Откат по полной программе

Томские корни уголовного дела российского масштаба

 Приговор по одному из самых громких уголовных дел последних лет был вынесен в Москве. К различным срокам – от 2 до 9 лет – осуждены руководители Федерального фонда обязательного медицинского страхования. Возглавлявший ФОМС Андрей Таранов и четверо его заместителей обвинялись в получении взяток. За выделение государственных субвенций региональные фонды отправляли в головную контору откаты в размере от 3 до 7% от полученной суммы.

Вскрытие коррупционной схемы и сбор доказательств заняли несколько лет. Плотную работу в этом направлении сотрудники ФСБ начали еще в 2004 году. И хотя выяснилось, что дань взималась практически со всей России, реально уголовное дело против московской верхушки раскручивалось с трех эпизодов, выявленных и расследованных в Томске. Общая сумма взяток, переданных из Томского фонда обязательного медстрахования, насчитывала 1,5 млн рублей.

Томский эпизод

Первая половина 2005 года выдалась для томских чиновников из системы медстрахования нелегкой: практически шесть месяцев из Федерального фонда ОМС не поступали средства. Буксовали целевые программы, но неоднократные обращения в Москву не приносили результатов – деньги не шли. Не спасало и то, что в Законе о бюджете-2005 отдельной строкой значилась сумма дотаций на финансирование здравоохранения. Согласно этому документу наша область должна была ежемесячно получать из федерального фонда не менее 19 млн рублей. Должна была, но не получала.

И только в июне появился некоторый проблеск. Директор Томского территориального фонда ОМС Евгений Копасов узнал, что в Москве намечается очередное распределение субвенций. Момент для участия в дележке средств складывался благоприятный – руководитель федерального фонда Андрей Таранов как раз отмечал 27 июня 50-летие.

Копасов вылетел в столицу – поздравить, поддержать добрые отношения с руководством и, возможно, как-то подтолкнуть решение финансовых проблем своего фонда ОМС.

Таранова Евгений Анатольевич поздравил, а по поводу подачи заявки на получение субвенции обратился к его заместителю Наталье Климовой.

Наталья Борисовна приняла Копасова в рабочем кабинете. Пошутила: она, мол, с некоторых пор уделяет Томской области особое внимание, и Евгений Анатольевич должен быть ей благодарен… И может подать заявку на свою субвенцию.

Проницательный Копасов начальственный юмор понял правильно. Для слова «благодарность» дополнительных пояснений ему не потребовалось.

Заявку на субвенцию в размере 23 млн рублей он передал факсом и выслал по почте.

А пару недель спустя снова отправился в Москву. На этот раз Климова выразилась без обиняков, предложив платить лично ей 3% от суммы выделенных Томской области средств.

Директор Томского фонда ОМС согласился. Речь шла о первой за весь год субвенции, и деньги были очень нужны.

После этого разговора 25 июля 2005 года Томской области из ФФОМС были выделены 15 млн рублей. Копасов уверился, что Климова действительно обладает необходимыми полномочиями. Исходя из достигнутой 3-процентной договоренности, он рассчитал сумму первого отката – 450 тыс. рублей. Захватив еще 300 тыс. рублей в качестве аванса, он выехал в Москву. Наталью Климову предупредил, что едет не с пустыми руками, а с «отчетами».

Схема заработала: 7 октября Томский фонд ОМС получил очередные 15 млн, 8 декабря – 20 млн рублей. Впервые заявка томичей на субвенцию была удовлетворена центральной конторой в полном объеме.

Системный перекос

Материалы оперативных разработок, проведенных ФСБ, позволили доказать, что аналогичным образом вымогались деньги у руководителей территориальных подразделений в Башкортостане, Калмыкии, Саратовской, Вологодской, Брянской областей. Но именно расследование, проведенное в Томске, и свидетельские показания Евгения Копасова стали отправной точкой формирования уголовного дела против чиновников ФФОМС.

Удовлетворение их корыстных интересов неизбежно привело к перекосу всей системы распределения субвенций. Территория, обеспечивающая более солидный откат, получала из столицы больше средств, чем ее соседи. Соответственно, тот из директоров, кто не сумел договориться с Москвой, мог вообще не увидеть субвенций или довольствоваться только небольшой частью.

Где-то было пусто, а где-то густо, и дыры надо было как-то латать. И, поскольку ФФОМС сам формировал прогнозы для правительства страны о необходимых затратах на медицину, эти затраты с каждым годом увеличивались.

Молчаливые свидетели

Работу над томским эпизодом необходимо было продолжить в Москве, и в столицу был направлен следователь по особо важным делам следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Томской области Олег Астафьев. Почти год он отработал в составе следственной группы Главного следственного управления. Руководил группой легендарный человек – опытнейший следователь Александр Филин. Государственный советник юстиции (соответствует генеральскому званию) успешно провел расследование многих громких преступлений. Ему было поручено и «дело ФОМС».

Олег Астафьев рассказал корреспонденту «ТН» о некоторых особенностях этого уголовного дела.

Во-первых, оно было подкреплено мощной технической базой – аудио- и видеозаписями, на которых были зафиксированы передачи взяток от директоров территориальных фондов или их посредников. Люди, «попавшие в кадр», вызывались для дачи показаний в Москву.

Оперативные сотрудники предоставили в распоряжение следователей более 400 (!) 3-часовых видеокассет. В процессе расследования каждая была осмотрена и проанализирована, каждая прошла экспертизу, чтобы снять любые сомнения в подлинности съемки.

Второй момент – кропотливая работа со свидетелями. Многие из них готовы были рассказывать о системе поборов, но, как говорится, без протокола – практически никто не верил, что дело против федеральных чиновников не будет спущено на тормозах и закончится судом.

В случае свертывания расследования свидетелей, конечно, не устранили бы физически. Но как администраторы эти люди навсегда вылетели бы из системы ОМС, остались не у дел. Вряд ли им удалось бы успешно заниматься даже медицинским бизнесом.

И здесь решающую роль сыграла опять-таки оперативная съемка. Видеоматериалы производили на свидетелей ошеломляющее впечатление. Увидев себя со стороны, люди становились гораздо сговорчивее.

Стратегия и тактика

Олегу Астафьеву было поручено вести расследование эпизодов, связанных с деятельностью руководителя ФФОМС Андрея Таранова и его первого заместителя Юрия Яковлева. Допросы проводились в следственном изоляторе Лефортово.

– В первые же дни после ареста Таранов дал признательные показания, сообщив об известной ему схеме откатов практически как свидетель. То есть пытаясь убедить в осведомленности, но скрыть свою личную причастность к вымогательству взяток. Но в процессе работы выявилась его активная роль в руководстве преступной группой. Каждые два месяца ее участникам предъявлялись новые обвинения. Когда была накоплена значительная доказательная база, Таранов неожиданно намертво замолчал. Не думаю, что он добровольно выбрал именно такую тактику защиты. Скорее всего, на него сумели оказать давление лица, не желавшие, чтобы информация об откатах в системе ОМС вышла за пределы фонда и привела к другим фигурантам.

Естественно, активную, можно даже сказать, агрессивную позицию заняли защитники.

Юрия Яковлева опекали сразу три адвоката, однако они не были единой командой. С Тарановым работала одна защитница, но она стоила троих. (Достаточно сказать, что эта женщина являлась членом Адвокатской палаты при Государственной думе, участвовала в формировании Уголовно-процессуального кодекса.) Практически любой следственный шаг обрастал ее ходатайствами и жалобами. Она знала все тонкие места УПК и пользовалась этим, пытаясь свести на нет добытые доказательства.

Колоссальный объем работы охватил небольшой по времени промежуток – 2005–2006 годы. Согласно доказанным эпизодам сумма откатов чиновникам составила 27 млн рублей. Этого вполне хватило, чтобы директор ФФОМС – он же руководитель преступной группировки – Андрей Таранов получил 7 лет колонии строгого режима. Юрию Яковлеву дали 9 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *