Сибирская закваска лейтенанта Курбатова

Крепкое здоровье и сила воли помогли Афанасию Алексеевичу выжить после тяжелого ранения  

Три истока характера

Змеиново, родная деревня Афанасия Курбатова, располагалась на берегу могучей речной красавицы Лены. Вокруг тайга. Горы. Великолепие необыкновенное. И люди – под стать природе. Крепкие, могучие.

– У меня дед до 97 лет прожил, бабушка до 96, – рассказывает Афанасий Алексеевич. – Природа как будто делилась с нами силой.

Закаляла и работа. В семье Курбатовых, где росло четверо детей, ее было много: держали скотину, возделывали большой огород, собирали ягоду, варили варенье, по три мешка кедровых орехов на зиму заготавливали. Афанасий Алексеевич говорит, что с детства приучен справляться с любой деревенской работой. Косить? Пожалуйста. Дрова рубить? Без проблем. Вспоминает, как однажды охотился с любимой дворнягой Мухой, застрелил несколько белок, и ему сшили из них шапку.

Заботы по хозяйству не исключали самой главной обязанности – учиться. В школу Афанасий ходил с удовольствием, обожал своего первого учителя Петра Михайловича Попова и до сих пор гордится тем, что по окончании четвертого класса его как лучшего ученика наградили куском материи. Мама сшила ему рубашку, белую с красным пуговицами, он щеголял в ней и в средней школе городка Киренска, куда пришлось переехать для продолжения учебы.

Природная закваска, трудолюбие и отвращение к дурным привычкам (никогда в жизни не курил и не злоупотреблял алкоголем!) сформировали в парне настоящий сибирский характер.

На фронт – после десятилетки

Афанасий учился в десятом классе, когда враг подошел к Москве. Вместе с двумя товарищами они отправились в военкомат и попросились на фронт. Ребят вернули домой с пожеланием сначала получить аттестаты о среднем образовании, а потом уже воевать. Неудачей завершилась и вторая попытка. И вот десятый класс позади. Окончены и военные курсы. Командир пулеметного взвода лейтенант Курбатов едет на передовую под Оршу. Зима. Сильнейшие морозы. Тяжелейшие бои с огромными человеческими потерями. Наконец, переброска части под Витебск. Почти двое суток пешего похода без сна, горячей еды и отдыха, с автоматами через плечо и станковыми пулеметами на волокушах. Некоторые солдаты не выдерживали, падали и умоляли: «Расстреляйте! Сил нет дальше идти». Афанасий подбадривал подчиненных, давал небольшую передышку. Люди вставали и снова двигались вперед.

…Разведка донесла, что неподалеку от расположения части разместились два фашистских дзота, из которых ведется прицельный огонь по нашим. Курбатов решил один из дзотов уничтожить сам, второй приказал взорвать командиру отделения. Поползли, зарываясь в глубокий снег. Афанасий услышал взрыв: напарник свое задание выполнил. Бросил пару гранат и тоже уничтожил дзот. Но сгоряча не учел важного обстоятельства: рядом, в березовой роще, спрятался снайпер. Афанасию отползти бы в сторону, а он приподнялся! В ту же секунду голову обожгло горячим огнем… Да тут еще немец как черт из табакерки выскочил. Сознание подсказывало: надо его пристрелить, но руки не слушались. Но все-таки огрел его какой-то корягой и двинулся к своим. Ординарец увидел командира и в крик: «У вас вся голова в крови!»

Ранение, как у Кутузова

На волокушах Курбатова дотащили до полевого медсанбата. Все это время он был в сознании, услышав гул самолета, подумал: «За мной», и провалился в пропасть. В смоленский госпиталь его привезли 8 января, но диагноз «сквозное пулевое ранение в лобную часть черепа» требовал выполнения операции «черепным» нейрохирургом, а такого в госпитале не было. Наконец, 20 января сообщили, что из Москвы прибыл специалист. Афанасий помнит, как сам пришел на операцию, как ему сделали местное обезболивание и пообещали показать костные осколки… Операция закончилась. Больной приподнялся на локтях:

– Я могу идти?

– Вы с ума сошли?!

До палаты его довезли на каталке. К вечеру поднялась температура, стало трудно дышать… В госпиталях провалялся долго. Утешало одно: он, как и фельдмаршал Кутузов, у которого было такое же ранение, выжил. На память о войне осталась у Афанасия Курбатова глубокая отметина чуть выше правого виска. Это наглядное «эхо» – свидетельство его фронтового мужества. А еще Афанасий Алексеевич после операции дал себе слово обязательно поступить на самый сложный факультет. И сдержал его! А потом долго-долго трудился на благо родного политеха. Но это уже тема для отдельной публикации.

 

Досье «ТН»

Афанасий Алексеевич Курбатов, 1922 года рождения, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид II группы, заместитель председателя совета ветеранов ТПУ.

В 1942 году был призван в армию, после окончания краткосрочных курсов в Иркутском военном училище направлен командиром пулеметного взвода 371-й стрелковой Краснознаменной дивизии орденов Суворова и Кутузова под Москву. Участвовал в трех боевых операциях. В январе 1944 года был тяжело ранен под Витебском. В августе 1944-го после лечения в госпиталях по состоянию здоровья А. Курбатова комиссовали и демобилизовали.

В 1949 году окончил физический факультет ТГУ. Работал ассистентом, старшим преподавателем, заместителем заведующих кафедрами изоляционной и кабельной техники и общей физики, заместителем декана радиофизического факультета Томского политехнического института (ныне университета). Возглавлял комиссию общественного контроля за торговлей и общественным питанием, подготовил более трех тысяч народных контролеров.

Имеет 103 боевые и трудовые награды, в том числе орден Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, грамоты ВЦСПС, Комитета народного контроля СССР и другие.

Супруга Мария Павловна Гриднева (Афанасий Алексеевич называл ее только Машенькой) ушла из жизни в 2003 году. Сын Валерий многие годы возглавлял департамент государственной службы администрации Томской области, сейчас – советник губернатора. Дочь Ольга – ученый секретарь ТПУ. Двое внуков, внучка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *