Француз Шелевой. Инновационный билет в Лотарингию

  • Константин Шелевой — личность своеобразная. Можно долго перечислять его разного рода малые и большие демарши, которые нередко заканчивались конфликтами и скандалами. И в документах, связанных с поиском инвестора, немало резкостей. — Характер такой, и приспосабливаться не желаю. Эмоций у меня не будет, когда в гробу буду лежать. — А французов поставили в известность? — Они меня наблюдали, — смеется Шелевой, — на конференции 5 дней, до этого три раза встречались. Я им сказал: привезите мне вина, которое пи- ли мушкетеры. Они привезли бургундское: такое, я тебе скажу, г… Я в шоке от французских вин – сушняк гнуснейшего типа. Я им говорю: «Ре- бята, а португальский портвейн «Порто» у вас есть?» Они говорят: «Редко продается — у нас не французские вина не любят». А я отвечаю: «Да ваши вина – ни в какое сравнение с «Порто»!» А кого стесняться? Все свои.

Группа томских разработчиков ручки ShelPen во главе с ее изобретателем Константином Шелевым в ближайшее время может переехать на работу и постоянное место жительства во Францию. Как сказал «ТН» Шелевой, правительство провинции Лотарингия сделало ему предложение, от которого почти невозможно отказаться.

«Конец клаве!»

О компьютерной ручке Шелевого в среде томских журналистов не слышал только ленивый.

— Вы уже надоели с этими просьбами, — в ответ на мое желание лично опробовать ручку сказал Шелевой. — Пишут и ахают все журналюги, а толку нет.

Суть изобретения «проста»: человек перед компьютером пишет ручкой на обычной бумаге, а на экране появляется текст в печатном виде.

— Любой текст – с химическими и другими формулами, на любом языке – хоть на китайском, — подчеркивает Константин Дмитриевич.

И это далеко не все ноу-хау. Рекламный слоган изобретения гласит: «Конец клаве!» То есть клавиатуре. С помощью ручки осуществляется полное управление компьютером. В общем, навороченный вариант беспроводной клавиатуры и мыши размером чуть больше обычной ручки.

Все эти годы дилетанты посмеивались над идеей – мол, все уже отвыкли ручкой писать.

— Черта с два! – не согласен изобретатель. — У большинства, как и у меня, с первого взгляда нелюбовь к сложным клавиатуре и мышке, а с ручкой – просто.

«Братан, денег не дам»

— Тот вариант, который мы собираемся во Франции выпускать, был готов три года назад, — рассказывает Шелевой. – Запатентовано основное изобретение, описана технология производства, на коленке собран опытный экземпляр, написан бизнес-план. И все эти годы мы исключительно интенсивно работали по поиску инвестора. И исключительно с нулевым результатом.

Шелевой листает толстую стопку страниц своего письма на имя полпреда президента в СФО Анатолия Квашнина. В письме перечисляются десятка два российских банков и столько же разных инновационных фондов:

— Банки пишут одно и то же: у них-де письмо Центробанка, которое запрещает финансирование без обеспечения. «У вас стартующий бизнес – есть обеспечение?» — спрашивает банк. «Да, — отвечаем, — оцененная интеллектуальная собственность». — «Идите вы с ней куда подальше», — говорит банк. Инновационные фонды отвечают по-разному, но в итоге – ни рубля.

— Я даже к микроолигархам обращался: я так называю крутых пацанов, — смеется Шелевой. — Типичный ответ: «Знаешь, братан, денег я не дам. Я вообще не понимаю, как с производства можно получить прибыль. Торговля – другое дело: купил, привез — продал…» Смешно? Но, по сути, именно на этом уровне разговор идет со всеми российскими «инвесторами»…

«Для своей страны»

В том же письме Квашнину Шелевой перечисляет три десятка зарубежных фирм, которые на него выходили.

— И эти пишут одно и то же: мол, готовы финансировать, но предприятие обязательно должно быть зарегистрировано и располагаться на их территории, то есть эти русские что-то придумали, но все доходы и налоги должны оставаться в другом месте. Потому я раньше посылал их с разной степенью грубости: надеялся, что наши деньги дадут, и прибыль со всего мира будет поступать к нам. Оказалось, что я дунак-дуначок-псих ненонмальный…

Теперь, говорит Шелевой, он готов сотрудничать со всеми, более того — по своей инициативе поехал на конференцию, которую в апреле проводило правительство Лотарингии.

— На сайте областной администрации прочитал, что приезжает французская делегация для ознакомления с научно-техническим потенциалом Томска на предмет финансирования новых разработок. Обзвонил гостиницы, нашел французов и договорился о встрече.

Ситуация в Лотарингии, поясняет Шелевой, напоминает положение у нас в области. Был промышленный район – уголь и железная руда. В связи с истощением ресурсов и снижением доходности шахты позакрывались, и возникла проблема наполнения бюджета и занятости населения. И правительство Лотарингии разработало инновационную концепцию.

— Они сразу говорят, что у их программы только две цели – поступления в местный бюджет и рабочие места. В рамках этой программы они проехали по Москве, Питеру, Томску, Новосибирску и по Украине. Отобрали только 30 проектов: 20 из Украины и 10 из России. Из них 4, кстати, из Томска! Пригласили на конференцию промышленников со всей Франции, и перед ними мы докладывали свои разработки.

Суперпредложение?

Итогом встречи, говорит Шелевой, стало предложение правительства Лотарингии. Коротко суть: французы готовят документы для регистрации в провинции частного предприятия Шелевого и дают ему из бюджета безвозмездную субсидию (примерно 7 млн. долларов) на получение ряда международных патентов и создание производства. За это Шелевой и еще 5 томичей из его группы в обязательном порядке переезжают в Лотарингию на работу.

— Иной вариант они и не обсуждают, — поясняет Шелевой. — Им нужны дальнейшие разработки из нашего списка разработок как гарантия новых рабочих мест и новых налогов. А потому и научная часть должна быть там. А вот возвращать субсидию правительство Лотарингии намерено исключительно в виде создания новых рабочих мест и налогов от нового производства.

Звучит все это фантастически. Но Шелевой с таким определением не согласен.

— Да, пока есть только устная договоренность, — говорит он. — Но договор обязательно будет подписан. Просто сейчас французы подгоняют наш российский бизнес-план под свои реалии. А технологическую и коммерческую оценку проектов давала госкомпания «Европейская компания мониторинга, стратегий и консалтинга» (CEIS), которая занимается новыми технологиями (короче – промышленным шпионажем), и на заключительном товарищеском ужине руководитель этой компании, бывший член правительства и руководитель Института по оборонным исследованиям (IHEDN) Оливье Дарразон сказал, что наш проект – лучший из всех, и им повезло.

— Это по-настоящему инновационный проект! – доказывает Шелевой. — Например, по русскому бизнес-плану при начальных вложениях в один миллион долларов налоговые отчисления в год составляют 1,5 млрд. рублей! Все затраты окупаются с продажи первой же партии: разница между себестоимостью ручки и ее ценой огромная – норма прибыли, как и положено инновационной, отличается от обычной в сотни раз! У нас уже сейчас заявок от дистрибьюторов на 2 млн. ручек — за рубеж. От Томска заявки тысяч на 10. В Украине только от одного дистрибьютора на 60 тысяч. И это при полном отсутствии рекламы.

Подождем до лета

Шелевой не скрывает: он не хочет уезжать. И потому, как я понял, организовал утечку информации о французском варианте. (Первоначальные сведения «ТН» получили в коридорах «Белого дома»). При этом Константин Дмитриевич по своему обыкновению неполиткорректен и пессимистичен — уверен, что последняя попытка найти российского инвестора закончится ничем:

— У нас вокруг инноваций слишком много политики и слишком мало технических оценок, по-настоящему никому это не надо.

— Я не шантажирую и не блефую, — в ответ на вопрос о психологическом давлении ответил Шелевой. — Просто, если кто-то начнет обвинять, что я предатель Родины, я достану все эти бумажки… В общем, в конце мая, когда получу электронный билет в Париж, покажу его тебе.

Один слайд из презентации ручки ShelPen гласит: «Что бы русские ни делали, все равно получается автомат». — Зал хохотал, — говорит о реакции участников конференции Шелевой.

 

— На левом фото американский аналог такой ручки, — поясняет Шелевой. — Она во много раз крупнее нашей и очень неудобна. Во-вторых, она пишет только на специальной бумаге – 8 долларов блокнот. А наша ручка 11 мм в диаметре и пишет на обычной бумаге. И будет стоить лишь 80 долларов.

«ТН» сделали запрос в Лотарингию с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о подготовке договора с Константином Шелевым. Пока ответ не получен.

Угол зрения

Хочу ошибиться

После разговора с Шелевым я впал в недоумение. Хотелось бы ошибиться, но, по-моему, ручка Шелевого находится как раз в той стадии, в какой должны выходить проекты из технико-внедренческой зоны. И встает вопрос – а дальше-то что?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *