У постели старого Томска

Консилиум архитекторов и общественников вынес смутный диагноз  

Слушали, но не слышали друг друга – такое ощущение осталось после встречи общественников-защитников старого Томска, чиновников и архитекторов. «Круглый стол», посвященный сохранению исторических (не только деревянных) зданий, прошел в зале областного департамента строительства.

Старый Томск исчезает

Профессор ТГАСУ Лариса Романова показала три карты: фрагмент знаменитой панорамы Томска начала XX века, выполненной профессором Юрием Нагорновым, с нынешней площадью Ленина и прилегающими улицами. Затем – тот же участок города, но уже 1979 года, с нанесенными красным цветом новыми домами. Появилось здание областной администрации, ЦУМ, речной вокзал, вместо «Гостиного двора» – драмтеатр…

Лариса Степановна доказывала: новые объекты разрушили исторически сложившуюся композицию первой площади Томска, ее планировочную и пространственную организацию – речвокзал нивелировал масштаб Гороховских складов, здание ЦУМа перекрыло вид на польский костел. Изменилось и функциональное назначение площади: из торговой она превратилась в административно-культурную.

В 1982 году появился проект зон охраны памятников истории и культуры Томска. Новое строительство должно было прекратиться. Но последняя карта, 2009 года, уже вся пестрит красным. При этом, по мнению докладчика, 80% новых зданий на территории исторического центра нарушают требования проекта зон охраны.

Архитектура хорошая и плохая

Предложение общественности – закрыть центр для нового строительства.

– Среда, аура для университетского города у нас благоприятная, – взял слово член губернаторского совета по сохранению деревянного зодчества Никита Кирсанов. – Когда идешь по улице – уютно, как в халате…

В полемику включились остальные участники «круглого стола»:

– Проектировать объекты в центре города надо только на конкурсной основе, обсуждать – с привлечением общественности.

– Хорошая архитектура – дело дорогое, – высказался председатель Томского отделения Союза архитекторов России Сергей Худяков. – Заказчики идут к тем архитекторам, которые сделают практически бесплатно. Можно провести конкурс, в котором будут участвовать пять бездарных архитекторов. У нас много комиссий, мы только и делаем, что заседаем, но почему-то при этом все равно выходит плохая архитектура.

– Экспозиция Томской области заняла 3-е место на архитектурной выставке в Москве, – не согласился с низкой оценкой томских зодчих архитектор Олег Лещинер и пояснил свою точку зрения: – У нас как-то одним махом современная архитектура считается плохой. Нет старого искусства и нового – есть истинное и ложное. И противоречие не между старой и новой архитектурой, а между хорошей и плохой.

Поиск врагов

– Томские застройщики – коммерсанты: вложил поменьше, снял побольше, – заявляли общественники, – поэтому не приходится говорить о качестве архитектуры.

– Архитектор обслуживает инвестора! Инвестор – враг! – уже откровенно развеселилось архитектурное крыло.

– Значит, я здесь единственный враг, – развел руками директор строительной фирмы «Континент» и депутат гордумы Алексей Сергеев. – Строители возводят в тех рамках, которые им задает государство. Надо еще на подходе говорить: «Вот здесь можно строить то-то», а не когда акт выбора подписан, деньги вложены, с архитектором поругался, приходишь в мэрию и слышишь: «Нельзя это строить».

– Инвесторы не бывают людьми бескорыстными, они зарабатывают деньги, – вновь продолжал Лещинер. – Томские купцы тоже не были обременены излишним гуманизмом. Купец Кухтерин пришел к архитектору Лыгину, и они построили здание, в котором сейчас располагается мэрия, снесли при этом пару деревянных домов. Если бы эти дома сохранились, они были бы сейчас памятниками и их бы защищали.

– Мой знакомый-общественник сказал: «Старый Томск мертв – в департамент строительства я пойду только с пулеметом», – горячился Никита Кирсанов.

Поиск хозяина

Помимо выяснения «кто виноват» попытались и определить «что делать».

– Сейчас бизнес топчется на пятачке в историческом центре. Мне удалось убедить мэрию включить в бюджет на следующий год 3 млн рублей на проектирование концепции левобережья, – рассказал Алексей Сергеев.– Надо перенести туда бизнес-центр – это та отдушина, которая поможет решить все вопросы.

– Депутат выбил 3 млн, чтобы все ушли из центра города. А как инвестор свои 3 млн он не предложил, – уже после ухода Сергеева бросил реплику заместитель главного архитектора области Константин Воронин и заметил: – В свое время деревянные дома строились не как коммуналки, это были доходные кварталы, дома сдавались внаем. Там дворники следили как «отче наш». Хозяин у дома должен быть один.

– Эти дома надо расселять, – поддержал Лещинер. – В Европе почему здания сохраняются? Там живут потомки тех, кто их построил. У нас же дома построены до 1917 года, в эти дома, где жила одна семья, заселили 20, и дома стали разрушаться от неправильной эксплуатации, потому что это было ничье. Если большевики пришли зимой – продухи в перекрытиях так и остались закрытыми, и дома гниют. Если летом – открытыми, и в домах зимой гуляет ветер.

– Если хотим сохранить старый Томск, мы должны убрать из исторической части все «центры притяжения». Ту же власть, – заметил кто-то из архитекторов.

– Предложение в следующую повестку – «Белый дом» перенести на Черемошники. И все туда переедут, Черемошники станут развиваться, – пошутили коллеги.

На этой веселой для одних и печальной для других ноте собрание разошлось. Но, как ни парадоксально, прошедший «круглый стол» внушает осторожный оптимизм. Хотя бы тем, что разговор вообще состоялся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *