Хвойный мамонт

Сколько будут жить пригородные кедрачи?

 Тревога

Каждый знает: лес рубят – щепки летят. Вот почему вымирание кедровника, получившего статус памятника природы, встревожило дачников села Плотниково. Четыре года назад началась интенсивная санитарная вырубка кедрача, плотным кольцом опоясывающего поселок. Вскоре она приобрела почти промышленные масштабы. А два года спустя в поселке появилась новая ленточная пилорама.

– Зимой бревна тащат волоком, – рассказал «ТН» дачник Борис Михайлов, – а летом приезжает «воровайка» – автокран с кузовом. Всю неделю они ведут заготовки, а в выходные увозят на пилораму.

Четыре года назад жители Плотниково написали коллективное письмо в томскую прокуратуру, считая, что под видом санитарной рубки лес пилят частные предприниматели.

Вскоре пришел ответ: все законно, идет очищение леса от короеда.

Еще в 1960-х годах Плотниковский кедровник был признан местным исполкомом особо охраняемой территорией.

– У нас в области что ни памятник природы, то кедрач, – говорит начальник отдела государственного мониторинга областного комитета охраны окружающей среды Ольга Антошкина. – Именно поэтому кедровники нас волнуют больше всего. Их садят преимущественно возле поселений, и нигде нет столько нарушений, как в кедровых лесах: самовольные вырубки, захват земли, незаконное строительство…

Короед

Но в этот раз инспекция экологов, которая 18 августа проверила Плотниково, незаконных вырубок не нашла. Поваленные деревья были помечены синей краской – метка лесника. Кора с легкостью отходила, что, по словам проверяющих, свидетельствует о паразитах. Вывод: в лесу действительно идет санитарная рубка, а ее масштабы объясняются катастрофическим заселением короеда.

И борьба с ним ведется не четыре года, как считают местные жители, а по меньшей мере 25 лет.

– Мы начали санитарное очищение леса в 1984 году, – рассказывает лесничий Богашевского участкового лесничества Александр Болтовский. – С тех пор было несколько вспышек рыжего соснового пилильщика, хвойного усача и короеда.

Плотниковский кедрач – федеральный, а значит, санитарными рубками и восстановлением леса должно заниматься лесничество, но Гослесохрану сократили — из 2,5 тыс. лесников осталось только 500 человек. Поэтому санитарными вырубками действительно занимаются частные предприниматели с новой плотниковской лесопилки и Заварзинского совхоза.

– Делается это так, – рассказывает Александр Михайлович, – мы проводим конкурс, победитель получает целый пакет работ: санитарная вырубка, посадка нового леса, противопожарные меры… Сейчас проводим конкурс на передачу кедрача в аренду, и, скорее всего, его выиграет Заварзинский совхоз, который и был инициатором проведения конкурса.

Смерть и жизнь

Существует ряд методов очищения леса от паразитов, но ни один из них не подходит для Плотниковского кедровника. Авиахимобработки слишком дороги, к тому же любая химия сейчас запрещена в лесах неподалеку от поселений. Ловушки-приманки (валят здоровые деревья, чтобы на них перебрался короед, а затем сжигают) бесполезны при таких масштабах заражения. Остается только вырубка. Но, похоже, даже она не спасет Плотниковский кедрач.

– Этот лес проживет еще лет 15-20, – рассказывает старший инспектор Томской области по охране природы Людмила Ванявкина. – При сбивании шишек прислонами (деревянные шесты) обдирается кора, и дерево заболевает. Сожжение в лесу веток в пожароопасный период тоже ускоряет процесс вымирания леса. Но основная причина – насекомые. Именно это происходит сейчас в Лучаново, Протопопово, Петухово и Аникино. 

Вячеслав Ковыршин, полковник в отставке, который превратил свою дачу в ботанический сад, выращивая грецкий орех, голубую ель и даже казахский карагач, все лето ходил и замазывал глиной кедровые «раны», оставшиеся после сбора шишек и неаккуратной перевозки спиленных бревен. Два года назад вдвоем с супругой они посадили 300 кедров и несколько берез.

– Вот этому пню 242 года, – показывает Вячеслав Ковыршин, – мы по кольцам подсчитали. Что у нас останется, если все спилят?

Хвойный вымирающий мамонт стоит в саду Вячеслава Васильевича, а лесные собратья уже сильно поредевшего леса ждут своей очереди.

По словам лесничего Александра Болтовского, там, где вырубается кедр, прекрасно растет сосна. В прошлом году Богашевское лесничество посадило на 10 га хвойные деревья. А если еще посадить осину, то после нее снова вырастет кедр. Таким образом, кедровник, как мифический Феникс, будет умирать и возрождаться снова. Правда, на это уйдут десятки, а может, и сотни лет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *