Ночной тест для КОИБа

На избирательном участке оказалось в два раза больше бюллетеней, чем положено по закону

Думаю, самый интересный конфликт произошел не в областном центре на выборах в гордуму Томска, к которым было приковано внимание прессы, а в Аркашево – отдаленной деревеньке Томского района, на выборах главы Корниловского сельского поселения. В ночь с 9 на 10 октября этими выборами вынуждены были заниматься РОВД Томского района, районная прокуратура. В курсе скандала были и другие, как говорится, компетентные ведомства.

Об этом инциденте с разницей в сутки ТВ-2 дало две информации противоположного характера. В воскресенье: председатель участковой избирательной комиссии (далее – УИК) в ночь накануне голосования вынес из помещения избирательного участка пачку бюллетеней. В понедельник ТВ-2 процитировало председателя облизбиркома Эльмана Юсубова: с УИК № 682 в Аркашево были вынесены не избирательные бюллетени, а тест-листы для проверки КОИБов (комплекс обработки избирательных бюллетеней), на которые не распространяется ст. 59 Закона «О муниципальных выборах в Томской области» (п. 15 «До дня голосования бюллетени должны храниться в опечатанном и охраняемом помещении»).

Ваш автор знаком с Эльманом Сулеймановичем с 1990 года, знает его как высокого профессионала и честного человека и считает, что кто-то сознательно ввел его в заблуждение (председатель облизбиркома лично не может проверить все 700 с лишним УИКов области). Это во-первых. Во-вторых, думаю, что председатель облизбиркома отлично понимает, какую серьезную и потенциально большую проблему вскрыла история на малюсенькой УИК № 682.

Съездил в гости

Я стал свидетелем этого конфликта в результате цепочки случайностей. В субботу приехал в гости к дочери, которая живет в Корнилово, и встретил там знакомого – Евгения Седельникова. Предприниматель – корниловский житель и оппозиционный кандидат на должность главы сельского поселения. (Он сторонник «Единой России». И, как мне потом сказали, на встречах с избирателями это подчеркивал и доказывал лишь то, что он более эффективный управленец, нежели его соперник. Но партфункционеры отчего-то поддержали Геннадия Логвинова – бывшего директора обанкротившегося совхоза «Корниловский», а теперь временно не работающего.)

В общем, разговорились. И он при этом попросил совместить приятное с полезным: едем в Аркашево – какие-то оргдела, а напоследок решил мимо избирательного участка проехать. Время около 7 вечера, в помещении ФАПа, он же УИК, свет и – в окна видно – несколько людей. Евгений напрягся и – в Корнилово.

Ночная хроника

После мозгового штурма избирательный штаб кандидата решил на всякий случай в Аркашево съездить, а там по обстоятельствам. И они последовали. Сержант, охранявший участок, подтвердил предположение Седельникова (затем по его телефону своему начальству это же сказал): председатель комиссии унес большую пачку избирательных бюллетеней.

И около 9 вечера решил Седельников (упертый оказался) караулить: если бюллетени вынесены, то их должны как-то вернуть. Где-то через час подходит женщина – секретарь УИК и по совместительству мать председателя. Подходит с полиэтиленовым пакетом и растерянно отвечает Седельникову, что ей удобнее было дома поработать с бюллетенями, а теперь она их возвращает. Сержант перед этим понял – инцидент есть, запер участок на замок, предупредил – у секретаря ключ есть. (Вообще, молодец сержант – всю ночь нес службу, несмотря на экстремальные условия.) Через короткое время появился председатель УИК, заявил, что это он расписывался за бюллетени, и уехал вместе с секретарем и пакетом.

…После множества звонков кандидат побудил-таки РОВД Томского района поверить, что его заявление о выносе бюллетеней можно трактовать как попытку фальсификации итогов голосования. Глубоко за полночь приехали поочередно два милицейских автомобиля. Долгое составление протокола об изъятии документов у председателя комиссии, их опечатывание под подписи понятых, затем еще более долгое ожидание представителей прокуратуры – сотрудники РОВД не вправе вскрывать опечатанное помещение УИК, а прокуратура отвечала, что ничего не усматривает, поэтому не приедет…

Приехали прокурорские ближе к утру. Долгая процедура осмотра избирательного участка, ожидание вызванных из Корнилова должностных лиц, снятие показаний. К половине 7-го Седельников сообщил: следователь прокуратуры не усмотрела состава преступления, квалифицировала произошедшее как административное правонарушение и постановила изъятые милицией бюллетени вернуть УИК. То есть можно в 8 утра открыть участок для голосования.

Бюллетени счет любят

В понедельник председатель облизбиркома в ответ на мой вопрос дружески пожурил меня за правовую неграмотность и сказал, что с УИК № 682 были вынесены не избирательные бюллетени, а тест-листы.

Формат пресс-конференции не допускает дотошных расспросов одного журналиста. И, видимо, поэтому мой вопрос – все УИК с КОИБами получили по 300 с лишним тест-листов? – остался неуслышанным. (Следователем РОВД были опечатаны три пачки – две по 104 экземпляра и одна – 110. Выборы проводились по трем позициям – глава района, депутаты районной Думы и глава поселения.) Также без ответа осталась просьба назвать документ, регламентирующий обращение с тест-листами. И уж совсем не мог я на пресс-конференции сказать нижеследующее.

Первое. Если из участка были вынесены тест-листы, то в правовой неграмотности следует обвинить опергруппу во главе с замначальника РОВД, следователя прокуратуры, председателя и секретаря УИК. Ибо, по утверждению Седельникова, а также двух понятых, которые присутствовали при всех следственных процедурах, про тест-листы никто из должностных лиц не сказал ни слова. Речь исключительно об избирательных бюллетенях.

Но гораздо интереснее второе. Я, естественно, не знаю содержания протоколов милиции и прокуратуры, но думаю, что должностным лицам затруднительно было бы говорить про тест-листы – здесь надо немного знать технологию.

В представлении человека непосвященного тест-лист и избирательный бюллетень – нечто совершенно разное. На деле все гораздо сложнее. Избирательный бюллетень существует в двух видах – по форме (сам отпечатанный бланк) и по существу – когда на нем поставлены штамп конкретной УИК и подписи двух членов – обычно председателя и секретаря. А тест-лист рождается так: перед началом голосования для проверки исправности КОИБа члены УИК берут некоторое число бланков бюллетеней и проводят пробное голосование. Его итоги, зафиксированные КОИБом, пересчитываются вручную. Совпадает – можно реально голосовать. А на пробных бланках один из членов УИК крупно пишет «Тест». (Есть еще бланки с надписью «Тренировочные» – это когда члены УИК до дня голосования учатся обращению с КОИБом). То есть утром в день голосования бланк бюллетеня может превратиться как в тест-лист, так и в юридический бюллетень.

Возвращаемся в ночное Аркашево. Милиция изымает у председателя комиссии 318 (!) бланков. Столько потенциальных тест-листов? Смешно. Наконец, согласно итоговому протоколу УИК № 862 число бюллетеней для выборов сельского главы – 166! А в жестяном сейфике УИК, как утверждается, прокуратура обнаружила около 150 листов, из них по выборам главы поселения – треть! И еще понятые говорят, что это были тренировочные листы…

Выводы и вопросы

По Закону «О муниципальных выборах в Томской области» УИК может получить бюллетеней не больше числа избирателей плюс 0,5%. На УИК № 682 – 78 избирателей. Бюллетеней – 166. В то, что члены УИК неграмотны, поверить невозможно. И объяснение, считаю, одно – огромное число бюллетеней появилось в результате того, что милиция изъяла у председателя УИК 318 якобы бланков. В итоге стало возможным посчитать, что на 78 избирателей УИК № 682 вышестоящая муниципальная комиссия выдала около 450 (!) бланков бюллетеней.

Седельников подозревает, что он случайно пресек попытку фальсификации выборов на УИК № 682: его логика – сарафанное радио сообщило о его приезде со свидетелями, члены УИК испугались и решили вернуть бюллетени чистыми.

А меня названные цифры приводят к закономерном вопросам. Если бы Седельников не устроил скандал и ночь прошла тихо, утром на УИК № 682 было бы точное такое же число бюллетеней? По всем позициям? Или – я не знаю, возможно это или нет, – число бы было нормальным, то есть какое-то количество бюллетеней оказалось бы на других УИК? Каких?

Словом, считаю, инцидент требует всестороннего разбирательства и принятия мер.

Пока же можно утверждать, что однозначно нарушено требование избирательного закона о количестве бюллетеней и есть фактические доказательства нарушения закона о порядке хранения бюллетеней.

И последнее. На УИК № 683 (Лязгино) по итоговому протоколу количество бюллетеней почти вдвое превышает число избирателей.

 

P.S. Седельников проиграл с минимальным отрывом в 74 голоса (в поселении 1900 избирателей), а отдельно в Аркашево победил почти с двойным перевесом.

Как говорят старожилы, Аркашево практически на всех выборах показывало стопроцентную явку избирателей. А в этот раз явка опустилась до реально-бытовой отметки 60%.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *