Владимир Коренев: Я не мечтатель

Около четырех месяцев проработал на своем посту новый главный архитектор Томска Владимир Коренев. Застройщики уже почувствовали изменения в градостроительной политике города, скоро эти изменения должны увидеть томичи. О новых принципах подхода к городской застройке Владимир Иннокентьевич рассказал в интервью «ТН»:

— Вы были деканом архитектурного факультета в ТГАСУ, сейчас чиновник. Сложно было перестраиваться?

— Изучением вопросов градорегулирования я занимался, работая в университете, поэтому хорошо знаком с зарубежным и отечественным опытом. Сегодня градостроительство ведется в рыночных условиях, в новом, пока еще мало знакомом правовом поле. Состояние перехода от старой системы к новой оказалось очень непростым и даже тяжелым. Так что моя задача – создать ясную, основанную на правовых принципах систему градорегулирования, но рано говорить, что все сразу заработает. Земельный кодекс у нас принят восемь лет назад, и все равно до сих пор возникают определенные вопросы. Градостроительному кодексу три года, и проблем с его внедрением еще больше.

— Город принял генплан, это помогает в работе?

— Конечно. Это основной градостроительный документ, стратегия пространственного развития города. Но генплан не правовой документ. Правовой документ — Правила землепользования и застройки, которые создаются на основе генерального плана. В их состав входит карта градостроительного зонирования: размечено, где, в какой зоне что можно строить. Многие, кто обратился к нам за последнее время, поняли: такие термины, как виды разрешенного использования, предельные параметры разрешенного строительства, не пустой звук.

В процедуре принятия градостроительных решений будут участвовать сами граждане. Так, в зоне застройки индивидуальными жилыми домами основной вид разрешенного использования — усадебные дома. Другие дома относятся к условно разрешенным видам использования и требуют проведения публичного обсуждения. Сообщество, которое живет на данной территории, должно решать, согласно оно на это строительство или нет. Причем для этой зоны в перечне видов разрешенного использования жилые здания выше четырех этажей вообще отсутствуют. Ни один чиновник не вправе согласовать здесь размещение девятиэтажек, это будет прямое нарушение закона.

Правила надо соблюдать

— Были случаи, что кому-то отказали?

— Отказываем достаточно часто. Недавно были вынуждены отказать одному из предприятий в разрешении на реконструкцию зданий. Это нормальное современное предприятие, но, когда шли публичные слушания по принятию Правил землепользования, его руководство в них не участвовало. Сегодня эта территория обозначена как общественно-жилая зона, где промышленное производство не предусмотрено. По Градостроительному кодексу предприятие может там находиться и работать, но вести реконструкцию или новое строительство – нет. Теперь ему придется пройти соответствующие процедуры, в том числе и публичные слушания, чтобы внести изменения в документы.

В структуре Правил землепользования и застройки изначально закладывается возможность внесения изменений, это не застывший документ. Жизнь многолика, учесть все обстоятельства невозможно.

Буквально на днях организован абсолютно новый орган: комиссия по землепользованию и застройке. В нее входят представители администрации, городской Думы и общественных организаций. Основная задача комиссии — обеспечить реализацию правовых механизмов градорегулирования, в том числе внесение изменений в правила через организацию публичных слушаний.

Проекты оценит комиссия

— Архитекторы любят мечтать. Каким вам представляется Томск ближайшего будущего?

— Я далеко не мечтатель. В деятельности архитектора, а тем более градостроителя, очень много аналитической работы, хотя художественная составляющая занимает одно из ведущих мест.

Какой должна быть архитектура в Томске – вопрос дискуссионный. Для объективной оценки качества архитектурных решений мы создали рабочую комиссию градостроительного совета, состоящую исключительно из архитекторов. Заключение будет коллегиальным и не должно зависеть от вкусов одного человека. Я надеюсь, что такой фильтр не выпустит в жизнь неквалифицированные решения.

Комиссия работает уже два месяца, собирается каждую неделю. В рамках заседания рассматривается пять-шесть проектов, и только около 25 процентов было согласовано, остальные отправлены на доработку.

Градостроительные проекты и проекты зданий в центре города в обязательном порядке выносятся на большой градостроительный совет.

Авторское право не работает

— А ваши личные предпочтения в архитектуре? Какие здания Томска вам кажутся красивыми?

— Объекты из новых, про которые я бы сказал: «Это здорово», — я не назову, хотя профессионально выполненных зданий немало. Мне нравится «тактичная», композиционно выверенная архитектура. Это могут быть здания разных стилей, но главное, чтобы они были сомасштабны среде, с интересной объемно-пространственной структурой. Из современных архитектурных стилей хотел бы выделить хай-тэк с его технологичной, порой минималистичной архитектурой, в которой особую роль играют отделочные материалы, детали конструкций, качество исполнения.

Мне кажется, они более современны, чем новые здания «под старину». Когда узлы под старину не прорабатываются так, как в свое время, мы получаем некоторую имитацию: иногда удачную, но чаще от такого заигрывания со старыми формами ничего хорошего не получается.

А уж качество строительства – основа основ. Красивый проект можно реализовать так, что потом архитектору впору уезжать из города.

— Это непрофессионализм строителей?

— Наследие старой системы. Где и когда у нас работало авторское право архитектора? Эта профессия долгое время в нашей стране вообще была вычеркнута из числа творческих. Бывают случаи, когда архитектора не допускают до авторского надзора, забывают пригласить на сдачу объекта…

Снимаю шляпу перед Лыгиным

— А из старых зданий что-нибудь нравится?

— Томск богат шедеврами и деревянной, и каменной архитектуры. Я снимаю шляпу перед Константином Лыгиным. Его здания узнаваемые, он внес свой штрих в российскую архитектуру, соединил кирпич с местным материалом — песчаником, благодаря этим вкраплениям создал свой собственный архитектурный почерк.

— Работы каких современных томских архитекторов можете выделить?

— Я могу сказать, что в Томске немало архитекторов, кто очень профессионально и ответственно относится к своей работе и пытается продемонстрировать свой взгляд на архитектуру. Это Сергей Худяков, Александр Скрипник, Олег Лещинер. Среди профессионалов, занимающихся градостроительным проектированием, можно назвать Петра Классена, Константина Воронина. Я назвал далеко не всех. Уверен, что лучших может выявить только профессиональная конкуренция и, прежде всего, архитектурные конкурсы.

Знаковая архитектура по конкурсу

— Если действует система архитектурных конкурсов — есть выбор идей, концепций, нестандартных подходов к решению задачи. Это устоявшаяся практика для разных стран. Архитектурные конкурсы должны стать обязательной процедурой при проектировании знаковых городских объектов.

Например, для города важна будущая рекреационная зона в пойме Ушайки. Объявив конкурс, мы получим палитру предложений, обсудим их, выделим наиболее интересные, и тогда проект-победитель может стать основой для будущих действий.

Особенно важно проводить архитектурные конкурсы на объекты, создающиеся на бюджетные средства. Существующая конкурсная система, к сожалению, ориентирована не на качество: на выбор победителя прежде всего влияют цена и сроки, обозначенные в конкурсной заявке. Я считаю, на проведении архитектурных конкурсов на такие объекты нельзя экономить, тем более что грамотное архитектурное решение может обеспечить значительную экономию средств при реализации проекта.

Значение архитектурных конкурсов бизнес уже понял. «Томлесстрой» совместно с нашим департаментом объявил конкурс с международным участием на разработку многофункционального общественно-жилого комплекса в пойме Ушайки в районе ул. Красноармейской, Петропавловской, пер. Песочного. Конкурс имеет очень внушительный призовой фонд и доступен как для профессионалов, так и для студентов.

А что здесь будет?

— Недавно продана автобаза на ул. Трифонова, уже известно, что там будет?

— Покупатели свои проектные предложения пока еще не показывали. Зато известно, что на территории бывшего инструментального завода в районе ул. Нахимова, которую купили новосибирцы, предполагается разместить торгово-развлекательный центр. Сейчас архитекторы бьются над его обликом – первые эскизы мы им «завернули».

— Будут облагораживать здания?

— Это место массового посещения людей, там не может быть «коробок». Нужна хорошая архитектура, может быть, не изысканная, но качественная. Кроме того, почти месяц мы с ними вели переписку по формированию территории, чтобы количество стояночных мест соответствовало заявленным мощностям комплекса.

А там есть такая возможность?

— Есть, предполагается сделать не только открытые площадки на территории, но и многоэтажную стоянку. Вообще для нас это задача номер один – рассматривая проект, мы в обязательном порядке оцениваем количество стоянок для автотранспорта, их размещение. Долгое время в Томске по актам выбора выделялись земельные кусочки среди застроенной территории, и инвестор пытался выжать из этой земли максимум, строил в габаритах участка, а все, что связано с транспортом, выбрасывал: занимал проезды во дворы, территорию на дорогах. Остановить эту махину в одночасье невозможно, мы еще года два-три будем иметь шлейф таких строек там, где уже получены разрешения на строительство. Отменить разрешение можно только через суд, и должна быть серьезная мотивация.

Для тех, кто сегодня ведет проектирование на таких участках, преградой стал градостроительный совет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *