ЭКОЛОГИЯ

«Правда ли, что в Томск уже ввозят ядерные отходы из других стран? Это законно? Что можно сделать, чтобы остановить такой «импорт»?

А.Е. Родионова»

— В Томск (точнее, на СХК, в ЗАТО Северск) никогда не ввозили и не ввозят радиоактивные отходы и отработавшее ядерное топливо из других стран. Не так давно в СМИ было сообщение, что группа французских активистов «Гринпис» пыталась помешать отправке из порта Гавра грузового судна с 450 тоннами обедненного гексафторида урана. «Зеленые» утверждали, что это ядерные отходы и их отправляют на захоронение в Томск.

За время существования атомной промышленности в процессе изготовления ядерного оружия и ядерного топлива гражданского назначения в мире накопилось значительное количество обедненного по урану-235 гексафторида урана (ОГФУ), который, с одной стороны, может представлять потенциальную опасность для окружающей среды и здоровья людей, а с другой — является ценным промышленным сырьем. Так, хорошо известна технология дообогащения ОГФУ, содержащего свыше 0,1 процента урана-235, с помощью которой можно восполнить дефицит природного урана для применения в традиционном ядерном цикле (то есть в качестве топлива для атомных станций).

Нельзя считать отходами и ОГФУ с содержанием урана-235 менее 0,1 процента. Он является ценным источником фтора, фторида водорода, уникальным фторирующим агентом для синтеза фторсодержащих веществ. На базе этого соединения можно создать новые наукоемкие технологии и производства, что предусмотрено программой «Социально-экономическое и техническое развитие Сибирского химического комбината в период 2003-2012 годов».

СХК работает по подобным контрактам с 1976 года. Завозится гексафторид урана, содержащий до 99 процентов урана-238, 0,3 процента урана-235, сотые доли процента урана-232 и урана-234 (природный уран состоит на 99,3 процента из урана-238.) Это сырье (подчеркиваю, сырье, а не отходы) во Франции уже очищено от многих радионуклидов, таких как стронций-90, цезий-137 и др. На комбинате гексафторид урана обогащается и отправляется обратно. Однако больше 80 процентов по массе от ввезенного, то есть еще более обедненного, гексафторида урана остается на площадках СХК. Сейчас перерабатывать его экономически невыгодно, но, если повысятся цены на уран (а они повышаются) или появятся новые технологии, он будет переработан. Большинство предприятий в мире, которые занимаются переработкой отработавшего ядерного топлива, до сих пор хранят гексафторид урана у себя. Вопрос, опасно ли остающееся на хранение вещество, поднимался Томским областным советом народных депутатов еще в 1992 году. Была создана комиссия, выяснявшая, что за сырье ввозится, где перерабатывается, каковы отходы. Никаких нарушений законодательства депутаты не нашли, но порекомендовали СХК разработать и утвердить плату за радиоактивные выбросы и сбросы, а также решить вопрос о транспортировке опасных грузов в объезд Томска.

Транспортировка сырья и товара между инофирмами и комбинатом осуществляется железнодорожным транспортом в соответствии с международными и российскими нормами. На все виды используемых упаковок и на перевозки комбинат имеет сертификаты-разрешения, выданные в установленном порядке.

По правилам ОГФУ должен находиться в контейнерах. При обычной температуре это кристаллическое твердое вещество, при нагревании и реакции с водой образуются высокотоксичные вещества. Грубо говоря, опасность может возникнуть при пожаре.

Таким образом, ввоз ОГФУ на СХК осуществляется в соответствии с действующими федеральными законами и нормами радиационной безопасности России.

Юрий ЗУБКОВ, начальник отдела радиационной безопасности и контроля ОГУ «Облкомприрода»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *