«Каждому есть чем поделиться с другими»

Волонтерские путешествия томички Елены Локтионовой

В2009 году Елена Локтионова впервые за последние 8 лет изменила планы на отпуск: традиционная поездка за рубеж отложена на 2010 год.

– Еще только осень, а я уже с нетерпением жду августа следующего года, когда поеду во Вьетнам, – грустит Елена Владимировна.

В страну жаркого солнца и песчаных пляжей Локтионова отправится не отдыхать, а помогать местным жителям. С 2001 года Елена – единственная в России женщина- участница американской всемирной организации «Habitat for Humanity», которая бесплатно строит и ремонтирует жилье в разных странах мира. Две недели отпуска, совмещающие путешествие с возможностью оказать посильную помощь людям: с 2001 года волонтер Локтионова (в обычной жизни сотрудник одного из крупных томских банков) побывала в Польше, Венгрии, Северной Ирландии, Бурятии, Киргизии, Эквадоре и дважды в Румынии.

Культурный шок и типичные волонтеры

– Кто-то живет в бамбуковой хижине, кто-то в общаге с неработающими туалетами, кто-то в землянке. Я видела это собственными глазами, – вспоминает томичка. – Конечно, нас, русских, удивить трудно – у самих стандарты жилья стали совсем недавно меняться. Но даже меня потрясли общежития в Румынии – трубы отопления и канализации срезаны, в каждой комнате железная печка, труба выведена в форточку. Или в Эквадоре – улица из бамбуковых хижин, больше похожих на курятники… А во Вьетнаме, говорят, люди живут либо в перенаселенных городских квартирах, либо в деревнях в домах из картона.

Большая часть «Habitat for Humanity» – молодежь до 30 лет. Но в группе, с которой все эти годы ездит Елена Локтионова, люди скорее пенсионного возраста.

– У нас есть пара – муж и жена, обоим под 80. Поразительные люди. Эта американка молодым даст фору, работает топором наравне с мужчинами. А вообще в группе преподаватели, учителя, строители – люди, близкие мне по духу, – поясняет Елена.

Для волонтерской поездки во Вьетнам Локтионовой понадобится 1 900 долларов – фиксированная сумма для каждого участника. 350–450 долларов пойдет на помощь филиалу «Habitat for Humanity», остальное – проживание, питание. Проезд оплачивается отдельно.

– Деньги для всех волонтеров, как и для меня, не лишние. Но они сознательно тратятся на то, чтобы не просто отдохнуть, а… выполнить свое предназначение. Для меня это не удовлетворение амбиций: есть ощущение того, что не ты выбрал эту дорогу, а дорога выбрала тебя, и ты должен по ней идти. Конечно, приходится напрягать своих близких, и это особенно тяжело. Но все равно потом приходит осознание своей правоты.

Философия стройки

Работа ведется, как правило, с 8 утра до 5 часов вечера, включая субботу.

– Там нет понятия «женский труд». Если работаем с деревом, приходится забивать гвозди. Копаем землю, замешиваем бетон, заливаем фундамент, ведь именно ручной труд делает строительство более дешевым.

Программа «Habitat for Humanity» рассчитана на малоимущих граждан, которые не могут воспользоваться ипотечными программами. Чаще строят не квартиры, а дома (как правило, площадью до 60 кв. м) с небольшими участками – целыми улицами или микрорайонами. Средства создаются из начального капитала, выделяемого центральным офисом Habitat, и местных источников. Будущие хозяева жилья (каждая семья должна отработать 500 часов) работают совместно с волонтерами, помогая строить друг другу дома. Затем будущие домовладельцы выплачивают стоимость дома в течение 10–20 лет. Habitat не взимает проценты и не извлекает никакой прибыли: все средства возвращаются в оборотный фонд местного филиала и используются для нового строительства.

Эмоциональный взрыв

В перерывах между работой волонтеры успевают посмотреть знаковые места, съездить на экскурсии. И это особого рода отдых.

– В Эквадор я взяла с собой дочь – она мечтала побывать в Латинской Америке, — рассказывает Елена. – Удалось съездить в круиз на Галапагосские острова. Но дочь была в восторге не только от моря. Волонтерский отдых – эмоциональный. Каждый день по насыщенности как неделя, возвращаешься и понимаешь – есть физическая усталость и заряд, огромный заряд бодрости. Общение с местными жителями дает ни с чем не сравнимые эмоции: можно увидеть и понять о стране такие вещи, которые никогда не поймешь в качестве простого туриста. Когда едешь как турист, смотришь достопримечательности, но не видишь внутреннего стержня страны. А нас приглашают в семьи, на встречи с местной властью, мы ходим в школы и детские дома. Я раньше отдыхала на Иссык-Куле, но когда приехала в Киргизию работать, то открыла для себя совершенно иную страну.

Россия особая

Сегодня Habitat работает более чем в 100 странах. Но, если взглянуть на пространство бывшего СССР, увидишь три точки. Киргизия, где жилищные условия улучшили уже более 500 семей. Украина – сотрудничество только началось, планируется помочь 200 семьям. В России филиал Habitat один – в Бурятии. Работает с 2003 года, с тех пор члены сообщества помогли 31 семье.

В 2002 году в Томске шли активные разговоры, что и у нас начнет работать Habitat.

– К сожалению, это ничем не завершилось и, думаю, изначально было обречено на неудачу, – говорит Елена Владимировна. – Все филиалы организации создаются в местных сообществах, и в их составе должны быть люди, которые хотят, чтобы неимущие имели жилье, но сами не нуждались, также в эту группу должны входить заинтересованные люди из власти. А в Томске в инициативную группу вошли только нуждающиеся в жилье…

С другой стороны, Habitat столкнулся в России с феноменом, когда нуждающиеся говорили: дома предполагаются слишком маленькие, они хотят больше. И это, кстати, можно объяснить.

– С точки зрения мирового менталитета, мы все живем в не очень хороших условиях – как на Западе люди более низкого статуса. Для них бюджетники, врачи, учителя – люди не бедные и могут купить жилье в ипотеку. У них бедные – цветные, иммигранты, полубезработные, недостаточно образованные, – поясняет Елена Локтионова.

А последовавший в последние годы всплеск кредитования несколько снял жилищный вопрос.

Опыт общества

– Когда я начинала участвовать в Habitat, люди с трудом меня понимали: заплатить свои деньги и еще работать самой? Крутили пальцем у виска. В те годы понятие благотворительности еще было необычным. Но за годы многое изменилось, – заключает Елена Локтионова, – Многие, в том числе и сотрудники нашего банка, так или иначе оказывают благотворительную помощь детям, неимущим семьям. И слово «волонтер» становится более понятным: чем больше ты отдаешь, тем больше возвращается тебе. Из этого опыта, думаю, уже проясняется: каждому есть чем поделиться с другими – деньгами, продуктами, вещами, свободным временем, советом, добрым словом.

 

– Я езжу в составе американской группы, где есть и англичане. Внутри группы мы говорим по-английски, с местными жителями иногда через переводчика. Должна сказать, самая большая проблема любых волонтерских поездок – незнание английского. Большинство местных жителей знают хотя бы азы – там в порядке вещей, когда дети говорят на английском. Вообще английский везде, где я бывала, гораздо больше распространен, чем у нас.

 

наша справка

Международная организация «Habitat for Humanity International», название которой можно перевести как «Жилье для человечества», образована в США в 1976 году. За более чем 30-летнюю историю эта организация через свои филиалы, открытые по всему миру, построила более 300 тыс. домов, обеспечив жильем более 1,5 млн человек.

В волонтерских программах участвуют преимущественно американцы. Филиалы есть почти в каждом городе, люди посвящают волонтерской деятельности многие годы, спонсируют отдельные проекты. Президенты США считают за честь провести день на стройке. В этом году участие в строительстве принял Барак Обама – 11 сентября, в честь памяти жертв теракта в Америке.

 

Поездка в Румынию. 2008 год.

 

Община Хабитат — это не религиозное объединение, путь туда открыт для всех.

 

Елена Локтионова.

 

Некоторые члены Хабитат перечисляют деньги, но большая часть предпочитает совмещать денежную помощь с поездкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *