ЧЕМ МЫ НЕ НЕМЦЫ?

Институции важнее информации и технологических знаний

 

Любопытно было читать заметки недавней выпускницы факультета журналистики ТГУ Ксении Салюковой («ТН», стр. 18). Она наблюдательна и хорошо мыслит. В Германию несколько лет назад мы вместе с Ксенией протоптали дорожку и с тех пор дружим домами (то есть факультетами) с Ганновером. Но я хотел бы обострить и расширить поставленные автором вопросы выживания газет в разных странах. Мне кажется, что газеты могут развиваться даже в эпоху «уютных жежешечек» и твит-микро-блогов. Но газетное чтение – это не самоцель. Это побочный эффект высокого качества жизни и народного интереса к самопознанию. Если люди еле-еле дотягивают до пенсии, им не надо ни политики, ни газет, ни размышлизмов.

* * *

Когда приезжаешь в какую-то западноевропейскую страну, часто испытываешь культурный шок. Кого-то изумляет отсутствие старых автомобилей на дорогах и «у парижского вокзала все такси – сплошь мерседес-бенц». Меня поразило обилие газет. Помнится, в отеле, когда спустился к завтраку, обнаружил в свободном доступе пачку свежих газет: местных и общенациональных. Одна из ганноверских газет, кстати, оказалась allgemeine. То есть распространяется она во всех землях Федеративной Республики Германии. Томск даже собственную область не может занять чтением своих новостей. У нас в гостиницах и за деньги свежих газет не найти. Да и за пределами гостиницы еще поискать надо. У нас один газетный киоск на 5 тыс. человек, а в Германии или Польше – на 500.

* * *

У нас демократия, и в Германии демократия. Но у нас телеканалы ни перед кем не отчитываются и зарабатывают деньги как могут. Могут не всегда честно и благопристойно. А в Германии есть специальный общественный совет, который весьма пристально отслеживает малейшие нарушения требований по защите нравственности, запрету пропаганды антиобщественных радикальных взглядов и насилия. То есть нравственное и духовное здоровье нации в ФРГ не фигура речи. И у них есть местное телевидение, которое не выдавливается из эфира центральными телеканалами ARD и ZDF, но производит кроме новостей и познавательные, детские, культурные, просветительские, научно-популярные, образовательные и развивающие программы. И для трансляции всей этой умной продукции создана третья сеть региональных вещателей LANDER.

* * *

В Германии все очень озабочены качеством образования. Мне попадалась статья, в которой анализируется, почему немецкие школьники в тестах PISA выступили хуже финских школьников. Это удар по национальному самолюбию. В Германии существует Международный институт изучения юношества и образовательного телевидения. А у нас реальной молодежной политики нет и никто на государственном уровне не думает, чем занять 15-летнего юношу вне школы. Надо ли говорить, что у российских газет нет подрастающей аудитории? Да что там газеты? Школьники у нас перестают читать книги и перестают писать что-то больше трех строк SMS-сообщений. Как наши школьники выступают в тех же тестах PISA, говорить не хочу.

* * *

Организация «Репортеры без границ» опубликовала на днях очередной индекс свободы прессы. Россия занимает 140-е место из 178 и находится между Эфиопией и Малайзией. «Еще один неправильный рейтинг», – скажут наши политики. В Эфиопии, кстати, гражданская война идет и пиратство процветает… В Германии федеральный канцлер может публично признать провал иммиграционной политики нескольких десятилетий. Никогда ни один наш руководитель (хотя бы уровня жилкоммунхоза) не признает ни одной управленческой ошибки. Если кого-то за руку с откатом схватили, так это «случайный человек» в системе.

* * *

Посмотреть на себя глазами зарубежного гостя полезно. Приезжала в Россию иностранная студентка и пишет о том, что ее удивило в России: «Я не имею в виду то, что часто называют русской ленью, а определенное безразличие у русских к материальным ценностям. Если ручка двери оторвалась, то и пусть, если лифт не работает, то и пусть, если кран течет, то и пусть себе течет. Дело не в том, что исправление неполадок требовало бы невероятных усилий, а в том, что это является для русских второстепенным. Особенно все, что находится в совместном пользовании, может спокойно приходить в упадок».

Главное, что находится в совместном пользовании, – это наша страна. И она перестала развиваться. Застой, как в поздние советские годы. Когда на вытоптанном политическом поле появится свободная мысль, то воспрянут и политические газеты. Освободите инициативу, дайте шанс малому бизнесу, перестаньте кошмарить некоммерческие организации, оставьте автономию университетам. Жесткая централизованная форма государственного управления – помеха экономическому и социальному развитию России.

* * *

Да, мы не немцы. Хорошие законы у нас испокон веков не исполняются. Гражданское общество у нас надо долго и терпеливо строить, так же как его столетиями искореняли. Мы любим заниматься самобичеванием, но не терпим критики со стороны иностранцев. А немцы – это обобщенное наименование всех иноземцев. У немцев можно учиться. Это не зазорно. Петр Первый ездил учиться. Только не рассчитывайте на то, что можно взять у немцев технологии и не брать институты общественного устройства. Институции важнее информации и технологических знаний.

Останутся ли при этом газеты или вся читающая публика перейдет на айфоны и айпады – вопрос еще более третьестепенный, чем оторванная ручка двери в подъезде кооперативного дома. Ручку-то можно присобачить, а вот безрукую, беспросветную, безыдейную жизнь к чему приспособить?

Юрий ЕРШОВ, декан факультета журналистики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *