ним весьма выгодный проект. Но он требовал дополнительных вложений – нужно было подключать более мощную технику, оплачивать внешний канал связи, услуги дизайнера. Большая часть средств шла из кармана «Виртуальных систем», часть – от рекламной деятельности. Мы вплотную подошли к черте, за которой хобби превращается в бизнес.

— Какая роль в проекте отводилась Александру?

— Мы предложили ему вместо устной договоренности заключить письменный договор с четкими условиями: кто и что делает, сколько за это получает и какую ответственность несет за невыполнение своих обязанностей. Кроме того, Александру было предложено место программиста в компании. После работы он мог бы заниматься сайтом, получая за это дополнительные деньги.

— Но он не согласился?

— Более того — неожиданно пропал. Приехать к нему сложно — живет в Северске. Короче, именно в тот момент, когда надо было принимать решение и запускать механизм зарабатывания денег, все зависло. Потом наступил день, когда требовалось выполнить на ресурсе кое-какие технические работы, а доступа к сайтам не было. И в это самое время Александр вломился на сервер и, никому ничего не сообщив, удалил свой сайт!

— Какие это имело последствия?

— Проект буквально взорвался! На его восстановление понадобилось около месяца. После этого начались ежемесячные, а потом и почти ежедневные атаки на наш сервер. Сайт, который регулярно удалял «посетитель», уже имел новый дизайн и название, информацию для него собирали другие корреспонденты. Но для Александра это не имело значения.

— Вы знали, что это делает он?

— Разумеется. В качестве «визитной карточки» Саша вешал на пустой страничке сообщение, что сайт украден у него, и цитировал Уголовный кодекс.

— Самый серьезный инцидент случился после новогодних праздников?

— Я пришел на работу 3 января – сайты взломаны, странички пусты… То есть не совсем пусты: на некоторых — нецензурные надписи. Если раньше наш «хакер» традиционно удалял один развлекательный портал, теперь он вычистил и те сайты, к которым не имел отношения. Работа двух десятков людей была стерта. Некоторые проекты мы смогли со временем восстановить, другие пришлось начинать с нуля. Убытки – сотни тысяч. Плюс упущенная выгода от потери рекламодателей.

— И?..

— Мы обратились с заявлением в правоохранительные органы. Решение было принято коллегиально, но я, наверное, хотел этого больше всех. Когда человек не идет на диалог и, попросту говоря, грабит тебя – это нонсенс. Я не могу назвать его хакером в полном смысле этого слова – в Томске не более пяти человек, к которым подходит подобное определение. И, насколько мне известно, они не занимаются подобным «мелким» хулиганством.

Не доставайся никому!

Сам Александр тоже не определяет свой поступок как хакерство. И в его изложении история расходится со словами директора «Виртуальных систем» — с того момента, как ему было предложено занять в компании вакансию программиста и по вечерам работать над сайтом:

— Однажды Владимир Вострецов сказал мне, что готовится новый проект, и мой сайт должен в этот проект войти. Показал новый дизайн – он мне сразу не понравился, просто ужасный! Изначально у нас не было договоренности, что он может таким образом распоряжаться сайтом, речь шла только о том, чтобы предоставлять место под рекламу, и все.

— Но Вострецов сделал жест доброй воли: предложил вам место, предложил зарабатывать деньги, собирая сайт.

— Я переговорил с людьми, которые уже имели с ним дело. Условия работы на самом деле были кабальные: целый день сидеть в офисе, работать над всеми проектами, получая несколько тысяч в месяц… В то время (2006 год. – Прим. авт.) доход «Сетей» строился в основном на интернет-рекламе, а это направление не было раскрученным и денег приносило мало. Так что я отказался.

Затем, обнаружив, что меня без всякого предупреждения «отрезали» от сайта (раньше сотрудники «Виртуальных сетей» всегда предупреждали, когда на сервере планировались работы, прерывающие доступ), я «вошел без стука» и удалил сайт.

В тот же день меня через Интернет нашел Вострецов и вызвал на разговор. Со мной пошли еще пять человек, работавших над сайтом. Нам дали понять, что мы поступаем «неправильно» и у нас могут быть неприятности: мол, компания уже успела вложить в проект собственные деньги. На этот счет у меня сомнения – какие деньги? Расходы на содержание сайта складываются из оплаты канала и сервера. Насколько мне известно, все они покрывались за счет рекламы, размещенной на сайте.

— Претензия у «Сетей» все же логичная…

— Но сайт-то мой! И никто не имеет права его переделывать для собственных нужд! Вот я и начал регулярно удалять его с сервера «Сетей». У меня была своя резервная копия, и я восстановил его на другом сервере.

— 3 января вы, грубо говоря, грохнули не только свое, но и чужое.

— Там были базы данных, созданные на основе баз данных моего сайта. Доказать это сложно, но возможно.

— Александр, вы не понимали, какими серьезными проблемами может обернуться ваш поступок?

— Понимал… Но я считал, что удаляю свою информацию и имею на это полное право!

Хакер

Перед разговором Александр попросил не называть его реальных данных, не озвучивать имя, под которым он выходит в Сеть, название злосчастного сайта: пока не известно, к какому решению придет суд и как скандальная известность может в дальнейшем отразиться на судьбе еще очень молодого человека. Но и в прокуратуре, и в Ленинском суде сотрудники легко узнавали, о ком идет речь, стоило лишь произнести редко употребляемое в этих стенах слово «хакер».

 

Расследовано в УФСБ

О серьезности и специфичности этого уголовного дела свидетельствует то, что расследование велось не милицией и не прокуратурой. Его осуществлял следователь УФСБ России по Томской области. Длилось оно четыре месяца и потребовало проведения множества экспертиз для сбора и подкрепления доказательной базы обвинения.

— Делом «хакера» занималось именно наше ведомство, — комментирует начальник группы программ содействия Рустам Камалов, — поскольку речь шла о профессиональном подходе к взлому защищенной информации. Для сотрудников УФСБ это было своего рода полезной практикой. (В нашем компьютеризированном городе можно ожидать разных «сюрпризов» со стороны достаточно квалифицированных специалистов.) В начале 2004 года мы уже расследовали аналогичное преступление. Дело было доведено до суда и закончилось обвинительным приговором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *