Частно-государственный случай

Медицинский бизнес-конфликт в историческом разрезе  

История вышла шумной и некрасивой: почти две сотни томских инвалидов, нуждающихся в эндопротезировании суставов, в октябре и ноябре прошлого года неожиданно получили на руки дорогостоящие немецкие протезы фирмы «Вольдемар Линк», оплаченные государством через Фонд социального страхования (ФСС), от фирмы «Биотехника», которая выиграла тендер на их поставку. Расписались в получении – и остались ни с чем. То есть с неликвидными протезами, которые не брался устанавливать никто. В том числе и томский филиал илизаровского центра, где прежде, когда филиалом руководил учредитель «Биотехники» Анатолий Карлов, отлично действовал конвейер протезирования.

ФСС выполнил свою задачу – оплатил и обеспечил. «Биотехника» привезла, раздала и отчиталась. Сменивший руководителя филиал – вообще не при делах.

Возмущенные инвалиды двинули в приемные чиновников. Тушить заполыхавший очаг кинулась власть в лице вице-губернаторов, руководителей областного и городского департаментов здравоохранения, главврачи клиник самой разной подчиненности…

Впечатляющий своей абсурдностью стоп-кадр сам по себе не говорит ни о чем – ну разве об исконном российском «хотели как лучше…». Куда интересней рассмотреть эту историю в ее развитии.

Пролог

Филиал ФГУ «Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» им. академика Г.А. Илизарова» (г. Курган) де-юре появился в Томске 1 февраля 2006 года. Создан он по инициативе Анатолия Карлова, и не на голом энтузиазме, а фактически на базе его частной клиники – автономной некоммерческой организации «Центр ортопедии и медицинского материаловедения» (АНО «ЦОММ»). Клиника в течение нескольких лет арендовала операционную и койки в НИИ кардиологии, успешно выполняла серьезные операции, но штучные, ей не хватало размаха и перспектив. А «Биотехнике» Карлова, укрепляющей позиции в сфере разработки, производства и поставок медицинских материалов и инструментария, было тесно на крошечном поначалу томском ортопедическом рынке.

Между тем появился нацпроект «Здоровье», федеральные квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП), эндопротезы стали оплачиваться по линии ФСС – рынок резко увеличился…

Карлов привел в Томск мировой бренд – илизаровский центр – в расчете на этот самый расширяющийся рынок.

Большие деньги

Энтузиазм Карлова полностью поддержал губернатор: филиалу выделили площади в ОКБ и приличную сумму на ремонт и оборудование. Пошло федеральное финансирование. Проект оказался выгоден всем, и какое-то время на слуху были только победные отчеты: поставлены на ноги сотни пациентов, причем за федеральные деньги.

А деньги немаленькие. Точные суммы контрактов не озвучиваются, но, если судить по объявлениям о тендерах, только томский ФСС в 2008-м и 2009-м выложил примерно по 32 млн рублей на тазобедренные и коленные протезы для инвалидов. Федеральный бюджет профинансировал закупку филиалом почти на 15 млн рублей, их приобретала также клиническая больница № 81 ФМБА в Северске – ее ортопедические койки были как бы филиалом илизаровского филиала…

Конвейер работал исправно, а все текущие проблемы казались несущественными, пока не грянул гром: в Томск приехала комиссия из Кургана с проверкой финансово-хозяйственной деятельности, потом еще одна и еще… К приказу об увольнении директора филиала А.В. Карлова от 29.07.2009 г. по их результатам прилагался список из шести пунктов: нецелевое расходование бюджетных средств, искажение отчетности, невыполнение плановых показателей, нарушение ФЗ № 94, наличие кредиторской задолженности…

«Против меня развязали грязную войну»

Анатолий Карлов уверен, что у комиссии из Кургана были свои скрытые причины и задачи:

– Все началось с того, что мне предложили занять пост генерального директора илизаровского центра в Кургане вместо ушедшего на пенсию Шевцова; из Москвы, из министерства Голиковой, запросили мои личные сведения: анкету, награды и т.д. Тут же из Кургана примчалась комиссия с проверками, стали придираться ко всякой ерунде. Меня уволили, и началась грязная война с подключением ФСБ и ОБЭП.

Исполняющий после увольнения Карлова обязанности директора филиала Игорь Хлусов выявленные нарушения ерундой не считает:

– ФСС оплачивал инвалидам только протезы – все эти деньги шли «Биотехнике». А сама операция, лечение, содержание больного в стационаре, дорогостоящие препараты? Все это выливается в 25-30 тыс. на пациента, это в госконтракте не было учтено. Таким образом, оперируя инвалидов, филиал «залез в карман» к ОКБ и задолжал более 1,6 млн рублей. Больница подала иск в суд, курганскому центру пришлось выплачивать эти средства в пожарном порядке.

«То ли он украл, то ли у него украли»

Имущественный аспект истории самый, пожалуй, запутанный. Каждая из сторон полагает себя обманутой, представляя в подтверждение документы. С одной стороны, фигурируют миллионные договоры безвозмездного пользования и даже пожертвования филиалу фирмами Карлова (ЦОММ и «Биотехника») с длинными перечнями мебели и оборудования. С другой – паспорта на это же оборудование и договоры поставок по тендерам, проведенным курганским центром… (филиал признавать получение подарков не собирается, указывая на несоответствия дат, входящих номеров, подписей, отсутствие номеров накладных и т.д.).

– Мне инкриминируют нарушения на 500 тыс. рублей, игнорируя подаренные мною филиалу 20 млн! – возмущен Анатолий Карлов. – Я вел себя безупречно. Мой бизнес был по-настоящему социальным: инвалиды лечились в невиданном для Томска комфорте, половина которого оплачена моими личными деньгами. Курган мне не дал ни одной машины, ни прибора – только имя. Я закупил оборудование, подтянул инвестиции, врачи филиала за мой счет ездили на европейские стажировки. А сейчас эти люди разваливают мой бизнес. Я легко отношусь к деньгам, но этой ситуацией я просто оскорблен. Возбужденное против меня дело рассыплется, а ущерб репутации останется.

– За имущество мы совершенно спокойны, – утверждает Хлусов. – Претензии «Биотехники» лежат в юридической плоскости, так что и разрешать их юристам. Кстати, когда увольняли Анатолия Викторовича, комиссия из Кургана принимала балансовое имущество. Кое-что из оборудования в филиале действительно от немцев, которые оперировали и обучали наших докторов по приглашению Карлова. Но передавалось это филиалу, а не лично Карлову.

По мнению Анатолия Карлова, после его ухода филиал прекратил оперировать инвалидов по линии ФСС не из-за денег, а чтобы блокировать выполнение госконтракта «Биотехникой»:

– Это был приказ Кургана, чтобы утопить мою компанию. И они многого добились в этой игре. Мы оказались в странной ситуации: протезы привезены, нам нужно отчитаться, но кто их поставит? Поскольку госконтракт предусматривал именно раздачу, мои юристы предложили такое решение, я его молча благословил. Мы готовы эти протезы забрать, выдав со склада правильного хранения нужные.

Эпилог

Областная власть долго не могла найти концов. С немалыми трудами выяснили: из 660 получивших за последние три года протезы 393 пациента прооперированы (кто-то – в долг ОКБ, часть «проскочила» по квотам ВМП). У 169 льготников протезы и сегодня на руках, из них 20 умерли, 5 оформлены на операцию, у 21 – отказ по медпоказаниям, еще про 43 пока не удалось ничего узнать…

В конце концов общими усилиями возмутительная эндопротезная коллизия, конечно, будет разрешена. Департамент здравоохранения уже разработал механизм замены негодных к установке протезов на годные, составил график и расписал клиники, в которых людей прооперируют в 2010 году. Рассчитали приемлемый тариф на лечение – 17,7 тыс. рублей. Значит, исправление ситуации обойдется областному кошельку более чем в 3 млн рублей. Если ставить по четыре протеза в неделю, можно уложиться в 9 месяцев…

На следующий год Федерация выделила области 511 квот по ВМП, примерно 80% из них – протезирование. Федеральный фонд социального страхования также готов финансировать лечение инвалидов, но теперь требует от регионов пофамильные списки.

– Мне называют миллион причин, почему это безобразие случилось. А я хочу, чтобы вы создали систему, при которой эта проблема в будущем не повторится, – потребовал от подчиненных вице-губернатор Сергей Ильиных.

Следственная часть следственного управления при УВД по материалам ОБЭП возбудила уголовное дело по ст. 293 (халатность) в отношении чиновника регионального отделения ФСС, отвечавшего за обеспечение инвалидов эндопротезами. В возбуждении уголовного дела в отношении Анатолия Карлова отказано.

– У меня было предложение от ФМБА создать мощный ортопедический центр, основанный на колоссальном потенциале этой структуры, – говорит Анатолий Карлов. – Но я постараюсь уехать либо на Запад, либо в Москву. Больше не хочу здесь заниматься ни инвалидами, ни тяжелыми больными. Я уже распродаю «Биотехнику». Здесь были серьезные наука, технология и перспективы создания медицинского производства, зарубежные больные. Ничего этого больше не будет. Меня оскорбило и то, что власть, которая прежде поддерживала на словах все мои инициативы, не нашла нужным вмешаться. Меня не защитил город, для которого я столько сделал…

 

Не путать карманы

 Пару лет назад, когда Анатолий Карлов с энтузиазмом рассказывал про бонусы, которые получит область от прихода илизаровского бренда, автор этих строк задала Анатолию Викторовичу вопрос:

– Как же получилось, что частная клиника Карлова стала филиалом государственного учреждения? Что будет с вашей собственностью?

Внятного ответа не последовало.

Думается, корни всей коллизии именно в путанице «карманов». Инициативный и талантливый частник, оказавшись в роли наемного менеджера госучреждения, продолжал вести дела как привык: не оглядываясь на бюджетную финансовую дисциплину, находя остроумные, но не вполне легитимные решения текущих проблем – стараясь вести дела эффективно, то есть зарабатывая максимальную прибыль.

В итоге – «порушенный бизнес» и, что, возможно, куда важнее, не вполне ясные авторство и принадлежность перспективной методики лечения с помощью имплантата-чипа, покрытого наноматериалом в комбинации со стволовыми клетками. Разработка может оказаться прорывом в ортопедии, но чья она – Карлова или илизаровского центра?

Подозреваю, что эта история – закономерный результат частно-государственного партнерства. Не то чтобы не верю в эту идею совсем: в случае, когда государство нанимает частника для решения своих проблем, все как раз прозрачно и понятно. Но вот когда два вида собственности соединяются в одном проекте…

Написать письмо автору можно по e-mail: inessa@tnews.tomsknet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *