Давать нельзя давить

  • Дорожных попрошаек штрафуют как пешеходов – за переход улицы в неположенном месте. Иные санкции применить сложно. В КоАП есть статья за назойливое попрошайничество, но, чтобы ее использовать, необходимо письменное заявление пострадавшего. За полугодие работы дорожных попрошаек в Томске никто из горожан до милиции с таким заявлением не доехал.

 Милиция вытесняет из города дорожных попрошаек

 За что задерживаете? Совсем работать не даете, – возмущается уже примелькавшийся многим томичам человек, который практически ежедневно на инвалидной коляске прочесывает автомобильные потоки.

– У вас своя работа, у нас своя, – кратки сотрудники экипажа ГИБДД. – А где твои коллеги? Чего-то не видать – решили переждать? На прошлой неделе один три раза в милиции успел побывать.

– Я волк-одиночка, – с усмешкой и, похоже, заранее заготовленной фразой отбивается инвалид.

Ему не верят. Уж очень похожи истории и тактика дорожных попрошаек, появившихся в Томске летом 2009-го.

Вторую неделю назойливым пешеходам, для которых проезжая часть — источник дохода, несладко: их почти ежедневно доставляют в отделы милиции.

– Экипажи ГИБДД делают это целенаправленно – попрошайки создают дополнительную аварийность, и только таким способом этих гастролеров можно вытеснить из Томска, – поясняет глава ГИБДД Михаил Горин.

 

Милиция вытесняет из города дорожных попрошаек

Катафоты на лоб

Случай, который на минувшей неделе многие автомобилисты наблюдали на перекрестке пр. Мира – ул. Интернационалистов. Резко тормозит один из автомобилей, и из него разъяренной пантерой выпрыгивает девушка-водитель:

– Я же вас чуть не задавила! Вас же не видно из-за капота!

Инвалид-колясочник ее не слушает. Некогда. Пока машинам горит «красный», ему надо успеть обойти 3-4 автомобиля.

– Вы бы хоть катафоты на лоб клеили! – хлопнув дверью, дама покидает место событий…

Случай в общем-то достаточно распространенный – немало водителей пережили неприятные секунды, когда на дороге перед автомобилем вдруг возникает человек в инвалидной коляске.

Гастролеры

Приклеить катафоты на лоб девушка советовала 36-летнему Андрею Кожаеву. На томских дорогах он собирает подаяние уже полгода. Родом он из города Холмска Сахалинской области. Не скрывает – приехал на заработки, иного источника дохода нет. Маршрут Кожаева – перекрестки улиц Говорова, Интернационалистов, пр. Мира. Излюбленное место – Афганский центр, где на коляске и в берете десантника Кожаев практически ежедневно наматывает километры. Недавно стал работать без берета – об этом его попросили томские «афганцы», узнавшие, что пороха Андрей Николаевич не нюхал.

– Летом в Томск приехал, посмотрел, убедился, что у вас по дорогам никто не катается, – рассказывает еще один гастролер-побирушка Анатолий Кравцов.

Кравцову 51 год, он из Ростова. Свой «бизнес-план» – клянчить милостыню среди автомобильных потоков – реализует уже пять лет. Аналогичным способом промышлял в Москве, Питере, Хабаровске, Владивостоке, Ульяновске, потом поехал в тур по Сибири — позади Кемерово, Новосибирск, Барнаул.

Анатолия называют мобильным попрошайкой: в незнакомом городе он успевает накатывать сразу несколько маршрутов: перекрестки Пушкина — Яковлева, Кирова — Елизаровых, уже вторую неделю он работает на перекрестках Фрунзе — Комсомольский, Комсомольский — Сибирская.

– Прекрасная точка на ул. Пушкина – напротив вашего райкома, – делится секретами нехитрого мастерства Кравцов. – Там люди из администрации всегда подают, хотя и немного (кто 10, кто 50 рублей), плюс водители что-то подкидывают. В нашем деле лучше меньше, да чаще.

Стало некомфортно

Сначала, когда милостыня на дороге была еще совсем новым для Томска явлением, большинству автомобилистов было искренне жаль инвалидов-колясочников, таких беззащитных на проезжей части среди потока машин. В итоге, как рассказали «ТН» сами попрошайки, водители не скупились: меньше полтинника и сотни не давали. А если «барин расщедрится», то и купюрой посолидней можно было разжиться.

Сейчас ситуация изменилась: попрошайки примелькались, многие водители поняли, что столкнулись с новым видом профессионального (и, очевидно, организованного) промысла, и стали отказывать в милостыне, жаловаться в ГИБДД.

– Да, водители за последние две недели активизировались: ежедневно звонят в дежурную часть ГИБДД с просьбами убрать людей с проезжей части, – говорит глава ГИБДД Михаил Горин. – Думаю, это результат погодных условий: снег, заносы, а тут еще кто-то под колеса кидается, ведь не дай бог что случится, виноватым рискует оказаться водитель.

– Везде одна и та же проблема, – опытный Анатолий Кравцов считает, что дело в логике гастролерского цикла. – Первые месяца два-три все отлично, подают хорошо, пока не примелькались. (Отметим, что иногда Анатолий, сам того не замечая, говорит о себе во множественном числе. – Прим. авт.) Потом начинается: жалобы, милиция. Значит, пора искать другое место работы. Вот сейчас и в Томске такое происходит: много шуму. А почему? Пять лет на дороге катаюсь, и ни одной аварии с моим участием не было. Я же опытный – чувствую водителей, а от дураков все равно не спастись.

Словом, ГИБДД в последнюю неделю активизировало работу в отношении «бизнесменов больших дрог». Попрошаек без лишних слов везут в отделы милиции, где составляют протоколы: сначала просто предупреждают, потом уже штрафуют.

– Есть два варианта решения проблемы. Первый – водители не подают милостыню, и тогда попрошайки сами мигрируют. Но это, как говорится, не в наших силах – сердобольные автовладельцы все равно найдутся, – комментирует Михаил Горин. – Второй вариант: не давать им работать на дорогах, так как они создают дополнительную аварийность. И это уже наша задача.

Так что минувшая неделя стала для Кожаева испытанием – в один из дней он трижды побывал в разных отделах милиции.

После этого колясочника на улицах не видели. Решил переждать или ..?

На кого работают?

На автомобильных форумах сейчас много обсуждений на тему «На кого работают инвалиды-попрошайки». Сами колясочники убеждают, что работают исключительно на себя.

– У меня нет хозяина, – уверяет Анатолий. – Встаю утречком, сажусь на вездеход, – Кравцов, словно верного коня, похлопывает инвалидную коляску, – и на работу. Как добираюсь? На такси: время – деньги.

Внезапно наш разговор, состоявшийся в отделении милиции, прерывает звонок мобильного телефона.

– Где я? Где-где – забрали, – отчитывается перед кем-то инвалид. – Не могу говорить…

– С кем разговаривали?

– …С дочерью, приемной… – похоже, на ходу придумывает гастролер.

После составления протокола Кравцова отпускают. Покидать здание он не спешит, ждет, когда уедет патруль, и, будто размышляя кому позвонить, крутит в руках мобильник.

В милиции в самостоятельность дорожных попрошаек не верят. Во-первых, как только попрошаек задерживает милиция, им всегда звонят с вопросом, где они находятся и что случилось. Во-вторых, томичи зачастую сообщают участковым, что на промысел инвалидов привозят одни и те же такси. (Несколько человек утверждали, что на минувшей неделе Кожаева утром привезли на Интернационалистов люди цыганской национальности и, бережно перенеся через сугробы, оставили на проезжей части.)

В-третьих, обращает на себя внимание согласованность миграции. Еще неделю назад на томских дорогах работал третий гастролер – молодой человек на костылях. Сейчас, говорят, он перебрался в Красноярск – оценить ситуацию. Туда же, кстати, собирался и Кожаев. И Кравцов не скрывает предстоящего отъезда.

Написать письмо автору можно по e-mail: nk@tnews.tomsknet.ru

За помощь в подготовке материала «ТН» благодарит сотрудников ГИБДД, участковых-уполномоченных, и лично представителя пресс-центра УВД Лилию Выгон.

 

деньги

Кочевая арифметика

– Минимум в день нужно заработать 700 рублей, – не скрывает Анатолий. – Сами посчитайте, сколько заработать можно: пока горит светофор, можно заглянуть в 3-4 машины.

Считаем. За час инвалид обходит 24 машины, за 6 часов работы (примерно столько инвалиды ежедневно проводят на улице) – 140 авто. Если в среднем каждый водитель подаст по 10 рублей, за день в кармане 1,5 тыс. В месяц – более 40 тыс. рублей.

 

Коллеги из Тюмени рассказывают: инвалиды-попрошайки у них в городе появились весной-летом, потом они куда-то мигрировали. Но на автострады сразу вышли женщины с детьми, и их «работу» журналисты называют настоящей катастрофой. Боролись с «работящими матерями», как и с инвалидами – протокол за протоколом.

Словом, как показывает опыт других городов, постоянные штрафы – единственный способ вытеснить дорожных попрошаек.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *