Кризис как угроза и возможность

Депутаты Думы города Томска об эффективности хозяйствования и перспективах томского бизнеса

 Среди городских депутатов последнего, четвертого, созыва немало опытных бизнесменов, предпринимателей, руководителей предприятий. За плечами многих — опыт антикризисного управления в штормовые 1990-е. Во время встречи в редакции «Томских новостей» за «круглым столом» мы решили обсудить особенности нынешнего кризиса, сегодняшние проблемы и перспективы томского бизнеса. В разговоре приняли участие председатель бюджетно-налогового комитета Думы города Томска, лидер депутатской фракции «Единая Россия» Кирилл Новожилов, его единомышленники по партии руководители комитета по экономике и развитию предпринимательства Денис Молотков (председатель) и Вячеслав Узбеков (заместитель), а также член комитета по науке, вузам и инновациям Николай Салангин, избранный в городскую Думу от блока «СПС + «Яблоко».

Что происходит сегодня в экономике города? Как может городская власть повлиять на кризисные процессы? Что необходимо предпринять, чтобы выстоять, выдержать удар и развиваться, несмотря ни на что…

Требуется инвентаризация

— К чему должны быть готовы горожане при секвестрированном городском бюджете?

К. Новожилов:

— Последние годы до кризиса у бюджета Томска была положительная динамика: расходы на ремонт школ, дорог, детсадов и других социальных объектов постоянно росли. Мы даже вышли на строительство новых объектов, этого не было лет 20. Но кризис подкосил тенденцию: поступления налогов в городской карман резко сократились. Поэтому на последнем собрании городские депутаты были вынуждены утвердить новую, секвестрированную, схему расходов городского бюджета. От многих планов, реализации городских программ пришлось отказаться. Город пока замораживает новое строительство и капремонт (кроме объектов, находящихся в высокой степени готовности).

Тем не менее с этого года мы пошли на увеличение зарплаты бюджетников. А эти выплаты составляют 70-75% всего нашего бюджета. Мы все-таки оставили финансирование на важнейшие социальные программы «Старшее поколение», «Социальная интеграция» и вступившую в силу с этого года городскую целевую программу по субсидированию процентной ставки по ипотечным кредитным отдельным категориям граждан.

Д. Молотков:

— Впервые для того, чтобы войти в систему государственной финансовой поддержки регионов, городские депутаты утвердили бездефицитный бюджет. Это главное условие получения федеральной субсидии. Хотя когда стоит ждать такой поддержки и в каком размере, пока не известно.

Вполне вероятно, что последнее сокращение расходов окажется не единственным. Сегодня задача власти – максимально оптимизировать все расходы. Для этого необходимо провести их инвентаризацию, прописать и просчитать каждое направление в сжимающемся бюджете. Депутаты намерены тщательным образом проконтролировать и затраты бюджета на управление городом, в целом на чиновничий аппарат. Инвентаризация функций администрации по каждому управлению, комитету, департаменту и даже по персонам уже началась. Сегодняшние структурные перестановки в мэрии, к слову, и есть первый шаг к оптимизации.

Компании управляющие и управляемые

— Как городские депутаты отнеслись к намерениям мэра взять под контроль все городские УК?

Д. Молотков:

— Трудно обсуждать одни лишь заявления… Выскажу свое мнение как рядового томича. В ЖКХ только нарождается рынок услуг. Его сегодняшнее состояние можно сравнить с торговлей 1990-х годов — помните железные киоски, полное отсутствие сервиса, контроля, порядка, хамство, антисанитарию? Прошло 15 лет, и мы привели нашу торговлю к цивилизованным формам.

К сожалению, развитие рынка управляющих компаний нельзя пустить на самотек. Это социальная сфера, во многом определяющая благополучие жителей. От недобросовестности игроков на этом рынке напрямую страдают томичи. К примеру, на моем округе в отдаленном поселке МП Северный некая управляющая компания собрала с жителей 1 600 тыс. рублей и исчезла. Люди остались один на один со снабжающими организациями, которые сегодня предъявляют им иски. Поэтому я убежден: ситуацию в ЖКХ нельзя упускать из-под контроля городских властей.

Н. Салангин:

— Закрытие или перенос нехорошего коммерческого ларька серьезно не влиял на жизнь людей. Тут же последствия могут быть совсем другими: размороженные дома, затопленные подвалы… Многие УК не только зарабатывают на чужом имуществе, но и умудряются разрушать его. Вопрос об инвестициях в их деятельности даже не стоит. Если разорится торговец, пропадет его личная собственность. В случае разорения УК приходит в негодность собственность жильцов.

В. Узбеков:

— В начале моей депутатской деятельности практически на все приемы люди шли с одним и тем же: нет тепла, воды, забивается канализация… Сейчас этого почти нет. Вчера, к примеру, пришел пенсионер: его заботит, что две скамейки в соседнем сквере сломались, надо отремонтировать – восьми оставшихся явно не хватает…

В развитии УК видны серьезные положительные моменты. Но примерно у половины томичей — проблемы с обслуживанием своего жилья, во взаимоотношениях с УК. Надо смотреть и реорганизовывать слабые, плохо работающие компании, забирать блокирующие пакеты, вводить муниципальное управление. Хотя о механизмах можно и поспорить.

Д. Молотков:

— У нас в Томске 56 УК. Много это или мало? Надо учесть, что в каждой компании сидит директор, его замы, бухгалтер, и каждый получает немаленькую зарплату, плюс затраты на содержание 56 зданий. Поскольку сами УК «съедают» очень большие деньги, мы должны административными механизмами заставить их укрупняться, чтобы уменьшать оперативные расходы. Эти издержки из нашего кармана. Среди томских УК нет никакой борьбы за рынок, нет стремления стать конкурентоспособными, а есть задача — побольше денег собрать с населения.

Коммуналка – предмет стратегический

— В каком состоянии пребывают томские муниципальные предприятия? Как они выживают при сегодняшней кредиторской задолженности бюджета?

К. Новожилов:

— Ситуация непростая. На первый взгляд, монополисты в кризис оказываются в лучшем положении, чем другие, потому что цены на их услуги остаются прежними. Но, даже если они свои цены увеличивают, это их не спасает: денег у людей нет. А поставлять свои услуги потребителям они все равно обязаны. Для них это скажется ухудшением баланса, увеличением дебиторской и, соответственно, кредиторской задолженности поставщикам услуг.

В свое время эту ситуацию тяжело пережил Казахстан (там энергетика и коммуналка уже давно в рынке). Многие семьи переселялись в одну комнату, чтобы не отапливать остальные, пользовались одной лампочкой, жестоко экономили. Предприятия подавали иски в суды, у людей забирали активы за неплатежи. Всем было трудно. Но они это пережили.

— «Водоканал» — стратегическое предприятие для города. Нет ли вероятности его акционирования в будущем?

— Почти во всем мире сети не приватизируются. Тут надо определять правила игры. Форма муниципального унитарного предприятия не эффективна по сути, потому что чиновники принимают участие в оперативном управлении предприятием. Хотя, с другой стороны, ясно, что любой стратегический объект города должна контролировать власть.

От власти должны быть методология и контроль. Есть примеры эффективного управления муниципальным имуществом, например «Горсети».

Передо мной поставлена задача – сделать операционную деятельность на «Водоканале» безубыточной, создать четкую систему работы. Но стратегическую задачу замены изношенных сетей нам самим никогда не решить без привлечения федеральных инвестиций. У города таких денег тоже не будет.

Шанс модернизироваться

— Во время кризиса 1998 года стала бурно развиваться российская пищевая промышленность…

Н. Салангин:

— Да, пищевка — единственная отрасль, которая смогла тогда реконструировать свои производственные мощности. Одним из последствий дефолта стала возможность защитить внутренний рынок от импорта пищевых продуктов — это был мощный толчок. За два года практически все пищевые предприятия, которые находились в предбанкротном состоянии, смогли выйти из кризиса. Это позволило за 5-6 лет нового века провести большую реконструкцию: на этих предприятиях повысили производительность труда, освоили выпуск новой продукции. Но эта же реконструкция стала причиной того, что предприятия сегодня имеют серьезную задолженность перед банками. Пока бюджетные зарплаты выплачиваются, денежная масса у населения есть — эти деньги в первую очередь идут на поддержку пищевки.

К. Новожилов:

— Пищевка стала самой инвестиционно привлекательной сферой, потому что прежде у нас ее почти не было. Наши люди только учились потреблять и начали тратить деньги на разнообразные продукты питания. От вкладываемых туда средств была высокая отдача. Вспомните: когда-то пива вовсе не было, а сейчас больше сортов, чем за границей.

Д. Молотков:

— В период этого роста модернизация произошла всего лишь в нескольких отраслях — как таковой модернизации экономики не было. И если посмотреть внимательно на историю XX века, увидим: все модернизационные скачки российской экономики происходили в периоды мировых кризисов. Первые пятилетки — Великая депрессия. Потом послевоенное восстановление: мы достигли темпов экономического роста, которые зарегистрированы в Книге рекордов Гиннесса — больше 150%.

В кризис нужно покупать технологии, оборудование, потому что это становится дешево, и сейчас они, если честно, стоят копейки. Но мы этого не делаем. Наша страна не пользуется кризисом как возможностью, пока он для нас только угроза.

Выживет один из десяти

— Ваши оценки состояния ремонтно-строительного бизнеса? Ведь он был сильно завязан на областные, городские и федеральные заказы. Как он ужался? Сократились ли фирмы?

В. Узбеков:

— Да, строительная отрасль Томска серьезно завязана на бюджетные деньги. Сегодня финансирование практически остановилось. Достраиваются только объекты с высокой степенью готовности — 90% и больше. Положение очень тяжелое. Предприятия, которые занимаются капремонтом и строительством, от кризиса на сегодня пострадали больше всего. И те, которые находятся на подряде у строителей.

Ситуация просто критическая. Это еще связано с тем, что кредиторская задолженность бюджета перед предприятиями малого и среднего бизнеса, которые выполняли капитальные ремонты в 2008 году, составляет около 350 млн рублей

Если пробудем на этом уровне еще один год, боюсь, что в живых останутся 10-15% всех существующих строительных предприятий, средних и крупных. Какие-то еще будут работать, но уже на уровне одного лишь выживания.

Беспрецедентная поддержка

— Что сейчас происходит в среднем и малом бизнесе Томска?

К. Новожилов:

— Сегодня рынок сжимается, денег на нем становится все меньше, а запросы по инерции остаются те же. Знаете игру: когда народ бегает вокруг стульев, потом нужно быстро сесть, а одного стула не хватает — убрали. У нас сегодня такое ощущение, будто не хватило сразу 10 стульев. Из 20 примерно. У нас были большие доходы от продажи углеводороводов, металла — все это рухнуло. На обеспечение оборудованием ресурсной отрасли были нацелены и заводы — они тоже все потеряли, приостановились, сжались. А запросы по доходам остались те же.

Сжимание денежного рынка — это болезненный процесс. Тут необходимо готовиться к изменению своих привычек и трат. Меньше денег — меньше услуг. А это ведет к серьезным последствиям для малого и среднего бизнеса.

— Насколько эффективны действующие программы поддержки малого и среднего бизнеса?

Д. Молотков:

— В Томской области за последние годы была создана одна из самых сильных инфраструктур поддержки предпринимателей. Но, к сожалению, она не была заполнена деньгами. Средства, которые выделялись в предыдущие годы, выглядели достаточно бутафорски. В этом году впервые на систему поддержки в регионе была выделена по разным направлениям и программам беспрецедентная сумма — порядка 500 млн рублей. Ничего подобного прежде не было.

Я с 2004 года боролся, чтобы у нас был создан гарантийный фонд. Идея простая: 50% гарантий дает государство, 50% — залог бизнеса, который получает кредит в банке. Так возникает взаимная ответственность и государство может выставлять свои требования: чтобы бизнес был открытый, прозрачный, платил «белые» зарплаты, соответствовал определенным параметрам. Мы этот фонд создали, в нем порядка 120 млн рублей, в мае он должен заработать.

Но что такое 120 млн рублей на 45 тыс. предпринимателей? Эти суммы должны выражаться в миллиардах… На мой взгляд, 2-2,5 млрд рублей должна стоить система поддержки малого и среднего предпринимательства в Томской области.

Мы создаем Центр предпринимательства, где будут вести прием консультанты, во всех районах откроем консультационные пункты. Предприниматель сможет прийти со своей проблемой в районную консультацию, там ему подскажут, помогут.

К сожалению, о том, что у нас одна из лучших систем поддержки предпринимательства, знает очень мало людей, в том числе и самих предпринимателей.

В. Узбеков:

— Однако без поддержки, без кредитования никто никогда не встанет на ноги. Чтобы принять участие в конкурсе малому или среднему ремонтно-строительному предприятию, нужно внести залог до 10-15%. То есть объявляется конкурс на 35 млн — предприниматель должен внести залог 3,5 млн, чтобы только поучаствовать в конкурсе. Среднему предпринимателю иметь на счету такую свободную сумму тяжело, а ведь этот конкурс не единственный. Чтобы приобрести стройматериалы, нужно внести 30% предоплаты, то есть опять нужен кредит.

Время изменить жизнь

— Можно ли человека, которого уволили, быстро обучить и сделать предпринимателем в условиях кризиса? Не занимаемся ли мы утопией, развивая эту антикризисную самозанятость?

К. Новожилов:

— Кризис — это лучшее время для того, чтобы изменить свою жизнь. В состоянии стабильности, даже если работа не нравится, ты не можешь вынырнуть из текучки. Перемены — это риски. Кто знает, может быть, в потерявших работу людях есть способности к предпринимательству. Для них это шанс раскрыться.

У нас очень слабо развит малый бизнес. В США его доля в ВВП — 85%, в Китае — 45, у нас — 17. На Западе по найму работают гораздо меньше людей, чем в собственном бизнесе.

Д. Молотков:

— Обучить предпринимательству нельзя. Есть много учебников по маркетингу, рекламе, менеджменту, но нет ни одного, где бы рассказывалось, как стать предпринимателем.

Однако экономическая ситуация сегодня подвигает человека к тому, чтобы отвечать за свою жизнь и состояние своей семьи. И это замечательно.

Главная проблема постсоветской России, на мой взгляд, это укоренившийся патернализм. Исторически у нас оказался практически убит Homo absolutus — человек самостоятельный.

Кризис — это прекрасная возможность сделать наших граждан самостоятельными.

 

 

Опыт антикризисного управления в штормовые 1990-е пригодился депутатам сегодня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *