Куда отходят воды

Критики прогнозируют повторение истории с ТКС, мэрия демонстрирует оптимизм

  • 22 ноября в мэрии вскрыли конверты с конкурсными заявками на аренду водоканала

Претенденты на получение в 30-летнюю аренду имущества МУП «Томский энергокомплекс» («Водоканал») стали известны в минувший понедельник. О своем желании осуществлять управление системами водоснабжения и водоотведения в Томске заявили девять компаний. Восемь российских и одна зарубежная. Французская Veolia Water в лице томской «дочки» «Веолия Вода Томск». Росводоканал – заявки поданы от двух дочерних компаний (ООО «Оренбург Водоканал» и «РВК-Томск»). Московские ООО «Водные проекты» (входит в состав холдинга «Евразийский») и «ИНФОЦЕНТР», ООО «АЛЬТЕЗА» (Новосибирск), «Полимер-Инэк» (Омск) и два томских предприятия: ЗАО «Городские очистные сооружения» и ООО «Энергокомфорт».

Будущий арендатор «Водоканала» должен гарантировать реконструкцию 15 водопроводных насосных станций и 5 канализационных, облагородить системы водоснабжения и водоотведения, а также оснастить 100% томских домов приборами учета.

Все претенденты обещают разительные и скорые перемены.

Критики между тем утверждают: шансы на повторение истории с ТКС вне зависимости от того, какая из компаний победит в конкурсе, – 99,9%; муниципалитет сам должен управлять своим хозяйством.

Мэрия демонстрирует сдержанный оптимизм и говорит, что других вариантов получения больших денег на реконструкцию водоканала, по сути, нет.

 

Фонтан проектов

Понедельник, 22 ноября. 15.00. Перед конкурсной комиссией внушительная стопка конвертов с конкурсной документацией – «паспортными данными», инвестиционными программами претендентов. В зале – журналисты, наблюдатели от компаний – участников конкурса. Председатель комиссии Анатолий Абрамов, заместитель мэра по экономике и финансам:

– Заявка № 1. Поступила 16 ноября в 15.00. Целостность пакета не нарушена. Вскрываем. ОАО «Веолия Вода Томск».

Согласно протоколу зачитывали перечень документов: уставные данные, описание результатов, которые компания намерена достичь путем реализации инвестпрограммы, сумму арендной платы.

Суммы сильно варьировались: от скромных 2,5 млн рублей в год (ООО «Альтеза») до 63,5 млн («Энергокомфорт»). Наблюдатели только успевали удивляться.

– Величина аренды не является определяющим критерием при подведении итогов конкурса, – объяснял журналистам Анатолий Абрамов. – Главный оценочный показатель – результат, который компании намерены достичь после серьезных вложений в модернизацию водоканала.

В последнем же практически все участники конкурса были почти единодушны. Все заявили, что готовы в течение года реконструировать 15 ВНС и 4 КНС – оснастить их новым автоматизированным оборудованием. К 30 ноября 2011 года 100% томских домов будут оснащены приборами учета. Качество воды на 100% (или в крайнем случае на 99,9%) будет соответствовать нормам СанПиНа.

Потери на сетях ОАО «Веолия Вода Томск» пообещало к окончанию срока договора аренды снизить до 5% (говорят, что сегодня утекает до 47%). Дочерние предприятия Росводоканала – до 9,9%. ООО «Водные проекты» – до 2,9%.

Изучать инвестиционные программы, количество страниц в которых порой больше сотни, члены конкурсной комиссии будут с 30 ноября по 6 декабря. А 6-го объявят о своем решении.

– Среди компаний – участников конкурса не только российские предприятия, но и иностранные. Это говорит о том, что сегодня такие инструменты привлечения внебюджетных источников для решения технических задач становятся реальностью для России, – поделился с журналистами Анатолий Абрамов.

В одну реку – дважды?

– В сфере коммунального хозяйства сегодня сосредоточены большие деньги, – находит свое объяснение конкурсному ажиотажу экс-директор МУП «Томский энергокомплекс» Владимир Брюханцев и тут же делает мрачный прогноз: – Томск уже знаком с инвесторами, готовыми вкладывать деньги в коммунальное хозяйство, – РКС. Шансы на повторение той истории вне зависимости от того, какая из компаний победит в конкурсе, – 99,9%.

Убежден в этом и директор Регионального центра управления энергосбережением Михаил Яворский. Он вспоминает, как одним из первых заявил тогдашнему мэру Томска Александру Макарову о сомнительных перспективах прихода РКС в Томск. «Яворский уже стар, что с него взять», – отмахнулся Александр Сергеевич в эфире ГТРК «Томск».

Логика опытного энергетика проста:

– Задача любого инвестора – прибыль. За счет чего ее можно получить? Во-первых, за счет повышения тарифа. Во-вторых, за счет снижения стоимости воды. Сегодня томская вода, пожалуй, одна из самых дорогих в России – добывается из артезианских источников. Если мы хотим снизить ее стоимость, можем закрыть часть скважин, вновь вернуться к речному водозабору, а воду очищать химическими и физическими путями. В любом случае платить придется потребителям. Либо деньгами, либо мириться со снижением качества воды.

Частно-государственное течение

– Видимо, над нами будет бесконечно довлеть то, что случилось в 2006–2007 годах, – отвечает скептикам первый заместитель мэра Евгений Паршуто. – Риск всегда есть. Но есть и пословица «Обжегшись на молоке, дуют на воду». Не хотелось бы, чтобы мы сейчас дули на воду.

Паршуто не скрывает: опасения присутствуют и у мэра, и у коммунальщиков. Но надежду на благополучный исход внушает тщательно проработанный договор.

Договор на аренду имущества МУП «ТЭК» отличается от трехстраничного договора с РКС. Документ прошел депутатское обсуждение, все экспертизы. Мы надеемся, что удалось создать документ, который оградит нас от появления денежного насоса, выкачивающего деньги из города, который существовал при ТКС.

Евгений Паршуто уверяет: с момента расставания с РКС позиция мэрии не изменилась: инженерные, коммунальные, транспортные структуры должны оставаться в руках муниципалитета. Стабильное обеспечение томичей чистой водой – задача городских властей. Но что делать, если стабильность под угрозой?

Подземный водозабор эксплуатируется 37 лет. И все это время деньги в него не вкладывались, – констатирует Паршуто. – На левом берегу необходимо заменить 79 км сетей. Стоимость одного километра – около 20 млн. Есть потребность в реконструкции инфраструктурных составляющих подземного водозабора и разводящих сетей. Новое руководство МУП «ТЭК» решило много проблем. Количество аварий с 200 в прошлом и позапрошлом годах удалось снизить до 20. Они устраняются в текущем режиме. Но их число неуклонно растет.

В общем, для реконструкции водоканала нужны серьезные финансовые вливания. Но где их взять?

Сегодня даже программы ВЭБа – государственной корпорации – предусматривают, что «длинные» деньги может получить только частная структура в рамках частно-государственного партнерства, – объясняет заместитель мэра. – Поэтому говорить о том, что МУП «ТЭК» мог претендовать на финансирование, нельзя. Считается, что муниципальное предприятие сегодня неэффективно. Мы рассмотрели много вариантов. Из всех зол выбрали меньшее.

Дело политическое

– Износ сетей – дело политическое, – лукаво улыбаясь, замечает Михаил Яворский.

И поясняет: если ремонтом заниматься постоянно, медленно, но верно вкладывать деньги в реконструкцию системы, она будет служить многие годы.

– Я не могу понять, почему не строить за счет собственных денег и почему самим не управлять своим хозяйством? Ремонтировать сети в текущем порядке, закладывать инвестиционную составляющую в тариф? – задается риторическим вопросом Яворский. – Мне, как потребителю, нет разницы, кто будет увеличивать тариф – наш МУП «ТЭК» или кто-то другой.

– Сегодня водоканалу нужен хозяин в лице мэрии, – убежден Владимир Брюханцев. – Это можно реализовать через создание акционерного общества с контрольным пакетом акций у муниципалитета. Такая форма управления системами водоснабжения реализуется в Северске и во многих других городах.

– Сторонний инвестор нам даст ровно столько, сколько хороший менеджер в МУП «ТЭК» при введении инвестиционной составляющей в состав тарифа, – резюмирует Яворский. – Неужели в Томске никто не в состоянии грамотно управлять коммунальным хозяйством? Мы снова хотим, чтобы нам пришли и сделали. Но забываем о том, что за все надо платить. Даже бесплатный сыр в мышеловку кто-то кладет.

  

СЛОВО АВТОРА

Как в воду глядеть?

Ксения САЛЮКОВА, корреспондент «ТН»:

– Меня, как журналиста, который пристально следит за ситуацией вокруг конкурса на аренду водоканала, не раз спрашивали, кто является фаворитом конкурсной гонки. Я пожимала плечами. Спрашивала экспертов – пожимали плечами они.

С одной стороны, «Веолия Вода Томск» – «дочка» французского гиганта Veolia Water. Опыт работы в 66 странах. Годовой оборот 12,56 млрд евро. Меморандум о сотрудничестве между администрацией Томской области и Veolia, подписанный в присутствии Дмитрия Медведева и Николя Саркози.

С другой стороны, группа компаний «Росводоканал» – российский лидер в сфере водоснабжения и водоотведения, за плечами которого «поддержка профильных министерств».

– Сотрудничество региона с предприятиями группы компаний «Росводоканал» – дополнительный плюс для получения финансирования по федеральным целевым программам в сфере ЖКХ, – объясняли журналистам представители компании в ходе презентации в Томске.

С третьей стороны – холдинг «Евразийский», доля в котором принадлежит ВЭБ. О нем в Томске говорили мало, но это тоже один из крупных операторов в сфере водоснабжения. Модернизирует систему водоснабжения и канализации в Ростовской области, Краснодарском крае, в частности в олимпийской столице – Сочи.

Кажется, все три группы компаний заслуживают доверия. Но, с другой стороны, печально известные в Томске РКС тоже до сих пор обеспечивают функционирование коммунальных систем в девяти регионах.

– У любой компании есть успешные и неуспешные проекты, – оправдывали коллег представители Росводоканала. – Томск оказался неуспешным проектом РКС.

Скандальные истории были и у самого Росводоканала. Есть свои скелеты в шкафу у «Веолии». Например, неудачная работа в Аргентине. А с момента приватизации Berlinwasser, которое занимается водоснабжением Берлина (24,95% принадлежит Veolia Environnement), в 1999 году тариф на воду рос в 2 раза быстрее, чем в среднем по стране (сегодня цена за кубический метр 2,169 евро). И граждане Германии, где модель партнерства реализуется с 1990-х годов, недовольны не только Veolia. По информации газеты Taz, в стране наметился очевидный тренд к возвращению в муниципальную собственность приватизированных предприятий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *