По «делу Макарова» продолжается рассмотрение первого эпизода (выделение земельных участков). В этот раз «ТН» отступают от правила передавать ход заседания в хронологическом порядке и объединяют показания свидетелей, исходя из адресов площадок, о которых идет речь, — обвинение и защита тасуют множество документов с разными названиями и датами, и при передаче процесса в хронологическом порядке читателям будет крайне сложно что-либо понять.

«Помогает расселять»

Свидетель Александр Иванович Цымбалюк, ныне управделами администрации Томска, ранее – заместитель управделами:

— В моем подчинении протокольный отдел; регистрация всех постановлений мэра после подписания.

— Что вам известно по ситуации с предоставлением участка по Лебедева – Жуковского, 56-60, фирме «Мастер-Декор»? – здесь и далее вопросы гособвинителя Елены Караваевой.

— В сентябре 2005 года ко мне пришел Илья Макаров с пакетом документов, все визы и подпись Макарова стояли. Но Макаров был на больничном, исполнял его обязанности Лазарев. Я сказал, что документ не могу зарегистрировать. Подошел к Александру Сергеевичу: он сказал — фирма серьезная, большое расселение, надо подписать, хотя нет двух экспертиз – заключения СЭС и экологов. Сказал, не отдавать документы, пока все не принесут… Представитель фирмы забрала документы (когда появились экспертизы. – Прим. авт.). Через неделю пришел Илья, сказал: постановление надо отменять. Принес незарегистрированный листок бумаги с обращением жителей.

— Вы восприняли обращение серьезно?

— Нет. Есть процедура отмены… Я сказал: ты сначала бегал, отца заставлял подписать, а теперь отменяешь? Он сказал: фирма не выполняет обещаний. Потом, когда изымались документы, я увидел, что где-то через месяц появилось тоже не зарегистрированное отрицательное заключение СЭС, подписанное Зинченко. Постановление приостановили.

(Адвокат возражает – постановление не инкриминируется Макарову.)

— Как Илья сказал, почему он бегает с документами чужих фирм?

— Сказал, помогает расселять жилье.

«Риски заявителя»

Свидетель Альфия Зариповна Кобеева, ныне заместитель директора городского департамента строительства и архитектуры по земельным отношениям, в прошлом – начальник управления земельных отношений городского департамента недвижимости:

— В нашу компетенцию входит формирование земельных участков, выставление обременений, в том числе на постановлениях о строительстве. Если есть собственники на земельном участке, мы указываем: согласовать.

— Проигнорировать фирму, которой получено предварительное согласование, можно?

— Фирма разрабатывает проект — это большие деньги. Потом согласовывает его на градосовете. Если другая организация хочет что-то построить, надо это указывать. Иначе фирма потратит деньги, а проект будет не соответствовать.

— Если у фирмы забирают участок, эти затраты компенсируются?

— На моей памяти такого не было. Это риски заявителя.

«Наш дом» против «Экостроя»

— Что известно о ситуации с Ленина, 35-37?

Кобеева:

— Был предварительно согласован «Наш дом». Они не успели в срок оформить: изменился СанПиН, и жилой дом строить стало нельзя (там санитарно-защитная зона ТЭМЗ. – Прим. авт.). Они подали заявление о продлении, но постановление не состоялось — через 6 дней подал заявку «Экострой», Бакуревич.

— Разработка проекта, согласования потребовали от ЖСК «Наш дом» значительных сумм?

— Миллионы.

— Все убытки упали на ЖСК?

— Да.

— Если бы к вам пришли на согласование два комплекта документов, кому бы отдали предпочтение?

— «Наш дом». Если бы они перепрофилировали объект на административный, почему нет?

— На момент обращения «Экострой» постановление на «Наш дом» утратило силу? – здесь и далее вопросы Дмитрия Хардина, адвоката Макарова.

— Да, в августе.

— То есть не было обременений?

— Да.

— Принятие постановления нарушило права ЖСК?

— Нарушило. «Наш дом» подали заявку на продление первыми. Есть письмо Бузаева, где он извещает «Экострой», что подготовлено продление «Наш дом» и он прекращает работу по заявлению «Экостроя». Считаю, правильное письмо.

С бумагами по участку знакомится Цымбалюк:

— …Произошло удивительное: мы, когда начали подбирать документы по запросу, в материалах дела нашли заявку, которая не была зарегистрирована, – фирма «Экострой» просит изменить назначение с жилого на административное здание.

— Эта заявочка? Почему она не зарегистрирована? – гособвинитель.

Некоторое время все обсуждают несовпадение дат на документах «Экостроя». Из контекста разговора можно предположить: заявителю отказали в документах на строительство жилого дома, но еще раньше появилось его же заявление о строительстве административного комплекса. Обсуждались два варианта документов, «расписанных» для работы разным исполнителям….

— Отсутствие входящего штампа и наличие визы Макарова – свидетельство, что заявитель был на личном приеме? – гособвинитель Виктор Балдин.

— Можно сказать, на частном приеме.

— Как получилось, что по незарегистрированному заявлению «Экостроя» вынесено постановление?

— Думаю, подписано задним числом.

— То есть оно вложено в материал, по которому шла работа?

— Да.

— Вы лично вкладывали заявление? Как вы можете это утверждать? – адвокат Игорь Трубников.

— Потому что оно там появилось.

— То есть это предположение. На чем оно основано?

— По одному постановлению было отказано, потом исполнителю поручили работу от даты, когда оно зарегистрировано.

«Прием личный и частный»

Александр Макаров — Александру Цымбалюку:

— Каким путем шли заявления граждан – только через канцелярию или при личном приеме мэр имел право поставить визу?

— И на личном приеме, такая процедура осталась до сих пор.

— Заставлял мэр подписывать документы своим знакомым, родственникам, стоматологам, юристам, гинекологу?

— «Мастер-Декор»: вы мне такое поручение дали. Мы подписали незаконный документ.

Документы, которые я сейчас смотрел, — никакой регистрации мы не нашли. Эти документы непосредственно поступили от вас заказчику, от заказчика в архитектуру.

— По 13 постановлениям, которые вменяются Александру Сергеевичу, кто-нибудь к вам подходил? – адвокат Игорь Трубников.

— Нет.

— А если исполнитель написал «категорически против»? Александр Сергеевич дает указание зарегистрировать, несмотря на отсутствие виз?

— По «Мастер-Декору» так и произошло.

-…Про «Мастер-Декор» я вас не спрашивал. Александру Сергеевичу не вменяют в вину такой эпизод вообще…

— Человек из кармана достал заявление. Мэр поставил свою визу. Существует на этом документе штамп входящий? – Александр Макаров.

— На личном приеме прилагается карточка личного приема.

— Можно ли говорить, что есть личный, официальный, и частный прием? – гособвинитель Виктор Балдин.

— Что касается строительных вопросов, то это серьезные люди, которые не утруждали себя записью.

— Чтобы прояснить вопрос о личном и частном приеме. Вы слышали, чтобы мэр отказал в приеме какой-нибудь старушке? – Макаров.

— Вы никогда не отказывали.

— Можете назвать правовой акт, запрещающий мэру вести прием граждан вне рамок личного приема? – адвокат Дмитрий Хардин.

— Нет такого закона.

«Коллеги»

Свидетель Альфия Кобеева.

— Как получалось, что визы проставляла более высокая ступень раньше вас? – гособвинитель Елена Караваева.

— Документы же у заказчика на руках — кто свободен, туда и забегают…

— К вам лично часто приходили люди с постановлениями на руках?

— Много. Процедура согласования долгая — люди просили документы на руки и ходили сами.

— Одни и те же люди или любой мог прийти?

— Есть группа «больших» строителей, которые сопровождают свои документы. Есть люди индивидуально заинтересованные. И есть группа людей, которые зарабатывают на этом. Это «ноги»: им дают определенную сумму, и они ходят.

— Макаров Илья часто появлялся?

— Появлялся, но не часто.

— Получал согласования на свои фирмы или чужие?

— Я не знаю, где он учредитель или директор. Разные фирмы. Илья появлялся раза 3-4, Бакуревич гораздо чаще. Это были разные фирмы. Я воспринимала Бакуревича как коллегу Макарова.

— Что они просили?

— Разные ситуации; проставить обременения, чтобы пропустить документы дальше. Была ситуация очень неприятная для меня: настоятельно просили сделать некоторые вещи, которые мы сразу не могли сделать. Не то что бы незаконные… но с упорством и давлением. Все понимали, что Илья — сын Александра Сергеевича, Бакуревич его юрист, они коллеги.

«Молодые недоумки»

Прессу просят выйти из зала: телефонные разговоры опять прослушиваются в закрытом режиме. Некоторое представление об их содержании возникает из вопросов защиты и Александра Макарова: разговоры — с участием Ильи Макарова, Виталия Бакуревича и Мурата Хуснутдинова (на тот момент — директор департамента недвижимости). «Те разговоры, где в конце… неприятно выражались», — выразился адвокат Трубников. А Макаров употребил словосочетание «молодые недоумки»:

— Вот слушали мы неприятные разговоры молодых недоумков, насколько обоснованы эти угрозы?..

Свидетель Кобеева.

— Вы сказали, на вас оказывалось давление со стороны Ильи Макарова и Бакуревича. Со стороны Александра Макарова и Егоренковой оказывалось? – адвокат Игорь Трубников.

— Нет.

— …О злоупотреблении с чьей стороны вы говорили?

— Вы считаете, как ведет себя Бакуревич с Ильей, это не злоупотребление?

— Вы не имеете в виду Макарова Александра Сергеевича?

— Все понимают, кто за этим стоит.

— На вас оказывали давление. Вы обращались к Макарову с заявлением?

— У меня был руководитель, который должен был снивелировать эту ситуацию.

— Вы обвиняете Илью, что он злоупотреблял положением отца или что помогал ему в решении вопросов? – гособвинитель Виктор Балдин.

— Все понимают: если Илья пришел, то с определенной целью, и если будет не удовлетворен, будут определенные поручения даны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

49 − 39 =