«Русский проект» «Томской недели»

В середине июля, комментируя для ТВ-2 скандал с прекращением подачи газа, я сделал вывод: «Юридических доказательств пока нет, но многочисленные совпадения указывают на то, что вся интрига выборов мэра Томска была намотана на газовую трубу».

Думаю, сегодня необходимо поставить в этом вопросе точку. Или запятую.

Зависть и разочарование

17 июля «Томская неделя» поместила анонс: «В следующем номере мы опубликуем эксклюзивное интервью с владельцем ЗАО «Русский проект», в котором он подробно объяснит причины «газовых войн», ведущихся против его предприятия мэрией города Томска».

Семь дней меня душила профессиональная зависть – все попытки журналистов нашей газеты узнать имя владельца предприятия, вокруг которого так туго закрутился клубок самых разных интриг, провалились.

24 июля я почувствовал себя глубоко обманутым: в «Томской неделе» о «газовых войнах» повествовал учредитель «Русского проекта» Алексей Фролов, до этого уже неоднократно сказавший все то же самое, что и в этот раз.

Думаю, только самому наивному человеку надо объяснять глобальную разницу между учредителем и владельцем.

Но неисповедимы пути информационные – именно та публикация «Недели» понудила службу судебных приставов быть более открытой, нежели ранее в разговоре со мной («Оснований для ареста нет» – «ТН» от 23 июля).

Скоропалительная перепродажа

Итак, материал «Недели» содержал абзац, в котором Алексей Фролов обвинял власти в том, что они через судебных приставов «хотят отобрать нашу частную собственность». Приставы возмутились, и в прошедший четверг заместитель начальника Управления Федеральной службы судебных приставов по ТО Владислав Скорик провел пресс-конференцию:

– Единственная правда в том, что приставы неоднократно приходили в «Русский проект», но только в рамках наших обязанностей по выявлению имущества и доходов должников. Вопросы от СМИ уже звучали, и я повторю: гражданин Гусаров Игорь Леонидович по решению суда, вступившему в силу 28 апреля 2008 года, является должником – сумма долга в пользу физлица (Владимир Дурнев. – Прим. авт.) более 5 млн рублей. Поэтому когда в СМИ прозвучала информация, что господин Гусаров является акционером «Русского проекта», приставы были бы просто бездельниками, если бы это не проверили, ведь, несмотря на все наши усилия, решение суда не исполняется в течение длительного времени.

Напомню, информация в СМИ о Гусарове прозвучала в связи с инцидентом 15 июля, когда «Русский проект» прекратил подачу газа в котельную на ул. Водяной и более чем на 20 промышленных предприятий. В «Русский проект» приставы пришли через два дня – в пятницу, 17 июля. Как уже сообщали «ТН», директор ЗАО Ольга Анисимова сказала, что не сможет представить реестр владельцев предприятия. На пресс-конференции Скорик добавил деталь:

– Она сказала, что документы находятся у Гусарова, и это зафиксировано в протоколе, подписанном понятыми.

В понедельник, 20 июля, Игорь Гусаров представил приставам выписку из реестра, из которой следовало: ранее он был владельцем «Русского проекта», но 14 июля продал акции гражданину Пшонко Сергею Владимировичу.

– Мы проверили, и оказалось, что Пшонко тоже является должником, опять же по давно вступившему в силу решению суда, от февраля 2008 года. Поэтому акции «Русского проекта» были вновь арестованы, – продолжил Владислав Скорик. – Отгадайте, что случилось дальше? На следующий день Пшонко представил документы, что он продал акции более мелкими пакетами разным лицам. К ним у приставов вопросов не было, за исключением одного человека – владельцем 15 акций из 100 стала гражданка Иванова Юлия Викторовна, которая тоже оказалась должником. А теперь обратите внимание, кто является автором статьи «Газовые войны» в «Томской неделе» – Юлия Иванова. То есть официальный совладелец «Русского проекта» выступает как независимый журналист и рассказывает, как «власть совместно с приставами душит бизнес». Думаю, Томск действительно умный город, и граждане сами могут сделать выводы.

Да, понимаю затруднения «Недели», пообещавшей явить «эксклюзивное интервью с владельцем ЗАО «Русский проект»…

(Долг Юлии Ивановой был незначителен, и она его сразу заплатила.)

Имена и темы

Они все время одни и те же. Например, Скорик, отвечая на вопрос «ТН», сообщил – незначительная часть долга Гусарова Владимиру Дурневу была закрыта из зарплаты Гусарова:

– Вот копия объяснительной от 3 декабря 2008 года: Гусаров пишет, что является заместителем по экономике главного редактора «Томской недели» Александра Деева. С этой должности Гусаров уволился в апреле этого года.

Теперь добавлю пару фактов от себя. ЗАО «Русский проект» перечислило в избирательный фонд кандидата в мэры Томска Александра Деева 100 тыс. рублей. А простой анализ подтверждает: к предприятиям, которые стали основными спонсорами избирательной кампании Деева, имеет отношение один и тот же – не очень большой – круг людей, часть которых названа… И как не вспомнить, что в начале 2008 года, как только «Томская неделя» была куплена некими инкогнито и Деев стал главным редактором, газета опубликовала два откровенно лоббистских материала на тему: отвратительное руководство Томска в силу своих личностных интересов убивает замечательные инвестиционные проекты ЗАО «Русский проект» по газификации города.

«И что из всего этого следует? – спросит критик. – Лоббизмом заниматься никому не запрещено, равно как и сбором денег на избирательную кампанию».

Да, все это безусловно. Только два «но».

Белый рыцарь и неизвестные деньги

Первое «но». Не берусь оценивать содержание инвестиционных планов «Русского проекта» – это дело технических специалистов и экономистов. Но берусь оценить другое. Во всем мире бизнес делится на две категории – сугубо частный (закрытый) и публичный. Разница между ними естественная и понятная. Если человек на свои частные деньги организовал фирму, он вправе сохранять ту степень закрытости от общества, которую сам считает нужной. Вплоть до полного инкогнито. Он отчитывается только перед налоговой инспекцией. Другое дело, если бизнес использует средства других людей или общественные. В этом случае бизнесмен не может считать деятельность фирмы только своим частным делом. То есть деятельность такой компании обязана быть максимально публичной – акционеры или общество вправе знать имена учредителей и менеджеров, происхождение и объем собственного капитала компании, отчеты о финансово-хозяйственной деятельности и т.д. Все это тем более, если фирма работает в социально важной сфере.

Так вот, инвестиционные планы «Русского проекта» находятся в зоне гигантской социальной важности – сфере обеспечения жизнедеятельности города. А с публичностью «Русского проекта» столь же гигантские проблемы. Потому что даже факты, обнародованные приставами, не дают ответов на вопрос, кто является владельцем фирмы.

Поясню. Когда Скорик рассказал о скоропалительных перепродажах акций, я спросил – продажа означает получение доходов, почему на них не наложен арест? Ответ – акции проданы не по рыночной, а по символической цене. Например, Юлия Иванова за каждую из 15 акций заплатила 100 рублей. А на следующий день в «Томской неделе» появилось объявление о продаже предприятия с указанием цены – 150 млн рублей. То есть Юлия Иванова совершила потрясающе выгодную сделку – купив 15 акций за полторы тысячи, она за две недели увеличила свое состояние до 22 млн. Завидую. Или все-таки нечему завидовать?

– Гусаров продал акции, но у него есть доверенность на право управления контрольным пакетом, – ответил Скорик на вопрос «ТН».

Или такой штрих: в конце прошлого года приставы пытались в обеспечение решения суда по иску Владимира Дурнева наложить арест на имущество Владимира Гусарова. Но:

– Коттедж, в котором проживает Гусаров, ни на ком не зарегистрирован. Он пользуется дорогой машиной, но она зарегистрирована на другое лицо. Мы наложили арест на имущество в коттедже – бра, диван, пуфик, комод, столик, кресло, картины, иконы. Но по решению суда арест пришлось снять – был представлен документ, что это имущество предоставлено гражданину Гусарову на безвозмездной основе некой юридической фирмой.

И подобных штрихов еще немало.

Вот таков образ компании, которую «Томская неделя» упорно именует стратегическим инвестором.

Вот и поставьте себя на место представителей власти, которые ведут переговоры с такими собственниками.

И второе «но». Художника судят по законам, которые он сам для себя избрал. Редактор «Томской недели» и кандидат в мэры Томска Александр Деев избрал образ белого рыцаря, бескорыстного защитника обездоленных, редактора «единственной оппозиционной газеты области». Увы, этот образ плохо соотносится с газовой прозой жизни.

 

Акции «Русского проекта» бездокументарные. То есть ни в одной базе реестродержателей их нет, и до появления информации в СМИ приставам действительно было крайне проблематично узнать, имеет или не имеет кто-либо из должников какое-то отношение к «Русскому проекту».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *