Мэрия «переезжает». Николай Николайчук: Цена вопроса — 5 миллиардов рублей в год

На прошлой неделе гостем редакции стал мэр Томска Николай Николайчук – «ТН» предложили не дожидаться традиционных 100 дней в должности и поговорить хотя бы о некоторых проблемах.

Кадровые коридоры

— Цитата из недавнего выступления вице-премьера правительства РФ Козака: «В условиях кризиса у нас нет возможности заниматься масштабными преобразованиями в органах власти — любая реорганизация неизбежно приводит как минимум к временному снижению эффективности».

— У нас реорганизация совершенно необходима – для эффективной работы муниципалитета нужно развязать очень много узких мест. Например, такого сокращения – 10%, 120 человек, муниципалитет еще не знал. И по-человечески это непросто, но ведь в прошедшие годы были чересчур раздуты штаты – более тысячи человек, многие подразделения друг друга дублируют. А горожане потом говорят, что невозможно найти концы…

— Но новые-то люди пока не очень идут в «Красный дом»?

— Увы. Например, заканчивается срок подачи документов на должность начальника управления здравоохранения, а претендентов нет. Здесь, считаю, несколько причин. Во-первых, в органы власти и в более хорошие времена не очень активно шли. Например, если человек из бизнеса приходит, сразу начинаются подозрения, мол, будет лоббировать некие интересы. Во-вторых, хороший специалист – штучный товар, и стоит он дорого. А мы что слышим все время? Мол, надо урезать зарплаты чиновникам. Идеального какого-то человека рисуем – должен быть грамотным, опытным, нести ответственность за миллионные ресурсы, не воровать и получать маленькую зарплату. Желательно еще, чтобы ел поменьше и спал два часа в сутки? Но самое главное в том, что многие люди слишком привыкли к определенным фигурам во власти и способам формирования власти: все почему-то считали, что изменений в муниципалитете не будет.

— Потенциальные кандидаты даже гипотетически оказались не готовы к такому количеству вакансий?

— Да. Но хорошо уже то, что мы предложили структуру не под конкретных чиновников, а исключительно для эффективного выполнения функций муниципалитета.

— Время идет, сами никому не предлагали должности?

— Время еще есть, и я не хочу ломать принцип прихода новых людей: надеюсь, через конкурсные процедуры появятся неожиданные лица. Поэтому сейчас мы готовим конкурсную документацию на должность начальника департамента городского хозяйства – очень ответственная и сложная работа требует серьезного руководителя, на уровне директора крупного предприятия.

— Каждый день возникают вопросы и проблемы, и легко предположить, что сокращаемые не очень горят желанием трудиться…

— С теми, кто предупрежден о сокращении, вопрос, наверное, есть. Хотя это дело руководителей подразделений: поставить задачу и спросить за ее выполнение. А для остальных есть большие стимулы: сегодня все стараются показать, что они востребованы и умеют работать.

— В мае должны поступить деньги Фонда реформирования ЖКХ, а департамент ЖКХ в стадии ликвидации. Кто конкретно, например в Ленинском районе, будет отвечать за капремонт?

— В Ленинском — глава района Александр Михайлович Булко.

— Критики говорят, что администрации районов плохо готовы к выполнению новых функций.

— А я считаю, что справятся. Вот недавно мне принесли подготовленный еще департаментом ЖКХ реестр ремонта домов. И он вызывает массу вопросов. Спрашиваю главу района – зачем собрались ремонтировать один дом на 10 млн, когда можно 10 домов по миллиону? В ответ: так департамент ЖКХ решил. И я сказал главам: вы можете согласиться или не согласиться с этим реестром, но, если в следующем году какой-то дом начнет разваливаться, как произошло на Пролетарской, 38, отвечать будет глава района. Ведь такие деньги в прошлом году на ремонт потратили, а теперь сначала один дом приходится по линии ГО и ЧС расселять-ремонтировать, теперь второй.

— Говорят, в таких домах контингент тяжелый – трудно получить от жильцов 5% софинансирования.

— Что такое 5%? Накладные затраты у подрядчиков больше. УК, если бы захотели, нашли эти 5%. Беда в том, что не хотят. А рычагов воздействия мало.

Коммунальные джунгли

— Плавно подошли к вашему жесткому заявлению, что муниципалитет хочет получить блокирующий пакет акций во всех УК. Уже возникло много недоуменных вопросов как по юридической части, так и по существу.

— Рассказ о всех юридических деталях занял бы много времени: скажу лишь, что возможности есть. А по существу: мы прекрасно понимаем, на что замахиваемся — емкость рынка услуг ЖКХ в Томске более 5 млрд рублей в год! И это абсолютно непрозрачный, дикий рынок — реальной конкуренции там изначально не было и сегодня нет. И так дальше быть не может. Кто, например, скажет, какую руководитель той или иной УК получает зарплату?

— Губернатор недавно привел пример по Молчаново – 200 тыс. рублей.

— А я по Томску сказать не могу – коммерческая тайна. Но по неофициальной информации, от 30 до 50% средств, которые собирают УК, уходят их учредителям и руководителям. Поэтому и ветшает жилой фонд. Вообще-то любая пятиэтажка-«хрущевка», если рационально использовать платежи, будет рентабельна. И это на практике доказывают руководители ТСЖ. Потому и начались рейдерские атаки на ТСЖ – дома дают серьезную прибыль.

— Рейдеры?

— Да, и это уже серьезная проблема. Ловкие люди разными способами пытаются захватить посты председателей ТСЖ, пользуясь тем, что многие жильцы плохо ориентируются в ситуации.

Словом, мы не в наступление идем, а в контрнаступление: если бы в сфере обслуживания жилья был цивилизованный рынок, муниципалитет не стал бы вмешиваться. Как не вмешиваемся в работу магазинов.

— И все-таки каков механизм?

— Помните ситуацию с маршрутниками полтора года назад? Все только и обсуждали, сколько автобусов и маршрутов у какого чиновника и как они лоббируют теневой передел рынка. Что мы сделали? Во-первых, заново сформировали комитет по транспорту. Во-вторых, сказали предпринимателям: «Мы не будем трогать маршруты, которые вы уже накатали, но как вы собираетесь развиваться дальше?» Мы начали развивать ТТУ, честно предупредив: оно будет участвовать в борьбе за конкурсы по новым маршрутам. Сегодня ТТУ ежедневно выводит на линию 27 автобусов, а маршрутники начали объединяться. И мы доведем долю ТТУ до 50 процентов пассажиропотока, чтобы не было монополизма со стороны маршрутников. Подобная методика будет и в ЖКХ: предложим УК сотрудничать с муниципалитетом (дело каждой — согласиться или отказаться), будем искусственно вводить конкуренцию, коли она сама по себе пока не складывается.

— Руководство энергосбытовой компании уже не раз публично заявляет: мораторий по ОДН скоро закончится, а власти еще не решили, что делать.

— Это энергетики пусть нам ответят, как они намерены считать ОДН. Вот счетчик на входе в дом показал за месяц, к примеру, потребление в 1 тыс кВт/ч. Энергосбытовая компания от этой цифры отнимает показатели приборов индивидуального учета и остаток объявляет ОДН. А цифры в индивидуальных счетчиках откуда взялись? Люди их сами написали: сплошь и рядом они не соответствуют реальности. Представьте дом на 10 квартир, 9 хозяев одного соседа не любят и решили, сговорившись, его наказать — не показывают потребление электроэнергии и не платят месяц-два. Все потребленное домом электричество представят как ОДН? А одномоментно снять показания индивидуальных счетчиков невозможно.

— И что делать? Вот отменят мораторий и…

— А может, если энергетики не могут доказать реальность цифр, поставить вопрос об отмене не моратория, а самого ОДН?

— Но потребление действительно есть.

— Пусть энергетики предлагают решение. Например, ни в одном ТСЖ нет проблем с ОДН.

Дорогой инвентаризации

— Что будет с дорогами? Например, то, что сегодня творится на Балтийской, — жуть.

— Да, после сокращения финансирования Томск получит на дороги из федерального бюджета только 600 млн рублей. С оценкой по Балтийской согласен – оставлять в таком виде нельзя, и без дороги этой нам не обойтись. Вся надежда на то, что совместно сможем убедить правительство дать дополнительные деньги. Губернатор уже говорил об этом с президентом, и Дмитрий Медведев дал поручение рассмотреть вопрос. По ул. Клюева есть финансирование, и в июне мы ее намерены открыть.

— Бюджет города сокращен на 1,8 млрд рублей. Что теперь с финансами происходит?

— В апреле динамика поступления налогов стала чуть лучше, но не более. Самым сложным месяцем был февраль, когда поступления падали до 6 млн рублей в день, сегодня –10-11. Но мы за это время долги накопили: еще не рассчитывались по коммунальным платежам за март. Словом, без бюджетной ссуды от области не обойтись.

— Да, ситуация сплошь и рядом тяжелая.

— Но контролируемая. Все, что происходит сегодня в мэрии и городе, как переезд на новую квартиру. Становится понятно, что лишнее (раньше или жалко было выбросить, или руки не доходили) не нужно тащить с собой. В то же время находятся потерянные необходимые вещи. Словом, идет инвентаризация.

— Переезд лучше проводить с деньгами.

— Что поделаешь, в такое время я выиграл выборы мэра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *