Прививка от бездушия

Томские студенты помогли пострадавшим от радиации

Решение признать томича Вячеслава Ундалова пострадавшим от радиационного воздействия вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне вынес Советский районный суд 18 августа. В Семипалатинске Ундалов проживал с 1946 по 1966 год – тогда на полигоне прогремело немало взрывов. В 1966-м приехал в Томск, уже четыре десятка лет – гражданин России. Но положенную пострадавшим от радиации льготу долго получить не мог. И до апреля 2009 года это казалось невозможным.

Однако весной сразу в нескольких российских городах суды пошли навстречу гражданам, добивающимся права на льготы. Одним из первых городов стал Томск – в суде Советского района добился признания пострадавшим от радиационного воздействия бывший казахстанец Сергей Недобитков. Его интересы в суде представляли два студента юридического института ТГУ – Алексей Вельтмандер и Алексей Амельченко.

 В списках не значатся

Вячеслав Ундалов вспоминает:

– Когда был подростком, занимался фотоделом. При проявке пленки надо бы пользоваться дистиллированной водой, но она была в дефиците, поэтому я использовал воду дождевую. Помню, промыл пленку, достаю, а она вся засвеченная. Это только сейчас, десятилетия спустя, понимаю, почему так произошло.

Семья Вячеслава Ундалова жила в Семипалатинске.

– Я помню, как закладывало уши, вылетали стекла из рам. Я был еще пацаном, мы этому не придавали значения…

Он похоронил многих школьных товарищей и многих своих родственников. Все умерли от злокачественных образований. Ундалов признается: об этом трудно вспоминать…

Еще в 1994-м российское правительство утвердило перечень населенных пунктов Казахстана, жители которых получили дозу облучения, превышающую допустимую, впоследствии переехали в Россию и могут претендовать на помощь государства (распоряжения Правительства РФ от 10 февраля 1994 года № 162-р и от 15 марта 1995 года № 356-р). Списки эти, говорят бывшие семипалатинцы, далеко не полные. Приводят в пример аналогичный перечень, принятый в Казахстане.

– Как нас обошли? – говорит Ундалов. – Мы с одним приятелем сидели за одной партой, вместе ездили в школу – он на две остановки раньше меня садился в автобус. Его район попал в утвержденный перечень, а мой – нет…

На сторону пострадавших, забытых правительством встал Конституционный суд РФ. Он определил: если у гражданина имеются иные сведения, подтверждающие, что его здоровью был причинен вред, ему также положены льготы. Но в районных судах практика не сложилась.

– Свое право на льготы я пытался доказать с 2002 года, – рассказывает Сергей Недобитков. – Обращался в Верховный суд, писал президенту и в правительство… Отовсюду – сплошные отписки.

Скорая юридическая

В 2007 году Недобитков обратился в Центр клинических методов обучения (юридическую клинику) ЮИ ТГУ.

Клиника создана в 2000 году, работают в ней студенты 3-го и 4-го курсов юридического института. Они оказывают бесплатную юридическую помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. За последний год в клинику обратилось 274 человека, всего за годы ее существования помощь здесь получили около 3 тыс. человек.

В клинике 6 кураторов, методист и примерно 45–50 студентов. Чтобы попасть в ряды ее сотрудников, необходимо пройти серьезный конкурсный отбор.

Юридическую помощь студенты оказывают самостоятельно. Они ведут прием, готовят ответ, но, прежде чем он будет дан, советуются и сверяют его у преподавателя-куратора.

Большинство таких преподавателей – действующие адвокаты. Потому качество юридических услуг в клинике достаточно высокое.

Дело Сергея Недобиткова поручили двум студентам – Алексею Вельтмандеру и Алексею Амельченко.

«Я знал, что добьюсь»

Для Алексея Вельтмандера бывший семипалатинец оказался одним из первых клиентов в юридической клинике ТГУ и в практике вообще. И самым сложным.

– В этом деле надо было не просто анализировать законы, а подходить с точки зрения основных принципов общей справедливости, – рассказывает Алексей. – Право человека нарушено – это вроде бы очевидно. А юридической возможности защитить этого человека нет.

Процессы длились более двух лет. В первый раз в удовлетворении иска Сергея Недобиткова суд Советского района Томска отказал, но это решение отменил областной суд. На следующем заседании районный суд вновь вынес решение не в пользу истца, и вновь оно было обжаловано в высшей инстанции. И только в третьем первоначальном разбирательстве, а фактически в пятом по счету процессе было принято решение о признании Недобиткова пострадавшим. Произошло это 24 апреля 2009 года.

– Я знал, что добьюсь, – говорит Алексей Вельтмандер. – Прочитал множество литературы, изучил законодательство. Все упиралось в перечень городов. Изучив документы, мы пришли к выводу, что этот перечень сам по себе нарушает права человека.

Алексей Вельтмандер признается: всегда хотел помогать людям, поэтому и пошел в юристы. Юридический институт окончил с красным дипломом. Но это, говорит, не имеет значения:

– Устраиваясь на работу, ты, можно сказать, должен получить новый красный диплом, который бы подтвердил твои практические навыки. Я участвовал во многих конкурсах, в том числе и российского уровня, но таких знаний, какие получил, помогая конкретным людям, ни один из этих конкурсов не дает. И, в конце концов, это всегда приятно, когда ты реально помог человеку…

 

По закону российским гражданам, получившим в результате ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне суммарную дозу облучения, превышающую 25 с3в (бэр), закон предоставляет право внеочередного обслуживания в лечебно-профилактических учреждениях и аптеках, преимущественное обеспечение местами в пансионатах ветеранов или домах-интернатах для престарелых и инвалидов, ежемесячную денежную выплату для индексации размера базовой части трудовой пенсии и ежемесячную денежную компенсацию.

 

Наша справка

Бывший Семипалатинский полигон расположен в северо-восточной части Казахстана в степной и полупустынной зоне, имеет общую площадь 18 500 кв. км и периметр более 600 км. Своими границами он захватывает территории Восточно-Казахстанской, Павлодарской и Карагандинской областей.

В октябре 2009-го исполняется ровно 20 лет с тех пор, как на полигоне прогремел последний ядерный взрыв. Всего на полигоне было проведено 456 ядерных испытаний. Их суммарная мощность в 2 500 раз превышает мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму.

 

Комментарий

Татьяна Трубникова, к.ю.н., директор Центра клинических методов обучения юридического института ТГУ:

– Услугами юридической клиники могут воспользоваться пенсионеры, инвалиды, безработные, матери-одиночки и многодетные матери, бюджетники, студенты. Клиника помогает разобраться с жилищными, семейными, пенсионными вопросами, участвует в решении гражданских споров. Наши сотрудники не имеют права давать консультации лишь по уголовным делам. Хотя в редких случаях все-таки помогают в составлении кассационных жалоб, апелляционных заявлений, ходатайств.

Сложные дела, подобные обращению гражданина Недобиткова, для клиники не редкость. И такая практика, конечно, нашим студентам помогает. Они выходят из университета не просто с багажом теоретических знаний, а готовыми юристами, которые умеют применять эти знания на практике. А тот факт, что у нас получают юридическую помощь лица, которые, возможно, не смогли бы получить ее иным способом, — социально незащищенные люди, делает студентов более человечными. Они получают прививку от бездушия. Фактически сами переживают те ситуации, с которыми столкнулись их клиенты. И я надеюсь, где бы потом они ни работали, этот опыт они не забудут.

 

За два года работы в юридической клинике ТГУ Алексей Вельтмандер помог четырем десяткам человек.

– Клиника – это возможность использовать свои знания и получать навыки, – говорит Алексей. – Не участвуя в процессах, законов не поймешь.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *