Не отравить бы колодец

Профессор Степан Шварцев о левобережной дороге и судьбе томского водозабора

 – У томской власти, к сожалению, нет понимания, что подземный водозабор – это наш единственный колодец. Складывается впечатление, что мы хотим этот колодец уничтожить.

Что такое подземный водозабор? Это система более чем из 160 скважин, расположенных вдоль Томи и Оби. Когда мы отбираем воду, понижаются уровни, вокруг формируется так называемая депрессионная воронка, и вся вода стекает к скважинам. Атмосферные осадки, попадая на эту площадь, собираются снова, пройдя по горным породам, очищаются, обогащаются химическими элементами… Зона депрессионной воронки должна строго охраняться. Там нельзя строить большие сооружения, вырубать лес, использовать ядохимикаты и удобрения.

Хочу в этой связи вспомнить о мужественном поступке Лигачева. На левом берегу в свое время был запроектирован нефтехимический комбинат, уже провели изыскания, затратили несколько миллионов на проект… И все-таки Лигачев сумел доказать Москве: построим там комбинат – водозабора не будет. Он добился пересмотра площадки.

Из-за водозабора вектор развития города по генеральной схеме был направлен не на запад, не на левобережье, а на восток и юг.

Конечно, люди в зоне депрессионной воронки все равно потихоньку селились, обустраивались. Пока в левобережных поселках не слишком многолюдно, пока народ живет без особой техники, обрабатывая свои небольшие огороды, природа с этим справляется, все отходы успевают разложиться и не попадают в больших количествах в подземные воды. Они у нас по-прежнему чистые.

Короткая память

– И вдруг как гром среди ясного неба: появляется проект дороги на левобережье. Для гидрогеологов, экологов – полнейшая неожиданность. Я узнал об этом проекте только тогда, когда из Москвы деньги выделили…

Сама по себе дорога вреда большого не принесет. Но, если она появится, там начнется активная застройка, более того – на левом берегу уже запроектирован жилой микрорайон! Это значит – машины, заправки, техника разная, пролитый бензин, нефтепродукты, туалеты, сточные воды… Если мы хотим поставить крест на водозаборе – добро пожаловать на левый берег.

Почему у нас такая короткая память? Ведь по левобережью есть полный комплект разнообразных постановлений томских властей разного уровня – о том, что там можно лишь создавать парк, на лыжах кататься, отдыхать. Но когда во власть приходят новые люди, они начинают жить и работать будто с чистого листа. Да поднимите же документы, посмотрите решения прежних градоначальников – они же в силе до сих пор!

Технологии могут не все

– Так же неожиданно, необоснованно возникает и начинает обсуждаться тема восстановления речного водозабора. Не думаю, что она родилась случайно – это продуманный ход, направленный на уничтожение системы подземного водоснабжения. Какие могут тут быть аргументы «за реку»? Что, в Кузбассе перестали уголь добывать, закрылись все химические производства? Томь стала чистой? Ничего подобного. В ней купаться-то нельзя, не то что пить… Томичи позабыли, как в 1970-х, после очередного фенольного сброса в Кемерове, наши дети лежали в больницах целыми семьями, дворами и улицами…

На новые способы очистки надеяться нечего: технологиями воду не улучшить. Это сложнейшая система из минеральных, органических, биогенных соединений и микроорганизмов. Качество ее определяется не только химией, элементами, которые она несет, но и бактериями (их сотни тысяч). Когда мы очищаем ее от химии, мы убиваем бактерии. Вода нужна нам природная, живая. Хорошая вода настраивает наш организм, чтобы он правильно функционировал, плохая расстраивает, приводит к болезням.

Испортить легко

– Речное водоснабжение – это совершенно недальновидно и неперспективно для Томска.

Поверхностные воды загрязнить очень легко: достаточно вывалить зараженные отходы в реку или, к примеру, допустить радиационный выхлоп… Подземные воды так быстро не испортить: бактерии с поверхности будут добираться до подземной воды десятилетиями, большей частью по пути погибнут. Но если их добавлять постоянно, ежедневно…

Если мы уйдем от подземного водоснабжения, мы его уже не восстановим.

Уходить от глобализма

– Нам говорят: подземный водозабор обветшал, водовод требует полной замены, в случае аварии у города не будет резервного источника. Так надо организовать работу водозабора как следует, следить за ним, реконструировать!

Вильнюс снабжается водой из 13 водозаборов – каждый со своей ниткой водовода, подходящей к своему микрорайону. Всегда можно перекинуть поток с аварийной нитки на соседнюю. У нас же – вечный глобализм: воду со всех 160 скважин загнать в одну 16-километровую трубу, а потом печалиться: как же ее отремонтировать, не оставив город без воды? Что, трудно рядом резервную нитку водовода построить? Не такие уж великие деньги на это надо…

Осенью мы обязательно проведем специальную конференцию с обсуждением состояния и перспектив развития томского водозабора. Об этом пришла пора говорить в полный голос. Чтобы не отравить и не разрушить свой единственный и бесценный колодец.

 

Справка «ТН»

Степан Шварцев – ведущий отечественный специалист-гидрогеолог, изучающий проблемы геохимии подземных вод, геохимические методы поисков, геологическую эволюцию и самоорганизацию системы «вода – порода», а также проблемные вопросы в области геоэкологии. С 1997 года С.Л. Шварцев – директор Томского филиала Института геологии нефти и газа СО РАН, с 2001-го руководит кафедрой водных ресурсов и гидрогеоэкологии ТПУ.

Член Международной ассоциации гидрогеологов и Международной ассоциации геохимии и космохимии, член Международного географического общества и Международной академии экологической гидрологии, академик Международной академии минеральных ресурсов, академик РАЕН.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *