Владислав Зинченко: Без жертв и потерь

Быть или не быть в Томске федеральному университету (ФУ)? Какие у этой новой вузовской формы плюсы и минусы? Чем можно пожертвовать нашим университетам ради выхода на международный образовательный рынок, а чем рисковать ни в коем случае нельзя? Об этом на страницах «Томских новостей» (№ 430 от 26 июня 2008 года, № 431 от 3 июля, № 432 от 10 июля) размышляли ректоры ведущих томских университетов.

Сегодня свое мнение о ФУ и перспективе создания вуза федерального значения в Томске «ТН» попросили высказать заместителя губернатора по научно-технической и инновационной политике и образованию Владислава Зинченко:

— Да, этот вопрос сейчас широко обсуждается во властных кругах и томской общественностью. В самом деле: где федеральный университет и создавать, если не в Томске? Но к этому вопросу надо подходить очень осторожно и вдумчиво. Чтобы в итоге найти такую форму создания мощного образовательного учреждения федерального значения, при которой конкурентоспособность на мировом рынке была бы достигнута безо всяких жертв и потерь.

Рубежи томской науки

— Ректоры томских вузов в один голос утверждают: ФУ нельзя было начинать с нуля или на слабой научно-педагогической базе… В то же время первыми федеральными университетами стали Южный и Сибирский, возникшие отнюдь не в признанных научно-образовательных центрах.

— Действительно, томские вузы по всем параметрам, в том числе и по научным исследованиям, всегда были ближе к мировым стандартам. Сегодня в стратегии развития российского образования к ведущим университетам выставлены, например, такие требования: не менее 25 процентов от консолидированного бюджета вуза должны составлять научные исследования. То есть четверть доходов вуз должен зарабатывать на науке! У ТУСУРа, ТПУ сейчас — около 20 процентов. В то же время в России очень мало университетов, которые перешагнули и 10-процентную планку. Это приводит к тому, что в таких университетах дают голое образование без научных исследований. Высшая школа становится просто школой. Тут никакого качества, как ни старайся, не добьешься.

— Как выражается эта наша продвинутость в цифрах?

— В вузовской науке Томск устойчиво держит третье место по стране после Москвы и Питера. В 2007 году научно-образовательный комплекс Томска выполнил 2 200 контрактов, из них 15 процентов – международные. Заключено 26 лицензионных соглашений, получено около 460 патентов – в 2,5 раза больше, чем у всего СО РАН. Изобретательская активность у нас, таким образом, втрое выше среднероссийской.

В Томске устойчиво защищаются 100 докторских и 400 кандидатских диссертаций в год. К точной оценке томского научно-образовательного потенциала мы сейчас стараемся привлечь международных экспертов.

— И все же наши вузы получают далеко не такие же деньги на науку, как зарубежные…

— Зато мы наработали уникальный для страны опыт по обеспечению проектной системы обучения. В тех университетах, где много оригинальных разработок, с третьего курса обучения начинается создание бизнес-команд по оригинальным разработкам, их коммерциализация. У нас уже семь бизнес-инкубаторов. Мы делаем конвейер по подготовке бизнес-команд именно потому, что имеем хорошие исходные позиции – столетние научные школы.

— Какие результаты у бизнес-инкубаторов?

— Опыт показал: в среднем все успешные томские инновационные предприятия развивались по 15 лет. А если мы начнем создавать их, когда разработчики еще сидят на студенческой скамье, то сократим срок вывода высокотехнологичных фирм на рынок до 5-6 лет. Эта задача решается: в 2007 году мы подготовили более 50 бизнес-команд, из них четыре очень успешно вышли из бизнес-инкубаторов. Там производительность труда по 1 млн. рублей на человека — в 1,5-2 раза выше, чем в среднем по экономике.

Не вывеску поменять

— А в новых федеральных университетах как наука развивается?

— Несколько дней назад мы обсуждали в Новосибирске вопросы развития высшей школы, в том числе Красноярского ФУ. Пока показатели-индикаторы развития ФУ очень скромные. В науке они зарабатывают около 220 млн. рублей — это на четыре объединенных, не самых слабых вуза. У нас же один политехнический уже за 660 млн. перевалил… Опять же надо ответить на вопрос: удалось ли создать там высшую школу, интегрированную с исследованиями?

— Наряду с федеральными сейчас активно обсуждается проект создания исследовательских университетов. Что это такое? Разве любой университет не должен по определению быть исследовательским?

— Разумеется, должен. Но в России лишь 35-40 процентов университетов занимаются серьезно наукой. Сегодня создание исследовательских университетов предусмотрено стратегией развития образования. Только нигде не сказано четко, что же это будет такое.

Эту форму еще предстоит продумать и всесторонне проработать.

— Насколько реально создание в Томске университета федерального значения (собственно ФУ, или исследовательского, или еще какого-нибудь другого) путем объединения существующих и процветающих наших вузов в один, как это было сделано в Красноярске и на юге России?

— Сами подумайте — как можно слить такие бренды, как ТГУ и политехнический? Что мы от этого получим? И нужно ли это? Нам же надо не просто вывеску повесить – вот, это есть федеральный университет… Надо сделать так, чтобы этот университет стал реально и мощно влиять на нашу экономику. Таким образом повысится конкурентоспособность не только экономики, но и само образование получит сильнейший импульс для своего развития.

Целью создания ФУ является повышение престижа высшего образования не на внутреннем рынке, а на международном. У нас там много проблем, связанных с вхождением в рейтинги и показатели. Наши российские индикаторы не очень вписываются в международные системы. Хотя у нас в Томске неплохие темпы роста показателей, которые серьезно влияют на развитие экономики региона. В Томске сегодня разрабатывается проект создания кластера исследовательских университетов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *