Серая война

 

Под минометным обстрелом прорываться вперед, держаться. Оглушительный рев, грохот… Рядом Шурик Барышев, школьный товарищ. Падает. Оторвало руку. Не дает остановиться командирский крик: «Сзади санитары!» И рвешься в бой под минометным обстрелом. А возвращаешься – Шурика нет…

Ветеран Великой Отечественной полковник Алексей Москалев рассказывает картинками.

– Серая война. Серая монотонная работа.

Окоп. Приказ. Бежишь. Стреляют.

Он не любит вспоминать о войне – когда она началась, ему не было и 17. Довоенный Ленинград, родной Петергоф, причал…

– После школы мы дежурили на спасательной станции на Финском заливе – охраняли берег, – вспоминает Алексей Тихонович. – Дежурили по очереди. Я был на одной из яхт, а товарищи спали в домике. Слышу – взрыв. Проснулся, гляжу – небо красное. Сошел на берег, а руководительница наша говорит: «Война началась. Что будем делать?»

Немцы подходили к Ленинграду. Отцы ушли на фронт, а петергофские ребятишки, школьные друзья, решают, что дальше:

– Пошли к военкому. «Я вас в армию не возьму, идите в истребительные батальоны НКВД». Пошли туда – нас записали.

Мальчишки еще. Леша Москалев – стрелок. Приказ – прикрывать дорогу, по которой отступают советские дивизии. Немецкие мотоциклы, бронетранспортеры, авиация… И два батальона 16-летних мальчишек из Петергофа.

– Немцы бомбят, мы в окопах, – продолжает Алексей Тихонович. – Задача – продержаться три дня. Ждем команды. У нас пушка была – «сорокапятка», ее называли «смерть расчету»: слабовольная, беззащитная пушка. Продержались…

Блокада. В пограничном отряде на побережье Ладожского озера Алексей Москалев охранял Дорогу жизни – единственный путь помощи стонущему Ленинграду.

– А потом меня отправили в Московское высшее пограничное училище. Окончил его в 1946-м, во время учебы мы не раз выезжали на фронт. В 1945-м участвовал в Параде Победы, получил благодарность от Сталина. И опять на войну…

В Прибалтике, куда направили Москалева, боевые действия продолжались до 1952-го – с подпольной армией «зеленых братьев». Алексей Тихонович остановился в литовском Утено. В доме, где его поселили, он встретил свою любовь – с супругой неразлучны уже больше 60 лет.

Он не любит вспоминать про войну: война – страшная работа. 83-летний Алексей Москалев похоронил уже всех боевых товарищей. А тот минометный обстрел, когда, молодой совсем, рвался в бой, до сих пор перед его глазами.

– Вернулся – Шурика нет. До сих пор на моей совести такая тяжесть.

 

P.S. Алексей Москалев служил в армии больше 40 лет. В Томск впервые приехал в 1950-е – одним из первых формировал Северскую дивизию. Службу закончил в звании полковника.

 

Наша справка

 По данным на 3 марта 2008 года, в Томске насчитывается 1 776 участников Великой Отечественной войны. Среди них 1 453 мужчины и 323 женщины. Инвалидов ВОВ – 1 554, участников ВОВ старше 80 лет – 1 694, одиноко проживающих – 333, одиноких – 119.

В Томске осталось 136 вдов погибших во время войны, 96 блокадников Ленинграда, 54 защитника Москвы, 65 – Ленинграда, 59 – Сталинграда. Участников Курской битвы – 132, участников штурма Берлина – 109, участников войны с Японией – 360, участников локальных войн – 1 744, тружеников тыла – 11 336 человек.

 

  • Январь 1943-го. Закавказский фронт. Студенты Московского высшего пограничного училища (на фото слева внизу – Алексей Москалев).

 

  • Сейчас на кителе Алексея Москалева около 30 медалей. Сколько их было всего, ветеран не помнит – многие были утеряны при переезде из Вильнюса в Томск. Самая дорогая – «За боевые заслуги» – ближе к сердцу: на левом лацкане.  – Я уже был сержантом, – вспоминает Алексей Тихонович. – Вошли мы в захваченную деревню. Там дом стоял – немцы сделали в нем опорный пункт, мы за него бои вели. Выбили оккупантов, и мне прямо на месте командир полка вручил эту медаль. Дороже нее для меня нет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *