Все или ничего!

Прения по делу Александра Макарова проходят в закрытом режиме

11 октября процесс по делу Александра Макарова вошел в финальную фазу – стороны приступили к прениям. Поскольку подсудимый сейчас находится под стражей и доставляется в облсуд из СИЗО, заседание началось на сорок минут позже назначенного. Ждали Макарова. Наконец, Александра Сергеевича привезли. Он выглядел собранным и начал улыбаться участникам процесса еще до того, как пристав снял с него в клетке наручники.

Сторонам предстоит пройти все девять эпизодов, составивших материалы уголовного дела. Теперь аргументация адвокатов и прокуроров должна представляться присяжным в сжатом, можно сказать, концентрированном виде. Поэтому прения – самый интересный и драматичный этап судебного разбирательства. И именно к этой части доступ журналистам будет закрыт.

Перед началом заседания судья поставил перед участниками вопрос о том, в каком режиме должны проводиться прения.

Государственные обвинители ходатайствовали о закрытых заседаниях. Доводы: в ходе судебного следствия по делу фигурировали записи телефонных и иных переговоров подсудимого, озвучивались сведения о его здоровье, а также доказательства, составляющие государственную тайну. И в своей речи прокуроры готовятся использовать и эту, не подлежащую разглашению информацию.

Сам Макаров высказался за доступность прений:

– В большинстве судебные заседания были открытыми, «закрытые» эпизоды легко вычленить из общей массы доказательств, и их немного. Считаю, что снова нарушается принцип гласности, что мы имеем дело с очередной политической игрой…

Своего подзащитного поддержал Игорь Трубников. Перечислив ряд эпизодов, в которых полностью отсутствует гриф секретности, а также сведения о здоровье Александра Сергеевича, адвокат напомнил:

– Возьмем хотя бы эпизод, связанный с ТКС. Тогда сами органы предварительного следствия интервью раздавали газетам и рассказывали в подробностях, какой ущерб Макаров причинил жителям города Томска… Где тут гостайна?

В ответ обвинитель Елена Караваева спросила: готов ли подсудимый к обнародованию его телефонных разговоров? Или диагнозов?

– Выборочно, – уклонился Александр Сергеевич…

Судья согласился с доводами обвинения: заседания закрыты до оглашения вердикта присяжных.

Как затем убеждали «ТН» в прокуратуре, все эпизоды обвинения тесно переплетены с материалами оперативно-розыскных мероприятий, телефонными переговорами. Да, в ходе судебного разбирательства эти сведения выделялись из общего массива доказательств. Журналисты удалялись из зала на момент их оглашения, потом приглашались обратно. Но такое невозможно при произнесении прокурором речи в прениях: она говорится «на одном дыхании», и прерывать ее какими-то процедурными вопросами немыслимо. Поэтому либо журналисты слушают все, либо не допускаются.

…Прокуроры уже закончили свою речь – за два дня. С сегодняшнего дня, 14 октября, слово предоставляется стороне защиты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *