Пересадить село на «Гелендваген»

Глава Томского района – о планах и перспективах

 

На выборах главы Томского района Владимир Лукьянов победил с большим отрывом, набрав почти 50% голосов. Победителя поздравил губернатор, пожелав подтянуть экономику муниципального образования. Праздники и поздравления закончились, теперь надо оправдывать ожидания избирателей. О настоящем и будущем района – интервью для газеты «Томские новости».

Сделать следующий шаг

– Уверен, что предыдущее руководство района двигалось в правильном направлении и принимало решения, направленные на улучшение жизни селян. Но везде есть возможность совершенствования. Вот была отличная машина ГАЗ-69. Теперь есть «Гелендваген». Он лучше. Хотя идея осталась та же самая. Я пришел в район, чтобы сделать следующий шаг, – делится планами Владимир Лукьянов. – У нас есть все условия для развития: удобное территориальное расположение, наличие дорожной инфраструктуры, близость к рынкам сбыта своей продукции, природные ресурсы: вода, полезные ископаемые. Если не соревноваться с нефтяниками и газовиками, у нас самый перспективный район. Просто предыдущие годы были не самые простые.

– Сейчас тоже кризис…

– Сельский труженик с 1987 года живет в кризисе, и люди научились барахтаться, создавая себе комок масла, – говорит Лукьянов. – Нормально обстоят дела с предпринимательством. Стабилизировалось поголовье крупного рогатого скота, а ведь одна корова дает владельцу более 100 тыс. руб­лей валового дохода. Конечно, выгодно держать не одну, а пять коров – и многие держат…

Самая главная задача власти – создать условия, при которых человек сам мог бы зарабатывать деньги.

Приоритеты

– Каково финансовое положение района?

– Бюджет примерно миллиард рублей, не разбалансирован, исполняется. 80% поступлений – подоходный налог. Расходуется большая часть на образование – 519 млн, на здравоохранение – 120. Практически две трети… На следующий год параметры бюджета останутся такими же. Можно цифры заложить выше, но получим несбалансированный бюджет и потом будем думать, что сокращать. Получим больше – хорошо.

– Если район сможет заработать дополнительные средства, куда будет их тратить? Определены приоритеты?

– Вот у меня на столе вода из деревни Березкино, – Владимир Лукьянов показывает бутылку с какой-то взвесью. – И это не самая грязная вода Томского района. Самая грязная – в деревне Перовка. Там вода такого цвета, что бутылка насквозь не просматривается. Поэтому одна из первоочередных задач – ремонт и строительство водопроводов и станций водоочистки.

Но подход будет другим: не латание дыр, а замена труб. Раньше прохудившуюся трубу варили, а то и просто забивали в дыру чопик. Толку мало, а работа проведена. Мы сделаем иначе: если потек водопровод, бюджет покупает пластиковую трубу для поселения, а поселение организует работы по монтажу. Это гораздо выгоднее.

Конечно, все упирается в деньги. У нас 480 км водопроводов, на их замену надо 500 млн рублей, даже без станций водоподготовки. Под новые поселки надо построить около 200 км водопроводов. Один бюджет все это не потянет. Вообще, есть три возможных источника финансирования: бюджет, население, не всегда, кстати, готовое оплачивать, и инвестор: например, компания, которая поставляет воду. Она получит снижение потерь. По станциям водоподготовки есть федеральная программа, и мы собираемся в ней участвовать – на условиях софинансирования.

– Томский район в свое время активно участвовал в программе газификации…

– Общая протяженность газовых сетей в районе, включая магистральные газпромовские трубы, порядка 360 км. Уровень газификации района – около 12%, в 2 раза ниже среднего показателя по России. Сейчас готовы проекты по Моряковскому Затону, Рыбалово, Кафтанчиково, Зональной Станции, Кисловке. В стадии подготовки проектной документации залинейная часть с. Богашево, и в планах – Барабинка. Будем с этими проектами участвовать во всевозможных программах. Очень большая проблема перевода на газ котельных в Копылово и в Рассвете. Если удастся увеличить диаметр трубы в районе пос. Рассвет, появятся перспективы для поселков, которые находятся дальше, изменятся параметры для ведения бизнеса, территория становится более инвестиционно привлекательной.

Ждем инвестора

– То есть еще одним приоритетом можно обозначить развитие инфраструктуры района…

– Инвестор придет, если будут решены главные задачи: надежная дорога, свет, газ. Нужны новые проектные решения по размещению объектов. В чистом виде бюджетных денег на эти проекты никогда больше не будет. Их и раньше-то не было… А вот инвестиционные деньги должны появиться. Смотрите – построили дорогу в Александровское, Итатку. И люди, и поселения стали богаче, потому что их имущество теперь оценивается по другой цене. Есть дорога, есть надежное энергообеспечение – и мелкий бизнес на эту территорию уже по-другому смотрит. Значит, будут развиваться пилорамы, сельхозпереработка…

– Но строительство и содержание магистралей – дорогое удовольствие.

– У нас на территории района больше тысячи километров дорог. Из них только 37 км – федеральные. На каждый километр в год приходится около 10 тыс. бюджетных рублей: хватает расчистить полотно зимой и немного создать профиль летом, а нужно в разы больше. Необходимо постоянно, круглогодично содержать дороги, регулярно обновлять и вовремя проводить капитальный ремонт.

– На какие средства?

– Очень рассчитываем, что заработает дорожный фонд. И еще есть специфическая проблема: у нас дороги часто разбиваются техникой – идет лесозаготовительная техника из Томска, Асино, стран СНГ… Никакого отношения к интересам Томского района все это не имеет, кроме того, что предприниматели купили право на заготовку леса. Задача – заставить их возмещать затраты по восстановлению дорог. Да, это обременения для предпринимателей, но, думаю, пришла пора жестко оговаривать: бизнес должен выделять деньги на содержание дороги в поселении, где идет заготовка леса. Иначе за счет одной части бизнеса нарушаются условия для другой: теряют колхозники, сфера услуг, торговля…

– Кстати, много говорят про агломерацию Томск – Северск – Томский район.

– Я пока не видел преимущества, которые получил бы район от агломерации.

– А строительство дорог?

– Это скорее агломерация с областью, это же областные программы. Автобус везет горожан – думаете, Томск выделит средства на содержание дороги? Я не понимаю, что дает агломерация кроме того, что позволяет привлечь федеральные средства или какие-то иные… По моему убеждению, это слово всплыло, когда надо было оттяпать часть земли Томского района.

Строительство для больших и маленьких

– Инвестпривлекательность Томского района для строительства очень высокая. Как вы видите развитие в этом направлении?

– Нужно разделить политику в отношении крупных застройщиков и тех, кто возводит индивидуальное жилье для себя.

Условием вхождения крупного инвестора в район сейчас стало решение социальных проблем – застройщик должен предусмотреть в проекте и детский садик, и центр досуга, освещение и даже кладбище, если это нужно… Если застройщик сделает за свой счет водопровод, дороги, то тогда с нас – помощь в переводе земель из сельскохозяйственного назначения, получении разрешений.

– Вы готовы привлекать бюджетные деньги в коммуникации?

– Естественно. Есть федеральная программа по комплексной застройке жилья. Кое-где уже работает. Документация по Кайдаловке, Мирному, Кафтанчиково, Кисловке, Губино, Петрово, Ключам позволяет претендовать на федеральное финансирование.

– А «маленьким» застройщикам что делать?

– Давайте сразу определим, кто у нас «маленькие». Земля под расширение Томска уже отводилась, а в Томском районе хватает своих людей, не обеспеченных жильем. Администрация будет делать все, чтобы включить их в разные программы. Есть попытки обхитрить власть, когда делается временная прописка в районе. Но люди у нас в комиссиях очень опытные…

– И все же – как люди будут получать землю?

– Есть разные способы: приобретение по выкупной стоимости, передача в аренду. Задача местных поселений – обеспечить «маленькому» такие условия, чтобы он получил землю с подведенными коммуникациями. Но, к сожалению, у «маленьких» часто возникает желание участок перепродать…

– Продают не только отдельные участки, в районе сложился рынок перепродажи земли, как правило сельскохозяйственной.

– Да, есть так называемые девелоперские компании. «Девелопер» от слова «развитие», но они ничего не развивают. Сначала по заниженной цене покупают землю у дольщиков, межуют и продают участками. Это не девелопер, это в лучшем случае спекулянт.

– Но как бы район ни относился к перепродавцам земли, на выходе-то получит сотни добросовестных покупателей…

– А добросовестным покупателям я бы посоветовал узнавать, у кого покупаете, какая там земля – в земельных комитетах, налоговых инспекциях, кадастровых палатах. Спросите у главы поселения, где может быть отведена земля под ИЖС…

– Может, публиковать информацию на сайте района: «поселки, которые стоят в планах развития»?

– Не все так однозначно… Как только появляется информация, что идет процедура перевода земли, она кратно дорожает, все вокруг раскупают. Нам нужно, чтобы деньги получил бюджет, а не посредник.

– Но люди построятся, и налог на недвижимость будут платить в районе.

– Нет механизма, побуждающего застройщиков оформить дома в собственность: ручка не вкручена – недострой. Вот почему хороша аренда: дается три года на строительство, потом человек должен ввести объект в эксплуатацию. Не платят налог на имущество далеко не бедные люди. За землю платят, но… Стоит коттедж, а рядом домик пенсионера. Одинаковое количество земли. И власть не может одному поднять налог в пять раз.

Три месяца на раздумья

– Планируете кадровые перестановки?

– Все спрашивают про кадры, ждут, что я всех поувольняю. У нас действует Трудовой кодекс, где написаны основания для увольнения… Мы договорились, что в течение 3 месяцев работаем, понимаем взаимные требования. У тех, кто хочет работать на благо района, такая возможность будет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *