Опаленные войной

Невероятная судьба разведчика Абушаева

 

Когда повзрослело это поколение?

Ведь если представить на месте ветерана войны Ибрагима Абдулловича Абушаева какого-нибудь современного мальчишку, а потом прокрутить мысленно все тяжкие, героические и ярко-счастливые эпизоды абушаевской жизни, себе не поверишь: таких выдающихся судеб не бывает, это просто кино какое-то!

Ну как поверить, что 17-летний парнишка, за плечами которого всего-то 8 классов образования, после 3-4 месяцев учебки становится лихим разведчиком, таскающим языков с вражеской территории как огурцы с огорода? Что у него, 18-летнего, опытный генерал спрашивает совета, как разговорить пленного, а в 19 он остается жив, пролежав тяжело раненым сутки на морозе в ожидании санитарного поезда? Что в 22 он становится коммунистом и обедает с датской королевой? А в 25 лет, начав свою жизнь на гражданке, как коммунист и фронтовик взваливает на свои плечи груз ответственности за людей, за предприятия, а в конечном итоге – за свой край и страну…

Вся эта история похожа на фильм с лихо закрученным сюжетом.

Играли мальчики в войну

– Мобилизовали нас, 18 школьников из одного села, в конце 1942-го, мне 17 еще было. Привезли в поселок Лесозавод под Абаканом. Серьезные физические нагрузки, закалка, лыжи, стрельба из винтовки, строевая, тактическая подготовка, по-пластунски ползали… В последние два месяца нас учили быть невидными и неслышными. Давали задание: взять языка в нашей же части, в обстановке, максимально приближенной к боевой. На выполнение такого задания у учебной группы уходило иной раз по 3-4 дня…

Кино и немцы

Весной 18-летних разведчиков-комсомольцев отправили на Карельский фронт.

– Первого своего языка никогда не забуду: здоровенный такой финн, охранявший их воинскую часть. Брать его поползли я и Генка Жарков. Оба тощие. Генка еще помельче меня, он финну сзади под ноги кинулся, подсек, потянул, а я спереди прыгнул, чтобы сразу рот зажать. Завалили, скрутили как-то, глаза завязали. Еле до своих доволокли – такой он был здоровый… И характером крепкий: дни идут, молчит наш язык.

Генерал-майор Апсалямов вызывает: ты, Абушаев, молодец, а не придумаешь ли, татарин-сибиряк, как пленного разговорить без рукоприкладства?

Молоденький разведчик Ибрагим, смущаясь, предложил генералу… усадить финна на муравейник. Через две минуты язык все поведал: какая в его части численность, техника, оружие, сколько самолетов – не по душе ему пришлись мураши…

Сколько за всю войну абушаевской группой было взято финских и немецких языков и за что конкретно он получал ордена и медали, Ибрагим Абдуллович не помнит:

– Разве ж мы их считали? Есть задание – выполняешь. Такая была у разведчиков на войне работа…

Старшина Ибрагим Абушаев был тяжело ранен 15 января 1944 года в жестоком бою под Великими Луками (2-й Белорусский фронт): осколками перебило ногу и руку, сломало ребра, легкое было повреждено плюс контузия. Вокзал, куда свезли раненых, оказался разбомблен, их уложили рядком под навес. Поезд пришел только через сутки.

Осколки удалили в ижевском госпитале, оттуда Ибрагим Абдуллович вернулся в свою дивизию только в апреле, но уже в механизированную разведку.

И кстати, город Великие Луки старшине Абушаеву все же удалось отбить у врага, пусть и со второго захода…

Подвиги после победы

Охранять датский остров Борнхольм Абушаеву пришлось уже после победы. Повоевал и там: группа немецких подводных лодок и после капитуляции Германии совершала вылазки. Русские разведчики установили места дислокации субмарин, указали их артиллеристам и авиации…

Дивизия стояла в Дании до 1947 года. И однажды советских воинов пригласила на прием датская королева. За изысканно сервированным столом сидели вперемешку: комдив, придворные, комполка, политруки, министры, разведчики-старшины… Королева расспрашивала, как удалось победить фашизм, как сейчас живете, поздравляла победителей…

Из старшин – в директора

– Армия меня многому научила. Но образование потом пришлось добирать: окончил партийно-хозяйственную школу, техникум, затем университет…

Эта учеба шла в основном параллельно с работой: был секретарем партбюро, замдиректора по кадрам томской артели «Краснодеревщик», секретарем парткома Молчановской МТС, замдиректора оптовой базы…

В 1967-м бывшего разведчика-фронтовика пригласил Лигачев:

– Совет министров предлагает нам организовать в Томске Главнефтеснаб. Возьметесь?

В те времена горючее из Новосибирска поступало на шесть нефтебаз и оттуда выдавалось предприятиям бочками. Ни одной автозаправочной станции в городе не было! А когда через 17 лет директор Главнефтеснаба (ныне – ОАО «Томскнефтепродукт») Ибрагим Абушаев уходил на пенсию, в регионе было уже 17 нефтебаз и АЗС, вся сеть работала без срывов.

На недавнем праздновании 40-летия ОАО «Томскнефтепродукт» Ибрагим Абушаев был гостем номер один.

– Было приятно: поздравляли, подарили подарок, руководитель Александр Рассказов произнес в мой адрес очень важные для меня теплые слова…

– Его бывшие коллеги не забывают: в каждый праздник он от телефона не отходит, все звонят, поздравляют, приходят, – добавляет супруга ветерана Зайтуна Якубовна.

На вопрос, как и отчего так быстро повзрослело фронтовое поколение 18-летних, Ибрагим Абдуллович только пожимает плечами:

– Ну это же естественно – время было такое…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *