Алексей Севостьянов. Будет конфликт – уйду в отставку

26 июня исполнится год с начала формирования новой команды «Красного дома». Об итогах этого года есть разные точки зрения, нередко диаметрально противоположные. «ТН» решили предложить ряду ключевых фигур мэрии ответить на прямые и порой неудобные вопросы. Предложение было принято. И сегодня на вопросы «ТН» отвечает заместитель мэра по информационной политике, председатель Томского союза журналистов Алексей Севостьянов.

— Само введение должности заместителя мэра по информационной политике – отражение приоритетов нового руководителя мэрии? Главное – предстоящие выборы, а потому — пиар-отдел?

— У Александра Макарова был заместитель по работе со СМИ – Владимир Мазур. И информационный комитет, как всем журналистам известно, был большой и мощный.

— Мазур не светился, а про комитет — надо согласиться. Но это в прошлом, а сейчас критики говорят: Николайчук заполонил собой телеэкраны и газеты – избирательной кампанией занимается. Кстати, бюджет на информационную политику увеличился?

— Расходы на уровне прошлого года. Избирательной кампанией Николайчук не занимается. Большое присутствие Николайчука в СМИ – отражение большого интереса журналистов к его деятельности и работе мэрии. Мы просто информируем томичей о том, что происходит в «Красном доме». А вообще, должность заместителя мэра по информационной политике – это еще и факт признания томской медийной аномалии, оценка влиятельности СМИ в Томске.

— Про медийную аномалию очень многие уже только с иронией говорят.

— А я серьезно. Да, проблемы есть. Но я приезжаю в Новосибирск и вижу – выпуск новостей есть только на ГТРК. И на одном частном канале нечто. Возвращаюсь в Томск и понимаю – да, аномалия.

Помимо информационной политики курирую рекламный бизнес. Думаю, что я и пять человек этого отдела свои зарплаты не зря получаем: доходы в городской бюджет от наружной рекламы – свыше 1 млн. евро в год.

— О рекламе позже. Итак, Николайчук объявил, что будет баллотироваться. По большому счету, выборная гонка началась?

— По большому счету кампания начнется осенью. Сейчас – в вялотекущем режиме.

— Выборы будут так себе или серьезными?

— Уверен, что выборы будут высоко конкурентными. И мы, и оппозиция к драке готовы.

Стеклянный зверинец

— Задача любой профессиональной пиар-службы – предоставление СМИ информации, и не только позитивной. Большинство негативную информацию утаивает. У вас какой принцип?

— Шила в мешке не утаишь. Томск – это такой стеклянный зверинец, в котором заниматься утаиванием информации – глупая затея. Тем более в случае с мэрией, на которую сегодня направлено столько прожекторов. Да, бывает немало ошибок в работе мэрии. Да, есть люди, которые эти ошибки совершают. И глупого немало происходит. И люди это тоже должны знать.

— Про глупости и ошибки – не слишком ли они часты?

— Если ошибки есть, значит, организм живой и борется с болезнью. Если об ошибках никто не знает, значит, либо нет никакой работы, либо информационное пространство зачищено от критики. Многие моменты сознательно мифологизируются. Например, на строительном рынке кризис: сумасшедший рост цен на жилье привел к падению спроса. И очень легко ассоциировать возникновение проблем с появлением новых людей.

— Если многих управленцев мэрии, например заместителя мэра Паршуто, критики обвиняют в лоббировании своих бизнес-интересов, то к вам другая претензия: председатель Томского союза журналистов Севостьянов часто конфликтует с заместителем мэра по информационной политике Севостьяновым?

— За всех не поручусь, а Паршуто не занимается лоббированием. Его бывшая компания не стала главным победителем конкурса на размещение рекламы на проспекте Ленина, который мы провели 30 апреля. Он не приложил ни малейших усилий, чтобы обеспечить победу. Что касается меня – да нет особого конфликта. Например, тексты «Томской недели» не вызывают желания давить и запрещать. Я считаю: люди занимаются, может, и не своим делом, но имеют право сказать, что хотят. Будет конфликт – уйду в отставку с одного из постов. У меня нет планов бросить все силы на свое продвижение по чиновничьей лестнице.

Маленький плацдарм

— О cегодняшней ситуации в «Красном доме» есть две точки зрения. Из мэрии исходит посыл, что создана новая команда. А критики говорят, что никакой команды нет.

— О команде Николайчука пока можно говорить условно – есть только ядро.

— То есть небольшое число вновь пришедших?

— И примкнувшие к ним. Которые должны доказать, что примкнули не из желания спасти свое кресло, а из желания что-то сделать для города.

— Кто относится к числу примкнувших?

— Думаю, так себя позиционируют все.

— Это не ответ.

— Поймите, ситуация все время меняется. Да, большой команды пока нет. Есть большая часть тех, кого надо назвать болотом. Вообще, многим чиновникам нравится нынешнее положение, когда за все отвечает один – Николайчук. И то, что в мэрии идет достаточно серьезный саботаж решений Николайчука, бесспорно.

— В общем, захватили маленький плацдарм и пытаетесь развивать наступление?

— Главное уязвимое место Николайчука – он не избранный мэр, и до выборов ему при всем желании не удастся на 100 процентов сформировать свою команду. Люди, которые могли бы прийти, хотят стабильного положения. Люди, которые могли бы уйти, хотят того же и держатся за кресла зубами. После выборов руки у Николайчука будут развязаны.

— Себя считаете членом команды Николайчука или по-прежнему членом команды губернатора, временно командированным в мэрию?

— Мы с Николайчуком члены одной команды – губернатора. То, что Кресс Николайчука поддерживает и намерен помогать ему на выборах, однозначно.

— Из первых рук знаете или так считаете?

— Из первых рук.

— А зачем вы все-таки пришли в мэрию?

— Еще и потому, что мне всегда было не наплевать на свой город. И в 1996, и в 2000, и в 2004 году, когда шли выборы, мы с Макаровым были по разные стороны баррикад. Я всегда считал Макарова самым медийным, притягательным для журналистов политиком. Но, на мой взгляд, никто не сделал для Томска столько зла, сколько он. Гниение, разложение власти в городе, стагнация инфраструктуры – я знаю, кому за это сказать «спасибо». Меня не убеждает позиция ряда белодомовцев, которые считают, что с Макаровым Томск пережил золотой век.

Рекламный ход

— Часть общественности и СМИ возмущены рекламным экраном у мемориала Победы в Лагерном саду. Почему вы, как заместитель мэра по работе с общественностью и ответственный за порядок размещения наружной рекламы, дали согласие?

— Разрешение на размещение экрана в Лагерном саду дал мой предшественник Владимир Мазур. У меня нет оснований его отменять. Часть общественности и СМИ, о которых говорится, это один депутат и два журналиста. Другой возмущенной общественности я не видел.

— Ветераны не звонят?

— Звонят с просьбами экран сохранить. Он все-таки установлен по их просьбе. Вообще, история следующая. Председатель областного совета ветеранов Геннадий Антонович Моисеев давно мечтал, чтобы у мемориала был большой экран, на котором бы транслировался парад Победы, патриотические ролики. Но никто не мог купить такой экран – он стоит 7-8 млн. рублей. В «Белый дом» пригласили главу холдинга «Рекламный дайджест» Ивана Пилевина и тогдашнего руководителя «Зонд-рекламы» Евгения Паршуто и предложили им купить по два экрана. Они купили по одному: компания «Стрит-медиа» (входит в «Рекламный дайджест») установила экран на Набережной Ушайки. «Зонд-реклама» – на Новособорной. А совет ветеранов вновь обратился с просьбой, и перед 9 мая по письму первого заместителя губернатора Сергея Точилина, который просил ускорить процесс, «Стрит-медиа» экран установила, взяв на себя письменное обязательство, что там не будет рекламы пива, колготок, нижнего белья и прочего, способного оскорбить чьи-то чувства. Вот и все. Если будут заявления от совета ветеранов, мэрия немедленно примет решение о переносе экрана. А демонстрировать, как это делают наши критики, что мы святее папы Римского, не будем.

— О рекламе вообще. Когда в Томске проходил саммит, тогдашний глава Минэкономразвития Герман Греф резко раскритиковал огромное количество рекламных щитов, которыми напичкана историческая часть города. Греф сказал, что видит за этим заинтересованных чиновников. Как решаете вопрос?

— Хорошо еще, что перед саммитом значительную часть рекламы демонтировали. Грефа возмутило не столько количество, сколько качество конструкций – на узких улочках громоздкие щиты. Поэтому в октябре прошлого года мы практически по всему городу ввели до 1 мая мораторий на размещение новых крупных рекламных конструкций. Затем мораторий продлили до 1 июля. А с 1 июля вступит в действие еще одна статья Федерального закона «О рекламе» — размещение рекламных установок только на конкурсной основе. Мы наводим на этом рынке жесткий порядок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *