Аркадий Егизарьян: Привести «Томскнефтехим» в соответствие с мировыми стандартами

Что такое «Томскнефтехим» для Томска? Когда-то этот гигант нефтехимии «открыл» город. С ним связывали все будущее развитие региона. Он был и остается крупнейшим предприятием областного центра. Но вот интересная закономерность: производства работали в обычном режиме, вагоны с продукцией отправлялись к потребителям, но ТНХК за годы своего существования периодически как бы уходил из поля зрения томичей. На днях генеральный директор комбината Аркадий Егизарьян пришел в гости в редакцию «ТН» и рассказал о планах нефтехимического гиганта, о том, как сегодня работает и живет «Томскнефтехим».

Подошли к историческому максимуму

— Что собой представляет томский нефтехимический комплекс с технологической точки зрения?

— Сегодня «Томскнефтехим» уже не назовешь передовиком в плане технологий. Нужна модернизация производств, программы по повышению их эффективности. И мы прикладываем все усилия, чтобы привести производства в соответствие с современными мировыми мерками.

— Инвестиционные проекты «Сибура» относительно «Томскнефтехима»: что они собой представляют? Сколько будут стоить?

— В инвестпроект ориентировочной стоимостью 13,6 млрд. рублей входит модернизация производства пиролиза, мощность которого сегодня составляет 230-240 тыс. тонн этилена в год, а планируется увеличить до 380 тыс. тонн. Строительство новой установки полипропилена объемом производства в 200-220 тыс. тонн. Создание нового производства полиэтилена низкого давления (ПЭНД) с годовой мощностью 140 тыс. тонн. Технологии, перечень марок – все это в стадии обсуждения.

Предстоит принять решение, где будет строиться установка ПЭНД: на новой площадке или на основе уже существующего производства полипропилена. Вопрос в целесообразности привязки нового производства к технологиям 30-летней давности… Работа по проекту идет постоянно. Так, в данный момент представитель «Томскнефтехима» — руководитель проекта — ведет переговоры со специалистами компаний, которые должны предоставить ряд определяющих решений по производствам пиролиза и полиэтилена низкого давления.

— Как работал «Томскнефтехим» последние годы?

— В 2008 году мы произведем больше продукции по сравнению с прошлым годом, а в прошлом сделали больше, чем в 2006-м. По итогам 2007-го выпустили полиэтилена порядка 200 тыс. тонн, в этом, я думаю, сделаем 230 тыс. Это 15-процентный рост. И исторический максимум для завода. Но мы подошли к пределу: хотя модернизация производств продолжается, мы уже не сможем на имеющихся установках произвести больший объем продукции.

Выдерживать конкуренцию

— Вы уже закончили оптимизацию на «Томскнефтехиме»?

— Все, что касается повышения эффективности производств, мы будем продолжать. Это постоянное движение. В нашей стране мы пока еще пользуемся дешевыми ресурсами, но уже явно ощущаем, что цены на газ, энергоресурсы, транспортные услуги растут большими темпами, и в этих условиях нам предстоит работать. А чтобы выдерживать конкуренцию с иностранными производителями, необходимо понимать, в каком пространстве мы с ними конкурируем. И повышать эффективность работы предприятия, устранять необоснованные потери, а у нас их немало, у производств большие энергозатраты на единицу продукции.

За долгие годы существования «Томскнефтехима» менялась организация процессов, обновлялось оборудование… И сейчас уже не требуется того штата работников, который был заложен изначально для обслуживания установок.

Сегодня осуществляется дальнейшая автоматизация на производстве полиэтилена, пиролиза, а значит, сокращения, хоть и незначительные, но будут. Автоматизируя производство, мы ставим цель снизить влияние человеческого фактора. Как ни крути, автоматика работает точнее.

Уйти от натурального хозяйства

— Оптимизация коснулась всех служб «Томскнефтехима»? Ведь за год ваш штат уменьшился почти на тысячу человек…

— Принципиальный вопрос, который стоит перед многими предприятиями, – уход от «натурального хозяйства». Мы привыкли все делать сами, хозспособом. Ремонтируем, строим, копаем, возим… В 2005 году у нас доля основного производственного персонала составляла не более 15 процентов! Это ненормально. Мы можем полностью загрузить работой людей на основном производстве, но не на вспомогательных. А это значит, мы не сможем и платить людям достойно. Я уверен, что какие-то услуги могут быть переданы более мобильным, профессиональным и меньшим по численности структурам.

— Кадровый дефицит на «Томскнефтехиме» есть?

– Неукомплектованность в пределах всего 4-5 процентов. Фактическая численность рабочих – 4 630 человек.

— А административный корпус тоже оптимизировали?

— Оптимизация коснулась всех в равной степени, и административного персонала тоже.

Промбезопасность как непреложное правило

– Не сказалась ли оптимизация на безопасности?

– Все изменения штатного расписания четко соотносятся с инструкциями и регламентами производства. Один из выводов комиссии, расследовавшей причину крупного ЧП, многих не обрадовал: оказалось, долгие годы установка эксплуатировалась с ошибочным проектным решением. Рано или поздно такой инцидент произошел бы. А в ночь на 12 августа 2007 года произошел взрыв. Я уверен, что за время существования производства полиэтилена случались различные инциденты, но они по традиции замалчивались. Кроме того, я уверен, что даже при этой проектной ошибке аварии можно было избежать, если бы руководители, работавшие на производстве, ответственнее относились к своим обязанностям.

Эта авария никак не связана с оптимизацией.

– Инструкции и регламенты с годами становятся строже?

– Они заметно ужесточаются. И усложняют работу многих производств. Для строительства нового предприятия одни только согласования, пересогласования, утверждения занимают столько времени, сколько в Индии и Китае требуется на возведение нового предприятия.

Для меня промышленная безопасность – это такое же непреложное правило, как обязательство платить налоги. Если ты платишь налоги – твой бизнес существует. Если нет – бизнеса быть не должно. Промбезопасность — это обязательство, которое предприятие должно выполнять. Компромиссов здесь быть не может.

Территория инноваций

— Что означает для комбината первый резидент томской ТВЗ – Научно-исследовательская организация «Сибур»-«Томскнефтехим» (НИОСТ)?

— Мы ждем, что НИОСТ станет реальным бизнесом. Комбинат должен быть не просто компанией, которая конвертирует сырье в продукцию, а такой, которая делает это с умом. НИОСТ существует, чтобы создавать новые продукты, предлагать технологические изменения к существующим процессам и создавать новые технологии, тут же их обкатывать, выпускать в промышленных и опытных образцах и сериях, предлагать на рынке. Продавать как некие безнес-идеи внутри «Сибура».

– Почему «Нефтехим» сегодня практически не участвует в жизни Томска?

– Вряд ли в рамках нормальной экономики какая-либо компания, не пользующаяся доступом к «бесплатному сыру», может позволить себе что-нибудь застроить, подарить городу или сделать город чистым… Поддерживать чистоту должны сами горожане и муниципальная власть.

Наибольшая польза от нас, когда мы профессионально выполняем свои задачи.

Но есть вещи близкие нам и понятные. Например, мы собираемся участвовать в организации инновационного форума. Мы вкладываем почти миллиард рублей в НИОСТ – резидента томской ОЭЗ, то есть в инновационное развитие региона…

— Многие компании выносят центры формирования прибыли за пределы Томской области. На ваш взгляд, это правильно?

— Так заведено в России… Как гражданин, я считаю: это неправильно. Как сотруднику компании, для меня нет большой разницы, где мы платим налоги — в Томске или Питере. Главное, мы это делаем честно. Хотя, согласен, экономика регионов от этого сильно страдает… Но это проблема государственного налогового администрирования. И, кстати, «Сибметахим», совместное предприятие «Сибура» и «Востокгазпрома», все налоги полностью платит в Томской области, это не так мало — около 500 млн. рублей в год.

Философия времени

– В свободные вечера чем занимаетесь?

– Работаю. Иногда хожу в тренажерный зал. Сегодня после того, как побегаю, возьмусь за любопытную книжку — «Ключевые показатели эффективности». Параллельно пытаюсь читать и правильные книги. Например, тяжелого для моего ритма жизни Бердяева — «Русскую идею». Там еще больше интересных вещей. Философия — основа всего. А остальные науки – прикладные: физика, математика и тем более — экономика…

– А вам не сложно жить в маленьком городе после столицы?

– Какое имеет значение, где жить? Важно, где работать. Да, в большом городе другие возможности, динамика. Но какая разница, если все проходит мимо вас? Самое важное в жизни и работе – время. Поэтому меня так раздражает медлительное принятие решений.

А прелести большого города мне удовольствия не приносят.

Наша справка

Егизарьян Аркадий Мамиконович родился в Баку в 1974 году. По окончании школы переехал в Санкт-Петербург. В 1996 году окончил Санкт-Петербургский институт экономики и финансов. В 1999-м защитил кандидатскую диссертацию. Будучи студентом, свою карьеру начал с должности финдиректора пищевой компании «Петросоюз», где проработал в течение 8 лет. Получил предложение попробовать свои силы на производстве: с 2005 года работает в «Сибуре», на томской производственной площадке холдинга – «Томскнефтехиме». Пришел на должность заместителя генерального директора по экономике и финансам, а в декабре 2007 года назначен генеральным директором. Женат, воспитывает сына.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *