Маршрутный излом

Неизвестный приговор с открытой датой

В понедельник, 13 июля, заммэра по экономике и финансам Анатолий Абрамов заявил, что «повышение стоимости проезда в общественном транспорте в ближайшее время не планируется».

На следующий день некоторые представители маршрутного бизнеса сказали «ТН», что считают эти слова отказом мэрии от достигнутой ранее договоренности, согласно которой с 1 августа или с 1 сентября цена в маршрутках должна была повыситься до 12 рублей (для пенсионеров – 8, в электротранспорте – 7).

Предприниматели называют ситуацию тупиковой и предрекают разорение маршрутного бизнеса.

Заместитель мэра по экономике и финансам Анатолий Абрамов призывает не сгущать краски.

Методики счета

Весной этого года предприниматели подали в мэрию расчеты, сделанные сторонними аудиторскими компаниями. Согласно им в зависимости от маршрута стоимость проезда составила от 17 до 21 рубля.

— Мы, конечно, не согласились с этими расчетами, — сказал «ТН» Анатолий Абрамов, — малый бизнес плохо открыт – «серые» схемы зарплат и так далее, поэтому точно определить истинные затраты очень сложно. Мы считаем по-другому и предлагаем для обсуждения другие цифры.

Маршрутники говорят, что, по их информации, мэрия насчитала тариф в 13,5 рубля, Анатолий Абрамов говорит – 12 (для пенсионеров – 8), в электротранспорте – 7.

— Нас эти цифры не устраивали, но мы согласились, другого предложения все равно не было, — подтверждает ход переговоров Дмитрий Салин, председатель профсоюза работников автотранспорта Томской области.

Тогда же (в июне), говорят предприниматели, была достигнута и договоренность по дате – либо 1 августа, либо 1 сентября.

— Это и правда, и нет – любое слово можно интерпретировать по-разному, — отвечает Анатолий Абрамов. — Мы говорили о том, что в июне так резко стали расти цены на бензин, что, похоже, мы будем вынуждены чуть ли не с 1 августа решение принять. Но рост цен остановился, и мы говорим о разных сценарных условиях: возможно, 1 октября, 1 ноября…

Предприниматели возражают, говоря, что главный их аргумент – цена не бензина, а запчастей.

— Последний раз тариф был утвержден в конце июня 2007 года, — напоминает Салин. — Мы сделали запрос в торгующие организации, вот ответ: стоимость коробки передач за два года выросла с 12 до 22 тыс., канистры масла – с 300 до 450 рублей и так далее. Рост в полтора-три раза. И продолжается.

Абрамов в общем-то согласен: если в стране идут инфляционные процессы, они должны отражаться в тарифах. Но, сетует заммэра, точного механизма тарифообразования нет:

— Если в коммунальной сфере пусть тяжело, но идет тенденция к регламентации, то на перевозки системных правил нет. И принимать решение очень сложно.

А коли так, то, естественно, появляется субъективный фактор.

Политика и социальная политика

Маршрутники считают, что субъективная составляющая со стороны мэрии слишком велика, и называют ее политикой.

— Мы понимаем, что кризис – увольнения, сокращение и задержка зарплат, снижение уровня жизни, но нельзя же за счет одних поддерживать других! – говорит Салин. — Перевозчики уже доведены до такого положения, когда доходов в лучшем случае хватает только на поддержание транспорта в исправном состоянии, а в худшем – и на это не хватает. Водители зарабатывают по 9-10 тысяч, если в две смены работают. Если водитель один – да, доходит до 20 тысяч, но он же работает с 7 утра до 11 вечера. И транспортная инспекция тут же – предписание за переработку…

Заместитель мэра по экономике не только не отрицает, но и настоятельно подчеркивает – в переговорах с маршрутниками мэрия действительно уделяет большое внимание кризисной социальной составляющей, так как защита интересов населения является прямой обязанностью власти:

— Если принять решение (о повышении цены. – Прим. авт.) без достаточного обоснования, мы можем получить серьезную волну социального протеста. В связи с кризисом доходы многих людей падают, и увеличение платы за проезд было бы для них серьезной нагрузкой, поэтому мы пока не готовы принять это решение.

Предприниматели резонно опасаются, что социально-политический аспект будет довлеть над экономикой все больше и больше.

— Уже ходят разговоры – мол, подождите до нового года, и вот тогда… А в декабре скажут: «Нельзя повышать – январь самый тяжелый месяц». А потом скажут: «Предвыборная кампания в гордуму началась – нельзя»… — сказал «ТН» один из бригадиров.

Логика в этих рассуждениях есть – было бы глупо отрицать, что политика не влияет на тарифы. По информации ТН, вопрос повышения цены за проезд был серьезно поставлен предпринимателями еще в ноябре – декабре 2008-го. Но тогда ряд представителей маршрутного бизнеса, понимая сложность политического момента, сами предложили отложить решение до весны.

Словом, сегодня маршрутники уверены: если им не удастся решить вопрос до зимы – проблема уйдет до весны следующего года.

Прогнозные сценарии

По оценке Дмитрия Салина, такой сценарий станет катастрофой для предпринимателей:

— Повторяю – нельзя поддерживать одних за счет других. Мы же это проходили в 1990-е – видели, что произошло с муниципальным автотранспортом, который заставили возить по низкому тарифу, возить льготников, при этом из бюджета убытки не компенсировали. В итоге муниципальный автопарк развалился. Сегодня частный автотранспорт хотим убить такими тарифами?

Анатолий Абрамов призывает не сгущать краски и говорит, что власть не допустит разорения маршрутников:

— Не думаю, что стоит делать такие однозначные выводы. Да, как экономист я понимаю, что есть риск угробить этот бизнес. Но мы не можем допустить, чтобы маршрутная экономика развалилась – во-первых, как и любого малого и среднего бизнеса, во-вторых, речь же идет об экономике жизнеобеспечения города. И, наконец, тарифный вопрос важен не только для предпринимателей, но и для муниципального электротранспорта.

Доверяй, но проверяй

Процесс переговоров будет тяжелым — довлеет проблема недоверия. По многим направлениям.

Например, если власть упрекает бизнес в «серых» схемах, то предприниматели уже традиционно подозревают власть в попытке передела рынка: говорят, если раньше лоббировали «ГорАвтоТранс», то сегодня – «ТомГорТранс». Абрамов, признавая существующий «конфликт интересов городских перевозчиков и межмуниципальных», говорит, что новой команде мэрии удается ко всем перевозчикам относиться без предвзятости. Так же разно оценивают стороны и степень помощи бизнесу со стороны власти. Заммэра говорит, что город готов предоставить маршрутникам разные варианты снижения издержек, а предприниматели отвечают, что реальной помощи они не видят. Еще один большой камень преткновения — льготный тариф для пенсионеров: в какой-то момент переговоров маршрутники выдвигали требование единого тарифа в 11 рублей, но поняли, что на фоне кризиса мэрия не может отказаться от льгот пенсионерам. (Кстати, таких льгот нет ни в одном регионе – везде тариф единый.) И еще много позиций можно назвать.

В итоге, похоже, что предприниматели считают открытую дату введения новых тарифов уловкой со стороны мэрии, оценивают переговорную ситуацию как тупиковую и, как кажется, обдумывают акции протеста.

А власти призывают маршрутников понять напряжение времени.

— В кризисных условиях другие правила игры, — взывает к предпринимателям Анатолий Абрамов и приводит в пример действия властей: — Сегодня потери городского бюджета – 40 с лишним миллионов в месяц. Казалось бы, мы должны вместе с налоговиками начать выкручивать бизнесу (в том числе и маршрутникам) руки, чтобы наполнять бюджет. Вместо этого мы ищем разные схемы реструктуризации долгов по налогам, по выплате зарплаты. И по тарифному вопросу ищем решение – такое, чтобы и бизнес развивался, и интересы пассажиров соблюсти.

Впрочем, как заранее понятно любому здравомыслящему человеку и как признал Анатолий Абрамов, для части бизнеса и граждан решение это заведомо окажется непопулярным.

 

Наша справка

В 2009 году в соседних Новосибирске, Барнауле, Кемерово и Красноярске местные власти повысили стоимость проезда в общественном транспорте, и сегодня она везде существенно выше, чем в Томске. Новосибирск — 12-16 рублей в коммерческих автобусах, в муниципальных – 11. Барнаул – 9 рублей в муниципальном транспорте. Кемерово – 15 рублей в коммерческом автобусе, в муниципальном – 7. Красноярск – 11 рублей в муниципальных автобусах и троллейбусах, в трамваях – 9 рублей, в коммерческих автобусах – 11.

 

Предприниматели-маршрутники говорят, что регулировочные указания мэрии по тарифам гораздо непонятнее, нежели приказы инспекторов ГИБДД.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *