Болевые кочки

  • – Поток негодования водителей, пешеходов, пассажиров общественного транспорта уже соизмерим с потоками грязи, в которых утопают новая Балтийская, местами Сибирская и Алтайская, – говорит Алексей Щетинин

 Еду я по выбоине, из выбоины не выеду

 Опредстоящем закрытии дороги на участке Сибирская – Кошевого – Алтайская 20 апреля уведомило мэрию Управление ГИБДД по ТО. На следующий день работники администрации начали осмотр магистралей и обратились в ГИБДД с просьбой закрыть движение на период ремонта. Однако…

– Сделать это просто невозможно – совсем же некуда уводить транспортные потоки! – сказал «ТН» Алексей Щетинин, государственный инспектор отдела надзора УГИБДД и пояснил: – Новая схема движения односторонняя и, как оказалось, безальтернативная. При парализации движения без подъездных путей окажется целый микрорайон – более 100 тыс. жителей. Вот и ломаем голову, направляя в мэрию предписание за предписанием. А там еще даже не знают, попадут ли перечисленные участки в перечень экстренно нуждающихся в ремонте. Куда уж экстренней!

Патовая ситуация возникла не столько от того, что осенью была вынужденно введена витиеватая схема одностороннего движения, сколько от того, что разработчики схемы в одночасье увели весь транспортный поток (более 6 тыс. автомобилей ежесуточно) на улочки с совершенно неподготовленным, неотремонтированным дорожным полотном. И сейчас ям и колдобин на закольцованных четырех километрах не перечесть, а четыре участка сотрудники ГИБДД вообще называют опасными.

 

 

20 апреля в мэрии прошло совещание: ГИБДД представило перечень участков, на которых замена асфальта уже экстренная необходимость.

– Назвал самые разбитые, – поясняет Алексей Щетинин. – Среди них и Кошевого – Алтайская, где просто нет дороги, и пр. Фрунзе – от Шевченко до Кошевого, где дыра на дыре. Список нынче огромный. Потому что не так много ремонтировали в предыдущие годы, да и технологии, которые используются в Томске, давно устарели, так что от латания толку нет.

Ясности, будут ли нынче ремонтировать дорожные отрезки и какие именно, в мэрии пока нет. Говорят, эта информация появится лишь к середине мая.

 

Маршрут инспекторского рейса уже полгода как родной томским автомобилистам: пр. Фрунзе – Балтийская – Сибирская – Кошевого – Алтайская. Трогаемся.

– Некоторые участки, по которым пустили огромные автомобильные потоки, еще до этого были «укатаны» – улица Кошевого, например, – начинает рассказывать Алексей Щетинин. – Но сначала на новую магистраль, где дорога ползет как раз над многострадальным домиком.

– Это сель, – показывает на месте инспектор. – В итоге оградительные блоки и предупреждающие буйки уже ушли вниз. Вечером аварийность возрастает – освещения нет, ограждений тоже: безопасное преодоление участка зависит только от мастерства «рулевого». Когда участок станет безопасным? Мы тоже хотим это знать. Когда сделают грейдирование, уложат плиты и закатают в асфальт. Говорили, что в этом году дорогу доведут до ума, но… – инспектор делает паузу и продолжает: – По неофициальной информации, этот объем работы в кабинетах чиновников уже пытаются перебросить на следующий год. Мотивация? Нет денег.

 

– А здесь вообще нет дороги! – повернули с Кошевого на Алтайскую. – Но тысячи машин, в том числе и общественный транспорт, как-то преодолевают этот отрезок. Безусловно, рискуют: глубина ям 10 сантиметров и более, вот вообще образовалось отверстие в 3-4 метра.

Пока осматриваем изуродованную магистраль, которая еще год назад была тихой пешеходной улочкой, автомобиль вынужденно ныряет в огромную лужу: днище машины щекотит мутная лужа, ее глубина явно пугает водителя. Вынырнуть ему, зацепившись за что-то днищем машины, удается лишь с третьей попытки.

– Типичная картина, – комментирует Щетинин…

 

Очередной аварийный участок – отрезок по ул. Сибирской от Л. Толстого до Колхозной. Здесь пешеходам, как говорится, хоть летай. С одной стороны дороги лишь намек на тротуар: узкая тропа, от которой до проезжей части максимум полметра, ограждений нет. Идти попросту опасно – здесь то водитель, то пешеход отстаивает свое право на лишний сантиметр. С другой стороны тротуара вообще нет – уничтожен в результате прокладки новой ливневки.

– В таком состоянии улицу оставила компания «Омич», субподрядчик «Ханты-Мансийскдорремстроя». Полотно будет восстанавливать генподрядчик. Но лишь тогда, когда приступит к благоустроительным работам по всему объекту. А когд-а-а это будет, – протяжно вздыхает Щетинин. – Но, как ни крути, технический тротуар здесь должен быть.

 

Спускаемся к пер. Нижнему и ул. Каспийской.

– Этот участок тоже проблемный, но прежде всего для безлошадных, – демонстрирует Щетинин. – Вот пешеходный переход, но, перейдя дорогу, человек сразу оказывается по колено в грязи, а дальше ему идти просто некуда – он упирается в насыпь. А как по ней добраться до второй магистрали? Разве что карабкаться.

– Альтернатива вроде бы есть, но в то же время ее и нет, – интригует игрой слов Алексей и предлагает последовать за ним, на ходу сочувствуя журналистке «ТН», вязнущей на шпильках в грязи.

– Здесь в болотниках ходить нужно. Бомжи так не живут, как люди, чьи дома поблизости, – бросает проходящий дорожник.

– А вот и альтернатива, – сердито иронизирует Щетинин, показывая на огромный снежный ком. – Это отремонтированный (!) подземный переход, который по предписанию ГИБДД осенью, чтобы пешеходы в межсезонье не месили на этом участке грязь, был оперативно приведен в порядок департаментом капстроительства…

К нам торопится пожилая женщина, увидевшая официальных представителей. Валентина Стрельцова: в руках – лопата, в глазах – отчаяние.

– Столько грязи намесили, к колонке за водой третий день пройти не могу – наступаю и вязну. Думала, лопата поможет – куда там! – отчаявшись, разводит руками бабушка. – Доски хотела бросить, так из грязи не могу их достать. Сынок, кому звонить-то? – жалуется инспектору.

 

– Сейчас мы на подступах к самому настоящему бездорожью, – подъезжаем к перекрестку Сибирская – Кошевого. – Памятник ямочному ремонту – здесь дыра на дыре. Во всем мире от латания ямок отказались, но не у нас, вот и скачут по ним машины и автобусы, как зайцы. Есть все основания закрыть участок: на проезжей части выбоины глубиной пять и более сантиметров – это уже разрушение, чреватое аварийностью.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *