«Мы создали среду…»

Энергосбережение: от лозунгов к реальным действиям

Потенциал энергосбережения в России составляет 40-45% от общего потребления энергоресурсов. Это значит, что из-за разгильдяйства, сурового климата с продолжительными холодными зимами, использования отсталых технологий производства мы теряем примерно столько же электроэнергии, сколько в год потребляет Франция.

– То есть при нынешнем уровне электрификации, комфорте мы могли бы потреблять на 40-45% первичных энергоресурсов меньше за счет более рационального их использования, – объясняет профессор ТПУ Василий Ушаков.

При этом основная доля потерь – 80% — приходится на долю теплоэнергии (от 40 до 70% теряется во время транспортировки). И лишь 20% – на долю собственно электроэнергии.

В общем, есть над чем задуматься и монополиям, осуществляющим продажу энергоресурсов потребителям, и промышленникам, работающим на энергоемком, технически отсталом оборудовании.

– Энергетическая составляющая в цене нашей продукции составляет от 10 до 30%. Энергоемкость товаров в 3-4 раза превышает европейскую, в 5 раз японскую. В случае вступления в ВТО на мировом рынке наши товары будут значительно проигрывать в цене.

И грянул гром

Конкуренты по мировому рынку в свое время прошли суровую школу экономии. Отправной точкой для внедрения политики энергосбережения и повышения энергоэффективности стал первый мировой энергетический кризис 1973-1974 годов. Цены на нефть тогда выросли в 6 раз. Промышленность стран Западной Европы и Америки моментально отреагировала на это резким спадом производства, ростом безработицы и инфляции. Решение проблем нашли в структурной перестройке экономики и экономии энергоресурсов за счет программ повышения энергоэффективности во всех сферах жизни, будь то производство или социальная сфера.

Советский Союз от тогдашнего энергетического кризиса лишь выиграл – цены на нефть неуклонно росли. Энергоресурсов для внутренних нужд тоже не жалели.

С проблемой энергоэффективности страна столкнулась лишь в 1990 году, когда бремя коммунальных платежей в полной мере легло на участников всех отраслей реальной экономики, а также объекты социальной сферы.

Гора бумаг

– Первый документ, положивший начало энергоэффективности как государственной политики, – постановление Правительства РФ № 1087 — был принят в 1995 году, – вспоминает Василий Ушаков. – В апреле 1996 года вышел в свет первый федеральный закон, посвященный энергоэффективности.

Вслед за ними только на федеральном уровне было принято около 50 документов.

С тех пор во всех субъектах РФ созданы программы энергосбережения. Организовано более 100 центров энергосбережения и бесчисленное множество общественных объединений. В результате этих усилий с 2000 по 2009 год энергоемкость в стране снижалась примерно на 4% в год.

К сожалению, лишь 1% годового снижения потребления электроэнергии можно отнести на долю энергосбережения, остальные 3% обеспечиваются структурными изменениями в экономике. Неплохо для начала? Плохо для государства, стремящегося перейти на инновационный путь развития.

Снова в моде

В последние два года энергосбережение и повышение энергетической эффективности вновь стали объектом пристального внимания со стороны государства.

– Эти направления включены в два важнейших документа: «Приоритетные направления развития науки, технологий и техники в Российской Федерации» (две позиции из четырех) и «Перечень критических технологий Российской Федерации» (две позиции из девятнадцати), – объясняет Ушаков. – Принят новый Федеральный закон от 27.11.2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности».

Этот новый документ эксперты характеризуют как «обстоятельный, хорошо сбалансированный по целям и возможностям». Принесет ли он реальные изменения или присоединится к сонму ранее принятых законодательных актов декларативного характера?

– Действительно, наши успехи в реальном энергосбережении за последние 10 лет более чем скромные, – констатирует Ушаков. – Но, на мой взгляд, все предпринятые усилия не напрасны. Мы создали среду. Ничего не вырастив, мы подготовили почву для того, чтобы семена политики энергоэффективности все-таки принесли свои плоды.

Кстати

Среди объективных причин большой энергоемкости российской экономики – суровый климат, хлипкие здания, для обогрева которых требуется большое количество энергии. Если потребление электроэнергии в домах Европейского союза порой составляет 15 кВт/ч в год на 1 кв. м полезной площади (речь идет не о теплых странах, а о теплых домах), то средний показатель для Томска – 450 кВт/ч в год. Дороги низкого качества заставляют россиян расходовать в два раза больше топлива по сравнению с западными автолюбителями. Да и сами граждане — от обывателей до директоров предприятий — недостаточно мотивированы для сокращения потребления энергии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *