Уходя, Гречман настаивает на своем

Генерал считает, что его заказали, и обещает, что может кое-что рассказать

В прошлый четверг по инициативе Виктора Гречмана состоялось его последнее интервью в качестве пусть уходящего, но еще начальника УВД области. Да, есть указ президента об освобождении от должности. Но юридически уход Гречмана со службы окончательно состоится в мае — июне – после отпуска и военно-врачебной комиссии. Словом, показательно, что встреча проходила в служебном генеральском кабинете на ул. Елизаровых.

В качестве собеседников генерал-майор выбрал два издания – «Томские новости» и «Красное знамя», а в своем «последнем слове» сказал, по сути, пять вещей.

Тезис первый: уволился сам.

— Меня никто не увольнял. С 7 декабря я на больничном, в середине декабря меня должны были оперировать, но по семейным обстоятельствам операцию перенесли на более поздний срок. В декабре, точно зная, что проблемы со здоровьем (сердце) серьезны, решил, что не буду подавать в МВД рапорт о продлении контракта, как до этого поступал ежегодно.

Теперь о том, как на мой уход повлияли события, случившиеся в медвытрезвителе с 3 на 4 января. Преступление раскрыла служба безопасности УВД, о событии мы сами сообщили в МВД – никто ничего не скрывал. 22 января министр отстранил меня от должности на период проверки. 9 февраля я сам, не дожидаясь результатов проверки, написал рапорт на отпуск с последующим увольнением. 12 февраля он был удовлетворен. Рапорт написал по двум причинам: по состоянию здоровья, но спусковым крючком все-таки послужил разговор с одним из руководителей МВД, который сказал: «Разве ты не понимаешь, что это политика?» Где в этой истории политика? Везде…

Тезис второй: СМИ неверно интерпретировали указ президента РФ от 18 февраля как пролог к масштабным реформам МВД.

– В указе президента об освобождении от должностей перечислены 17 первых руководителей. Создается впечатление, что началась реформа системы МВД, замаячили какие-то изменения, ведь «головы полетели». На самом деле это не так. 12-14 человек в списке – пенсионеры (ближе к 60 годам), и уходят они исключительно по возрасту, по собственным рапортам. Да, в списке есть генералы, которых вроде было за что снять – если хотите, можете и меня к ним причислить. И все же появился лишь один, показательный указ главы государства, который так растиражировали все СМИ.

Тезис третий: за преступление в медвытрезвителе отвечают непосредственные руководители.

– Моральную вину чувствую, а юридическую – нет. В УВД 7 тысяч сотрудников, я не могу залезть в голову каждому. А Митаев ничем не выделялся – агрессии не проявлял, взысканий не имел, по результатам бесед с психологом был признан благонадежным. Если и говорить о вине руководства, то прежде всего это касается главы МОБ, в чьем ведении находился вытрезвитель, непосредственного руководителя учреждения и службы, курирующей спецподразделения. В их должностных инструкциях так и написано: несут персональную ответственность за противоправную деятельность подчиненных. Два последних отправлены отставку, глава МОБ тоже написал рапорт, но ответа из МВД пока нет.

Тезис четвертый: если бы не политический заказ со стороны неких людей, то «история с медвытрезвителем не вызвала бы такого ажиотажа».

– Второй политический момент уже областного уровня: есть люди, заинтересованные убрать первых руководителей УВД. Причины: мешаю, нужно поставить своего человека. Пока без комментариев, не время. Убирать начали с Александра Булко (год назад – глава милиции общественной безопасности, сейчас – Ленинского района Томска. – Прим. авт.) – он же не сам ушел, как многие до сих пор думают. УВД дважды направляло в МВД документы на продление контракта с Булко и дважды получало отказ – без оснований и объяснения причин. Тогда я не понял, в чем суть. Сейчас на 99% знаю, чьих это рук дело и кого на областном уровне стоит «благодарить» за шум, которым сопровождалась история с медвытрезвителем. Не будь цели убрать руководство УВД, такого бы ажиотажа точно не было.

Тезис пятый: генерал дал понять, что при случае может кое-что рассказать.

– Нужно время, чтобы определиться, чем я займусь. Конечно, собираюсь работать, может, в службе безопасности, может, где-то еще – есть желание зарабатывать, так что варианты меньше 40 тыс. рублей (моя нынешняя зарплата) даже рассматривать не буду. Есть желание написать книгу – мне есть о чем рассказать. И даже не исключаю, что пойду в политику – всерьез думаю над этим вариантом.

Остается только добавить, что во время разговора не раз можно было заметить, что экс-начальник УВД нервничает. Например, для людей «в теме» пачка сигарет на столе – верный признак генеральского волнения. И курил часто – раз пять-шесть за полтора часа.

 

Из официального заявления начальника УВД от 18 января:

– 39 лет отдано службе в милиции, и, поверьте, для меня честь и престиж мундира не просто слова, поэтому я, как руководитель, несу ответственность за действия каждого, подчеркиваю, каждого своего подчиненного.

Из интервью начальника УВД «ТВ-2» 23 января:

– …Ваш подчиненный истязал беззащитного человека, человек погиб. В этой ситуации личная ответственность не предполагает ли заявления об отставке?

– На сегодняшний момент я считаю, что я не должен уходить в отставку. Мы до конца еще не разобрались в причинах и условиях (произошедшего в медвытрезвителе. – Прим. ред.), а это самое главное. Мы все это должны выяснить, принять меры. И после этого руководство МВД будет решать этот вопрос.

– То есть вы полагаете, что вашу судьбу…

– Будет решать руководство МВД!

– Независимо от нынешнего расследования вы лично в отставку не собираетесь?

– Можно сказать и так.

– …В такой ситуации что значит «личная ответственность руководителя ведомства»?

– Это значит сидеть перед вами и моргать от стыда глазами…

 

Митаев признан психически здоровым

– Бывший сотрудник томского медвытрезвителя милиционер Алексей Митаев, обвиняемый в причинении тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом в отношении Константина Попова, на днях признан экспертами психически здоровым, – рассказал «ТН» замруководителя СУ СК прокуратуры РФ по ТО Андрей Гусев. – Пока Митаеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий). Но в ближайшие дни ему будет предъявлено новое обвинение в связи с переквалификацией его действий на более тяжкий состав преступления, после чего он приступит к ознакомлению с материалами уголовного дела.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *