Большой куш

В областном суде продолжается рассмотрение очередного эпизода по делу экс-мэра Александра Макарова.

В центре внимания присяжных – судьба одного из крупных городских объектов – торгового центра на ул. Красноармейской, 44. В конце 1990-х предприятие принадлежало городу, затем акционировалось и перешло в частные руки.

По версии обвинения, свою долю за участие в этих «превращениях» получил бывший мэр.

«Дело Макарова», эпизод № 7

 

«Арендаторы стояли в очередь»

Первым допрашивался свидетель Сергей Кокорин – бывший директор УМП «Томский центр оптовой торговли» (ул. Красноармейская, 44), по версии следствия, несправедливо уволенный с формулировкой «в связи выявленным грубым нарушением в порядке использования муниципальной собственности и нанесением экономического ущерба интересам города». Увольнение, согласно обвинению, было инициировано мэрией, чтобы посадить в директорское кресло Александра Косова и развернуть приватизацию предприятия с дальнейшим превращением его в общество с ограниченной ответственностью.

В судебном процессе предстояло выяснить, действительно ли Кокорина «ушли» или он в самом деле нанес городу такой ущерб, что его снятие стало необходимо. Государственный обвинитель Елена Караваева начала допрос издалека: когда, кем Кокорин был приглашен на работу в ТЦОТ, как к его кандидатуре относился мэр?

Буквально на первых минутах допроса выяснились интересные детали: по словам Кокорина, директорскую должность ему предложила заместитель Макарова по экономике Марина Сеньковская в 1996 году. Он дал согласие, приступил к исполнению обязанностей, но приказа о своем назначении так и не увидел. Более того, заявления о приеме на работу не писал, записи в трудовую книжку ему никто не вносил. Попросили – стал директором…

Согласно показаниям Кокорина, ситуация на предприятии была сложной, но не безнадежной. Предыдущий директор привлек в торговый центр первых арендаторов, и его преемник развил работу в этом направлении:

– Весь ТЦОТ поделили на торговые места-ячейки. Арендная плата была высокой, арендаторы дулись, но не разбегались и исправно платили.

Деятельность предприятия контролировалась мэрией, и одна из проверок выявила нарушения. Суть основных претензий: как минимум 600 кв. м площадей ТЦОТа сдавалось в субаренду без надлежащего оформления. И еще: реальная площадь здания – 4,5 тыс. кв. м. Согласно документам, в аренду сдавалось 1,5 тыс. кв. м. А как же остальные 3 тыс.? (Даже если вычесть места общего пользования – переходы, туалеты, бойлерные и т.д., все равно остается много неучтенного места.) Надо было переделывать техпаспорт, обозначать «потерянные» площади.

Тем не менее, со слов Кокорина, выводы, сделанные в акте проверки, были скорее благоприятны для него и коллектива:

– Документ был хорош для нас. Да, имелись незначительные нарушения, но председатель комиссии сказала, что среди проверяемых ею муниципальных предприятий наше самое лучшее.

Тогда что же послужило главной причиной увольнения? По словам Кокорина, в мэрии искали лишь повод для его смещения с должности. И, конечно, нашли. Задолженность по арендной плате в бюджет. Поясняя ее происхождение, экс-директор сослался на устную договоренность с мэром о направлении всех денег на ремонт здания по ул. Красноармейской, 44. Это в дальнейшем и стало считаться главным финансовым нарушением.

Давая показания, Сергей Кокорин предложил присяжным свой вариант истории смещения его с директорской должности:

– Банкротство предприятию не грозило. Был запас прочности, запас арендаторов (полный аншлаг, в очередь стояли за торговыми местами). Задолженности (кроме арендной платы, направленной на ремонт) в бюджет не было. Мы хотели выйти на приватизацию предприятия и начали работу в этом направлении. Центр приносил колоссальные деньги, упустить такой шанс было бы нелогично. Хотел приватизировать ТЦОТ вместе с трудовым коллективом. И в этом допустил ошибку: кому нужен трудовой коллектив, так же как и я…

Сергей Кокорин был уволен в начале апреля 1998 года. Его преемник – Александр Косов – предложил ему написать заявление по собственному желанию. Кокорин оспаривать увольнение в суде не стал.

«Кто-нибудь, купите акции…»

Вопрос с приватизаций ТЦОТа с увольнением директора не заглох. Наоборот, быстро вышел на новый виток.

– В конце 1990-х крупное муниципальное предприятие могло быть преобразовано в акционерное общество открытого типа. Приватизироваться. Трудовой коллектив при этом имел право льготной покупки 49% акций. Остальные продавались с торгов, – пояснила Людмила Прохорова, бывший начальник отдела приватизации департамента недвижимости горадминистрации.

Заявка о приватизации была подана в 2000 году. К тому моменту УМП «ТЦОТ» преобразовалось в Городской торговый центр (ГТЦ). К 2002 году без особых проблем оно было приватизировано.

Любопытна судьба оставшихся свободных акций. В течение года их предстояло продать с аукциона. В связи с этим государственный обвинитель Елена Караваева задала свидетельнице вопрос:

– Среди покупателей фигурирует частное лицо – Донат Марленович Штерн. Как случилось, что один человек скупил почти все акции предприятия?

– Я участвовала в создании 14 акционерных обществ, – пояснила Прохорова. – И мы всегда уговаривали людей приобретать акции. (Мы же не здание продавали – тут бы набежали акулы капитализма, в очередь выстроились за ГТЦ). А акции людям не интересны, они не знали, окажется ли предприятие выгодным. Но нам надо было продать их в течение года, иначе грозили санкции. Так что мы радовались всем: приходи Штерн, Иванов, Петров, кто угодно, только купи эти несчастные акции!

«Штерн был всегда!»

Здесь было бы уместно рассказать о самом Донате Марленовиче. Но информация о нем крайне скудна. Кем работал? Вопрос. Где сейчас? Уехал в Америку. Будет ли лично давать показания как свидетель? Неизвестно. Впрочем, определенная характеристика его личности содержалась в ответах Сергея Кокорина, данных обвинителю и адвокату.

– Штерн Донат Марленович вам знаком?

– Да.

– Чем он занимался?

– Занимался? Устраивал все дела в мэрии. Штерн говорил: «Я могу решить любой вопрос, который даже Макаров не решит. Только деньги давай».

– И у него были реальные возможности?

– Больше, чем у мэра, знакомством с которым он очень кичился.

– Какими методами он действовал?

– Методами знакомства, через личные качества, которыми он обладал, – Донат мог влезть в любую ситуацию. Методами логического мышления, свойственными человеку его национальности… Да всевозможными методами! И это было результативно.

– Когда он появился?

– Не могу сказать. Штерн был всегда!

Денежка к денежке

Согласно обвинению, после всех преобразований муниципальное предприятие поэтапно превратилось в ООО, в собственности которого находились здание и земельный участок по адресу: ул. Красноармейская, 44. Стороне обвинения предстоит доказать, что А. Макаров, используя должностные полномочия, предоставлял в период с 1998 по 2005 годы ООО «Городской торговый центр» различные льготы и преимущества, обеспечивал общее покровительство, снимавшее практически любые административные барьеры при оформлении документов.

По версии обвинения, за выполненные действия Александр Макаров получил от Доната Штерна взятку в виде собственности на долю в уставном капитале ГТЦ по цене в 1 537 тыс. рублей, тогда как ее рыночная стоимость составляла 16 858 600 рублей. Макаров вошел в состав учредителей ООО ГТЦ (хотя ему, как чиновнику, по законодательству это было делать запрещено). С января 2006 года он получал доходы с указанной доли, а также лично участвовал в управлении ГТЦ.

В подкрепление этой версии Елена Караваева огласила целый ряд документов: устав Городского торгового центра, учредительный договор, консолидированный отчет движения денежных потоков за 2006 год и другие.

Из них следовало, что Макаров действительно имел долю в ООО «ГТЦ» и ее стоимость равнялась 1,5 млн рублей. Также в документах указано, что он получил дивиденды за 9 месяцев 2006 года в размере 4 237 160 рублей.

10 февраля 2006 года Александр Макаров создал ООО «Сиб-Трэйд». Основная цель общества – получение прибыли. Уставной капитал – 10 тыс. рублей. Единственным участником общества являлся он сам. Следующий документ пояснял, для чего собственно возникло это ООО.

Уже через 7 месяцев – к 9 октября 2006 года – скромный уставной капитал «Сиб-Трэйда» в одночасье вырос до 16 868 600 рублей: Александр Макаров внес денежный эквивалент своей доли на нежилое помещение и землю по ул. Красноармейской, 44. А 4 декабря того же года «Сиб-Трэйд» по договору дарения безвозмездно перешел Илье Александровичу Макарову…

***

Пока не допрошены все свидетели, не состоялись прения сторон, остается немало вопросов: какова все-таки роль Александра Косова и куда он исчез после проведения приватизации? В чем конкретно выразилось покровительство мэра при создании ГТЦ? Какова реальная роль Штерна? Что стало с акциями трудового коллектива?

Тезисы адвокатов пока не прозвучали, но впереди допросы остальных свидетелей и прения сторон. Игорь Трубников берется доказать, что прокуратурой была совершена правовая ошибка. Он считает: Макаров действительно совершал две сделки, и каждая проходила по рыночной цене, что подтверждается заключениями независимых оценщиков. В его действиях нет преступления, и даже событие преступления отсутствует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *