Точка в середине боя

Завершен первый этап судебного разбирательства дела Макарова

 Государственные обвинители Елена Караваева и Виктор Балдин предъявили экс-мэру и присяжным 60 томов доказательств, собранных следствием по 10 эпизодам уголовного дела. Опрошены свидетели, исследованы документы. После новогоднего антракта свои аргументы в защиту подсудимого начнут представлять адвокаты. Первое судебное заседание состоится сегодня, 14 января.

Пока невозможно прогнозировать, каким будет вердикт присяжных. Однако прокуроры поделились личными наблюдениями о ходе процесса.

– Обвинение охватывает значительный период: первые эпизоды датируются концом 1990-х, последние — 2006 годом. И практически по всем (за исключением наркотиков) идут должностные преступления, – перечисляет сложности «дела Макарова» гособвинитель Елена Караваева. – Много свидетелей, огромный объем специфических документов, связанных с деятельностью ЖКХ, землеотводом, приватизацией… Разобраться в них было непросто. А ведь еще требовалось донести их суть до присяжных, которые, в отличие от нас, не имеют права получить эти бумаги в пользование. «Судьям факта» приходится воспринимать, запоминать или записывать важные сведения на слух.

– Тяжело им пришлось?

– Мы работаем по четыре дня в неделю — это достаточно плотный график. Однозначно могу сказать: независимо от того, какое будет принято решение, я благодарна нашим присяжным. Мы вошли в процесс с 12 основными и 6 запасными заседателями. И четверых потеряли в течение первых двух месяцев! Но оставшиеся «макаровские» заседатели ходят, иной раз, несмотря на плохое самочувствие, собираются в неурочное время, задерживаются, когда этого требуют интересы дела. Судебное разбирательство продвигается вперед — это в том числе и их заслуга.

– Изменился ли сам Александр Сергеевич? Если сравнить Макарова в начале и в середине судебного разбирательства?

– Когда Александр Макаров находился под стражей, это вызывало бурю негативных эмоций, которые он так или иначе выплескивал… Конечно, после выхода из СИЗО он стал гораздо спокойней. А в целом поведение подсудимого вполне укладывается в привычные для нас рамки. Просто оно публично — вынесено в СМИ, Интернет.

– Елена Николаевна, как гособвинитель, вы ощущаете себя участницей исторического процесса?

– Нет. Зачастую поддерживать обвинение по негромким делам бывает намного интереснее. Скорее буду вспоминать в связи с ним другое: не свою работу, а то психологическое давление, которым был окружен процесс со стороны СМИ.

– Перед новым годом интерес общественности к этому делу всколыхнулся в связи с отказом прокуроров от двух предъявленных обвинений Макарову и Егоренковой. Последняя, являясь генеральным директором ОАО «Томскстройтранс», совершила сокрытие денежных средств организации в сумме свыше 1,5 млн рублей, за счет которых должно было осуществиться взыскание недоимки общества по налогам и сборам.

– Это свидетельствует не об отступлении, а об объективной, взвешенной позиции прокуроров, – поясняет заместитель прокурора Томской области Татьяна Мелихова. – Ситуация изменилась — Егоренкова выполнила условия, предусмотренные законом. Признала вину и раскаялась. Причем раскаялась деятельно, полностью возместив причиненный ущерб. У нас не было оснований не согласиться с прекращением дела. Что касается Макарова, то по одному небольшому эпизоду следствие не представило достаточно доказательств его вины.

– Татьяна Николаевна, по самым осторожным прогнозам, сколько времени понадобится защитникам для предоставления своих доказательств?

– Сложно сказать. Позиция защиты была заявлена изначально: «нам торопиться некуда». Если не торопились, пока Макаров сидел в СИЗО, то зачем спешить, когда подзащитный на свободе? Обвинители проделали колоссальную работу, компактно и четко представив доказательства, добытые следствием. Как будут продолжать дело адвокаты? Первый месяц покажет, что нас ждет. Защитники имели возможность допрашивать свидетелей во время их выступлений в суде. Значит, ходатайств о повторном вызове возникнуть не должно. Возможно, появятся какие-то новые, неведомые нам свидетели, которые не были заявлены ни в ходе следствия, ни в самом судебном процессе. Может быть, сторона защиты представит новые документы, помимо тех, которые есть в уголовном деле. Полагаю, адвокаты могут уложиться в месяц-два. Но это зависит еще и от того, насколько активно они намерены работать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *