«Я – как все!»

В областном суде начался допрос бывшего мэра Томска Александра Макарова. Адвокат Игорь Трубников задал своему подзащитному вопросы, касающиеся обвинения в незаконном предпринимательстве (покупка акций и участие в ООО «Городской центр оптовой торговли» по Красноармейской, 44). Также Александру Сергеевичу вменяется получение взятки от Доната Штерна в виде возможности приобретения доли в уставном капитале ООО «ГТЦ» по цене, значительно ниже рыночной.

Своими вопросами Трубников акцентировал наиболее важные моменты из истории ЦОТа. Как выяснилось, Александр Макаров не только занимался им как глава администрации Советского района и впоследствии мэр, но и нередко заходил в магазин как обычный покупатель.

– Я столкнулся с ТЦОТом, когда он еще назывался «Универсам», а я был главой района. Оказалось, что это не только один из самых больших, но и наиболее бестолково управляемый магазин. Как муниципальная собственность, он не приносил дохода: ни копейки ни в бюджет, ни в федеральные, ни в областные, ни в местные налоги.

Я видел один способ для наведения порядка: акционирование, передача в частные руки. В конце концов, муниципалитет – самый неэффективный собственник. Всегда так было и будет.

– Приватизация ТЦОТа началась в 1998-1999 годах и завершилась к 2001-му. Лично вы как-нибудь участвовали в этом процессе?

– В Томске приватизировались сотни предприятий. Это не было основной проблемой жизнедеятельности города. Не коммунальная, не социальная сферы… Приватизацией занимался департамент недвижимости. Если бы его руководитель Анисим Николаевич Учитель приходил ко мне с вопросами относительно какого-то магазина, он бы на этом месте долго не проработал.

– Итак, к моменту приобретения вами доли в уставном капитале в 2005 году центр оптовой торговли уже 4 года работал автономно. Это было заметно?

– Я жил рядом, ходил в этот магазин. Видел, как изменялся фасад, надстраивался второй этаж, появилась внутренняя отделка, благоустройство, парковка.

– Расскажите об обстоятельствах приобретения вами доли в уставном капитале этого предприятия.

– В 2005 году я выступил на телевидении, и журналист спросил меня, буду ли я баллотироваться на четвертый срок (закон это позволял). Я ответил, что нет, уже принял решение, в мэрию должны прийти более молодые люди, с новыми взглядами. Смена власти вообще плодотворный процесс.

А на следующее утро после этой передачи ко мне в кабинет пришел Донат Штерн. (Владелец контрольного пакета акций торгового центра. – Прим. авт.) Он завел разговор о вчерашнем эфире: «Вот вы уйдете с поста мэра и на что жить будете? На пенсию? Я же знаю томский бизнес, знаю, что у вас ничего нет». И предложил мне долю в уставном капитале торгового центра. Мол, когда перестану руководить городом, буду заниматься бизнесом.

– Пригласил вас в качестве свадебного генерала?

– Может быть. Объяснил: сейчас предприятие не прибыльное, все, что зарабатывается, вкладывается в реконструкцию. И еще два-три года доходов не предвидится. Так что с точки зрения закона я буду абсолютно чист…

– Юристы консультировали вас с позиций обоснованности и законности данной сделки? Что они говорили: можно или нельзя ее совершать, а если можно, то на каких условиях?

– Прошли многочисленные консультации. Условия были такие: приобретение долей по той же цене, по которой их приобретали другие члены ООО (одна доля – тысяча рублей); полный отказ от участия в управлении; никаких льгот, которые я мог бы обеспечить данному предприятию, будучи мэром. На этих условиях я приобрел 20% доли в уставном капитале у Штерна, а затем еще 10% у Косова, на общую сумму около 1,5 млн рублей.

– И все-таки юристы вас предостерегали от этого шага?

– Они приводили примеры: акциями или долями в уставном капитале имеет право владеть хоть президент, хоть губернатор – кто угодно! Это не является предпринимательской деятельностью, если вы не управляете процессом по извлечению прибыли, не участвуете в нем. И все-таки есть одно «но»: если бы меня кто-то захотел опорочить (или, как у нас в стране говорят, «заказать») он мог бы воспользоваться этой сделкой.

– Но, возможно, вы оказали на Косова и Штерна давление, заставив продать вам долю? Как мэр какие-нибудь рогатки ставили?

– У нас в городе есть десятки гораздо более интересных и прибыльных предприятий. Мэр, имей он такое желание и такой моральный уровень, мог бы приобрести не только долю, а контрольный пакет акций! Но я на это никогда не шел.

– Итак, вы приобрели долю в 30% от уставного капитала. Позволило ли вам это контролировать ООО?

– Разумеется, нет. Я даже не участвовал в собраниях. Если память мне не изменяет, я подписал три протокола, где в повестке стояли только технические вопросы. Мне приносили протокол, и я расписывался, в самом низу.

– Но вот протокол о договоре аренды от 2005 года с компанией «Холидей». Это уже можно отнести к управлению предприятием. Единогласное голосование, стоит и ваша подпись.

– Это не протокол. Это филькина грамота! Подпись не моя, я не знаю, откуда взялась эта бумага, может быть, ее на рынке купили!

– Перейдем к другому виду имущества, которое вы приобрели: доля в праве собственности на здание и земельный участок. При каких обстоятельствах была совершена эта сделка?

– Ко мне пришел Донат Штерн и объяснил, что с точки зрения бизнеса более надежно владеть не только долей в уставном капитале, но и в самом объекте недвижимости. Мне объяснили, что это совершенно законно. Была произведена оценка всего торгового комплекса. Потом ее разделили на доли, и каждый из членов ООО выкупил ее по рыночной цене. Так поступают 99% обществ по всей России!

Моя доля стоила 16 млн рублей. Штерн сказал, что можно сделать рассрочку на 15 лет.

– А вы видели другие договоры?

– Конечно, видел. Я с самого начала настаивал, чтобы все было как у всех. Чтобы потом не было разговоров, что Макаров что-то купил за три копейки. Поэтому мне принесли экземпляры договоров всех участников общества. Всем продали долю в собственность, пропорциональную доле в уставном капитале.

– Никого не обидели?

– Никого.

На этом допрос Александра Макарова был прерван в связи с болезнью одного из присяжных. Стороны обвинения и защиты решили не вводить запасного участника, а дождаться выздоровления. Допрос планируется продолжить 10 сентября.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *