Как потопаешь, так и полопаешь

Начальник департамента общего образования Томской области Леонид Глок рассказал «ТН» о прямой связи результатов ЕГЭ и преподавательской зарплаты

– Леонид Эдуардович, как вы оцениваете результаты ЕГЭ этого года?

– В целом, считаю, результаты ЕГЭ для Томской области положительны. По 7 из 13 предметов область заняла лидирующие позиции в Сибирском федеральном округе. По 11 предметам результаты выше средних по России. В области 20 100-балльников. Единственный очевидный прокол – биология. По этому предмету уже третий год подряд мы демонстрируем результаты ниже, чем в среднем по России, – занимаем четвертое место с конца в Cибирском федеральном округе. Еще два предмета, по которым мы не выполнили поставленные задачи, – немецкий и французский язык. На этих предметах необходимо сосредоточить внимание.

– У ЕГЭ немало активных противников. Нет ли ощущения, что ЕГЭ отменят?

– ЕГЭ как форма итоговой аттестации зафиксирован в Законе «Об образовании». Кроме того, педагогическая общественность сегодня выступает за ЕГЭ. Возможно, единый госэкзамен необходимо модифицировать: изменить перечень обязательных предметов, внести изменения в КИМы (контрольно-измерительные материалы). Все реальные проблемы ЕГЭ заключаются в несовершенстве технологий, которые можно доработать, и в слабом контроле. Но, на мой взгляд, ЕГЭ – лучшее, что придумано в российском образовании за последние 30 лет. Оптимальная форма государственной аттестации, которую проводит не субъективный учитель, а государство при общественном контроле. Действительно, у ЕГЭ есть противники. Это, на мой взгляд, связано с тем, что большое количество подготовительных отделений вузов, репетиторов остались без дополнительного заработка, и это многих раздражает.

– Каким образом вы намерены ликвидировать пробелы в преподавании тех или иных предметов?

– Один из способов повышения качества образования – стимулирование работы учителей. Из областного бюджета на стимулирующие выплаты учителям по итогам первого полугодия было выделено 30 млн рублей. Такую же сумму учителя получат и по итогам второго полугодия. В самом школьном фонде оплаты труда заложены средства на стимулирующие выплаты (10% из 25% тарифного фонда – стимулирующие). Но теперь мы будем обращать пристальное внимание на распределение этих надбавок: нужно отказаться от принципа «всем сестрам по серьгам», учитель должен получать доплату за результат. Хороший результат – хорошая надбавка. Плохой – извини.

– Только ли результаты ЕГЭ будут играть роль в распределении надбавок?

– Нет. Все большее значение будет приобретать школьный мониторинг. И он будет многоступенчатым – внутренним и внешним. Учителя будут тщательнее анализировать результаты своей работы, чтобы понять, какие темы проседают. Их работу будут проверять завучи. А мы будем проводить мониторинг школ и даже муниципалитетов: фонд стимулирующих выплат для школ, которые демонстрируют хорошие результаты, будет выше, чем для отстающих. А плохим будем перечислять лишь основной фонд оплаты труда.

– Не кажется ли вам, что это приведет к еще более явному отставанию ряда учебных заведений?

– Это естественный процесс. Дети перейдут в другие школы, где дают более качественное образование. А школы с низким уровнем образования закроются. Платить деньги за отсутствие результата мы больше не намерены. Все мы живем в рынке: как поработал – так и получай.

– Леонид Эдуардович, в этом году заканчивается действие национального проекта «Образование» и комплексного проекта модернизации образования (КПМО). Как это отразится на работе школы, зарплате учителей?

– В следующем году еще сохранится федеральное вознаграждение за выполнение функций классного руководителя (1 300 рублей). Далее, возможно, Федерация переложит эту нагрузку на областной бюджет. Для области это серьезные деньги – 108 млн рублей в год. Будут ли в бюджете следующего года средства на осуществление этих выплат, пока неизвестно. Если же говорить о модернизации образования – мы ни в коем случае не должны ее останавливать. Средства национального проекта и КПМО позволили улучшить материально-техническую базу школ, повысить квалификацию учителей. Дальше мы должны раскручивать этот маховик самостоятельно.

– Можно ли рассчитывать на дополнительные бюджетные средства в сегодняшней непростой экономической ситуации?

– Бюджет – не единственная и не главная наша надежда. Будем искать внебюджетные средства, создавать фонд поддержки образования. Мы хотим предложить томичам поучаствовать в создании народного фонда поддержки образования. Если каждый работающий житель области перечислит в этот фонд свою однодневную зарплату, получим дополнительные 400 млн рублей на модернизацию образования. Для сравнения: по КПМО мы получили в этом году 122 млн рублей.

Средства фонда – это пожарная безопасность школ и в целом безопасность учебных учреждений, установка «тревожных кнопок» и их обслуживание. Поддержка педагогов: стимулирующие выплаты, премии, гранты. Приобретение современного оборудования. Это обучение детей-инвалидов. И сегодня мы склонны делать ставку не на областной бюджет, а на людей, которые заинтересованы в будущем своих детей; на предприятия, которые работают в Томске и заинтересованы в росте инновационного образовательного потенциала области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *