Наломали дров

В Томской области продолжается борьба с компаниями-неплательщиками заработной платы

Первый этап банкротства начался в Русско-казахской лесопромышленной компании, которая занимается заготовкой и переработкой леса в Первомайском районе. Предприятие – одно из 11 в области, имеющих значительную задолженность по зарплате (более 1 млн рублей) и проверенных около месяца назад Госинспекцией труда.

По словам Татьяны Ткачевой, старшего судебного пристава по Ленинскому району, это одно из самых крупных производств в области с такой серьезной задолженностью – более 3 млн рублей, не выплаченных по 270 судебным решениям. На основании проверок служба судебных приставов применила к компании санкции: 4 мая арестован лес компании – для дальнейшей реализации и выплаты зарплаты рабочим. Дополнительный резонанс делу придало и то, что в этот же день Русско-казахскую лесопромышленную компанию привел в качестве примера губернатор, говоря с президентом о задолженностях в реальном секторе экономики.

Падение спроса

Руководство компании объясняет причину задержек выплаты зарплаты влиянием экономического кризиса, коснувшегося и стран СНГ, где находятся основные потребители их продукции.

– Основной покупатель был в Узбекистане, мы поставляли лес также в Туркмению и Таджикистан. Начиная с декабря наши торговые партнеры перестали выполнять обязательства по определенным объемам закупок, – рассказывает Олег Рубан, генеральный директор Русско-казахской лесопромышленной компании. – В связи с этим у нас было серьезное недопоступление денежных средств. А ведь зима – период заготовки леса, и фонд заработной платы в это время больше 3 млн. Полностью он, соответственно, не покрывался. При этом мы старались выплачивать людям хотя бы часть задолженности. Но у всех рабочих зарплата разная, и в тот момент мы не имели возможности выплачивать ее каждому в полном объеме.

Банкротство во спасение

В компании поясняют – уже в конце апреля были предприняты меры по погашению задолженности по зарплате и финансовому оздоровлению:

– В сложившейся ситуации я принял решение, продиктованное требованиями закона: если юридическое лицо не может справляться со своими финансовыми обязательствами, оно обязано подать заявление в арбитражный суд об установлении процедуры банкротства, чтобы спасти компанию. Это я и сделал, – говорит Рубан.

Однако эти меры не спасли компанию от описи имущества. Судебные приставы наложили арест на ее лес 4 мая, когда уже было вынесено определение Арбитражного суда Томской области о введении первого этапа банкротства – процедуры наблюдения. Руководство компании считает, что по Закону о банкротстве на момент введения процедуры наблюдения необходимо прекратить все исполнительные действия, то есть наложенные аресты подлежат снятию.

– Однако вопреки закону аресты не были сняты, а 5 мая произошла повторная опись имущества. У нас арестовали весь лес. Не на сумму задолженности, а все, что было, на сумму более 15 млн рублей. В результате мы лишились права его реализовывать. А если мы не имеем права торговать, вести свою деятельность, то как в дальнейшем мы будем выплачивать зарплату? – возмущается Рубан.

Прения сторон

– В соответствии с ч. 1 ст. 96 ФЗ «Об исполнительном производстве», ч. 1 ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» приостанавливается исполнение по имущественным взысканиям, за исключением отдельных категорий взыскания, в число которых входит взыскание задолженности по заработной плате, – объясняет позицию приставов замначальника отдела организации исполнительного производства, оценки и реализации имущества должников Марина Азаренко. – Таким образом, задолженность по предъявленным исполнительным документам, несмотря на введение процедуры банкротства, подлежит принудительному взысканию.

По словам гендиректора Русско-казахской лесопромышленной компании, с марта по май предприятие выплатило более 2,5 млн рублей задолженности по зарплате, и соответствующие документы уже переданы судебным приставам с целью прекращения исполнительного производства в часть погашенной задолженности.

– Действительно, документы о выплате задолженности предоставлены, – соглашается старший судебный пристав по Ленинскому району Татьяна Ткачева. – Но предприятием выплачена заработная плата, не являющаяся задолженностью по предъявленным исполнительным документам, то есть не за тот период времени, по которому вынесены судебные решения.

Открытый финал

Сегодня ситуация плавно перетекает в судебную плоскость. Это связано с оценкой арестованного леса перед его дальнейшей реализацией. По закону результаты этой оценки можно опротестовать в арбитражном суде. Это и было сделано руководством Русско-казахской лесопромышленной компании.

– До рассмотрения данных заявлений реализация арестованного леса производиться не будет. Только после судебного решения служба судебных приставов будет планировать свою деятельность. Так что о конкретных сроках реализации описанного имущества и выплаты рабочим заработной платы говорить пока рано, – говорит Татьяна Ткачева.

В компании на разрешение сложившейся ситуации смотрят с оптимизмом. По словам Олега Рубана, после адекватной оценки и реализации арестованного леса денег хватит и на то, чтобы заплатить людям зарплату, и на то, чтобы подготовить технику к дальнейшей работе.

Пока же картина отнюдь не идиллическая: рабочие предприятия отправлены в отпуск без содержания.

Евгений РОЖКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *