Ползи отсюда

Базойский кедровник удалось спасти от сибирского шелкопряда

На минувшей неделе закончились работы по уничтожению очага массового размножения сибирского шелкопряда в припоселковом кедровнике урочища Базой Кожевниковского лесничества. Уже первый мониторинг показал – количество гусениц значительно снизилось.

Обработку кедровника лесники в этом году проводили своими силами – денег на спасение Базойского кедрача в федеральной казне не нашлось. Для того чтобы закупить препарат и пригласить бригаду рабочих со специализированной техникой из Омска, пришлось сократить до минимума все расходы ОГУ «Томское управление лесами».

– Каждый день промедления мог стоить нам колоссальных средств, — объясняет директор управления лесами Игорь Кибиш. – Если в этом году обработка кедровника обошлась нам в 500 тыс. рублей, то осенью на эти цели понадобилось бы уже более 700 тыс., а летом следующего года – более миллиона.

Последняя вспышка массового размножения шелкопряда была зафиксирована в Базое в 1995 году. Тогда несвоевременная обработка стоила Томской области 28 га кедрового леса:

– Как мы ни старались восстановить полностью пострадавший участок кедровника, нам это не удалось, – рассказывает Николай Доленчук, лесничий Кожевниковского лесничества. – На пострадавшем участке вскоре выросли деревья, но по большей части лиственные. Таковы законы природы.

Тревожные звоночки

Участок кедрового леса неподалеку от села Базой по праву называют одним из природных сокровищ Томской области. Это самое южное и компактное место произрастания сибирского кедра на территории России. Иностранные туристы здесь не редкость. А для села Базой лес еще и кормилец, местные жители собирают в нем грибы, ягоды и орехи.

Тревожные звоночки об увеличении численности шелкопряда в припоселковом кедровнике урочища Базой раздались осенью прошлого года. Лесничий урочища заметил, что гусениц на стволах деревьев стало гораздо больше, чем обычно. Участок взяли под пристальный контроль: на стволы кедров наносили клеевой раствор, а потом подсчитывали прилипших к коре гусениц. Наблюдение показало, что их количество значительно превышает норму.

Пообедать кедрачом

Шелкопряд – полноправный житель леса. В своем развитии он проходит несколько стадий. По осени из яиц, отложенных бабочкой шелкопряда, вылупляются личинки, постепенно они эволюционируют в гусениц. Зиму гусеницы проводят в хвойной подстилке. Ранней весной выбираются наружу. А летом окукливаются и превращаются в бабочек, которые откладывают новое потомство.

Гусеницы шелкопряда питаются хвоей деревьев. Особенно они любят лакомиться кедрами и лиственницами, не брезгуют сосной и елью. Если количество шелкопряда находится в норме – здоровью леса это никак не угрожает. Если же хрупкое природное равновесие нарушается, для хвойного леса это может обернуться катастрофой куда более страшной, чем лесной пожар:

– Вредитель способен объесть до 100% хвои с дерева, – рассказывает «ТН» инженер отдела охраны и защиты лесного фонда Томского управления лесами Дмитрий Анисимов. – И если у лиственницы постепенно происходит возмещение хвои, то кедру и сосне нашествие шелкопряда грозит неминуемой гибелью.

К уничтожению ослабленных деревьев тут же подключаются другие стволовые паразиты. Все, что могут сделать лесники, – ликвидировать иссушенные, выеденные вредителями неживые деревья.

Причины и следствия

Причины увеличения количества шелкопряда могут быть различны: жаркое лето, сухая погода, низовые пожары. В таких условиях гибнет естественный враг лесного вредителя – яйцеед теленомус. И размножению шелкопряда никто не препятствует. Но не исключены и эпидемии. Старожилы томского лесного хозяйства хорошо помнят нашествие полчищ шелкопряда из Красноярского края в 1954 году:

– Шелкопряд распространялся с колоссальной скоростью, подчистую уничтожая кедры, подрост, пихту, — рассказывает ветеран лесного хозяйства с более чем 50-летним стажем Серафим Павлович Меринов. – До десяти тысяч червей находились на одном дереве. Складывалось впечатление, что крона живая, хруст раздавался по сторонам. Борьбу с вредителем мы вели тогда в течение месяца. На баржах нам доставляли дуст ДДТ – страшный яд, опасный не только для шелкопряда, но и для людей, который мы собственноручно выгружали на берег. Единственной защитой была марлевая повязка – снимешь ее, чтобы глотнуть свежего воздуха, а из носа сразу же кровь начинала идти…

Сейчас обработка леса такого героизма от лесников не требует. Современные препараты выполнены не на химической, а на биологической основе. Безвредны для людей, животных и даже пчел. Главное – не упустить время и вовремя провести обработку.

На днях в Кожевниковском лесничестве провели мониторинг принятых мер:

– Могу сказать, что результаты обработки положительные, – делится наблюдениями Николай Доленчук. – Осенью проведем повторную обработку для стопроцентного закрепления результата, но уже сейчас можно смело говорить, что катастрофы мы избежали.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *