Энерготерки

Эксперты «ТН» о произволе энергетиков и методах противодействия

 Нужно забрать у энергетиков функцию принятия решения – рабочий прибор учета или нет. Пока энергетики сами руководят «весами», которые отмеряют их «товар», с ними хоть заспорься – это всегда будет средством обсчета и наживы, – уверен юрист Владимир Фурсин.

– И энергетики, и потребители заинтересованы в энергосбережении. Должны были бы быть… Но в реальности генерирующая компания спит и видит бесконечное увеличение отпуска любым способом, – сетует Валерий Литвак, ведущий научный сотрудник регионального учебно-научно-технологического центра ресурсо­сбережения, профессор ТПУ.

– Участившиеся нарушения антимонопольного законодательства приведут к тому, что через год-полтора активно заработает молодая 178-я статья УК. А это – тюрьма. И эта статья как раз для тех, кто возглавляет естественные монополии. Мы пока нарабатываем материалы. Но, уверяю, повторно попасться на этом деле в следующем году будет чревато, – предупреждает Владимир Шевченко, руководитель УФАС России по ТО.

Конфликты потребителей с монополистами были сквозной темой уходящего года. «ТН» не раз писали на эту тему и в заключение организовали круглый стол. Что может сделать гражданин, предприниматель, муниципалитет, региональная власть? С какими инициативами нужно выходить на федеральный уровень?

  

Десять способов поставить монополиста на место

Эксперты «ТН» о произволе энергетиков и методах противодействия

 За круглым столом в редакции «ТН» собрались люди, которых заботят взаимоотношения бизнеса с энергетиками, становящиеся с каждым годом все более проблемными и болезненными. Наши эксперты говорили о самых типичных конфликтах и ошибках, совершаемых «пострадавшими от произвола монополистов», выясняли, как эту ситуацию оценивают ФАС и юристы. Обсуждали проблему со всех сторон, чтобы в конце концов выработать общий подход – что может в этой ситуации сделать гражданин, предприниматель, муниципалитет, региональная власть? С какими инициативами нужно выходить на федеральный уровень? Потому что пора наконец переломить ситуацию. «ТН» готовы писать, говорить об этом вновь и вновь – пока мы не будем услышаны…

 

Разорение по приказу Госстроя

Светлана Малинина, юрист ИП Малинина Т.И.:

– Наше офисное помещение, размещающееся в отдельно стоящем жилом доме, не так давно было переведено в статус нежилого помещения. В связи с этим возникла необходимость перезаключить договор с ТГК-11. Нам выставили проект договора, со многими пунктами которого мы не согласны. Началась полугодовая переписка – протоколы урегулирования разногласий до сих пор не подписаны.

Главное, с чем мы не согласились, – это пункт 5.1 о применении пресловутой методики расчета тепла, утвержденной приказом Госстроя № 105. Она может применяться только по соглашению сторон, но мы-то категорически против! Мы попросили специалистов Регионального центра управления энергосбережением посчитать, может ли наше здание потреблять столько тепла, сколько насчитывают нам энергетики по этой методике. Ответ экспертов: физически не может, расчет ТГК-11 завышен в 4 раза. Мы направили это заключение в энергокомпанию и попросили сделать перерасчет. Нам отказали. Договор до сих пор не заключен – энергетики настаивают на своей редакции.

Мы вынуждены были под давлением ТГК поставить у себя счетчик (это обошлось фирме в 70 тыс. рублей) и теперь оплачиваем по его показаниям – реальное потребление тоже оказалось вчетверо меньше, чем то, что выставляют нам энергетики по своей методике.

Мы обратились в УФАС. Антимонопольщики вынесли решение в нашу пользу, подтвердив незаконность навязывания пункта 5.1 в договоре. Сейчас ТГК-11 обжалует это решение в суде.

А четырехкратные начисления по методике, утвержденной Госстроем, нам до сих пор идут. В июне энергетики отключили нас от горячей воды и отопления с видимым разрывом, ранее пытались лишить тепла в марте, в отопительный период, но мы пригрозили им прокуратурой…

Владимир Зимин, председатель ГСК «Энергетик-84»:

– Два года назад мы установили прибор учета, а в феврале 2010-го он вышел из строя – показания подачи и обратки стали разниться. За февраль энергетики выставили нам счет за 60 Гкал, хотя обычно мы расходовали 21 Гкал, а в договоре, где идет разбивка по месяцам, в феврале значится 26 Гкал. Коэффициент небаланса, на который умножается усредненное потребление, в 2008 году составлял 1,5–1,6, а нынче – 3,5. То есть по этому приказу Госстроя они могут применять любые коэффициенты и разорять любой бизнес.

Владимир Фурсин, юрист:

– Картина совершенно типичная. Инспектор может под любым предлогом (не подписан договор или просто потому, что ему приказали) прошедший поверку, нормально функционирующий прибор учета назвать нерабочим, снять пломбу – и тогда плату начнут начислять по методике. У меня был судебный процесс, когда разница между реальным потреблением по экспертизе и начислением по методике составила 10 раз.

Я убежден: нужно забрать у энергетиков функцию принятия решения – рабочий прибор учета или нет. Пока энергетики сами руководят «весами», которые отмеряют их «товар», с ними хоть заспорься – это всегда будет средством обсчета и наживы.

Не по закону

«ТН»:

– Кто же должен регулировать эти «весы»?

В. Фурсин:

– Коммуникации принадлежат муниципалитету, а стало быть, у него и рычаги управления, надо лишь начать их применять. Нужно нормативно и недвусмысленно регламентировать: принимать узлы учета и снимать показания должен не работник ТГК-11, а как минимум муниципальный служащий. Законных полномочий проверять приборы учета у теплоэнергетиков нет. Их может проверять только центр стандартизации и метрологии.

У меня складывается впечатление, что кроме УФАС никто не контролирует деятельность монополистов…

Владимир Шевченко, руководитель Томского УФАС России:

– Функции контроля действительно есть только у государства. С какого перепуга коммерческая структура имеет инспекторов? Коммерсант имеет право контролировать только самого себя, но ни в коем случае не потребителей.

Это дело власть должна брать на себя, потому что за нею стоит население.

«ТН»:

– Закон говорит: расчетный метод должен быть согласован с потребителем…

В. Фурсин:

– И если он подписался под договором, содержащим пункт о применении этой методики, значит, согласился и со своими сверхзатратами в будущем.

«ТН»:

– А если не согласился?

– Ему ТГК либо не подключает тепло, либо все равно считает по-своему. Я называю это коммунальным терроризмом, ведь в заложники берут целый дом, говоря: не согласишься с нашими условиями – в зиму пойдешь без тепла.

Все в суд!

«ТН»:

– Но если уже подписались, что делать-то?

В. Фурсин:

– Сформулировать свои предложения о внесении изменений в существующий договор. Конечно, энергетики на это вряд ли добровольно пойдут. Можно дождаться окончания срока договора и расторгнуть его в установленном порядке, предложив новый – на своих условиях. На этом этапе можно настоять на своем, в том числе через суд и УФАС, добиться внесения собственных условий, как это сделала предприниматель Малинина. Если суд оставит решение УФАС по ее делу в силе, следующим ее шагом будет заключение (также через суд) договора без методики Госстроя. Думаю, этот прецедент перевернет систему договорных отношений коммерческих структур с энергетиками как в Томской области, так и в России.

И речь здесь не только о пресловутой методике Госстроя. Например, законом предусмотрен совсем не тот порядок оплаты услуг, какой вносят в договоры тепловики. Предоплаты как таковой уже нет, а об этом не многие потребители знают…

Кто защитит?

«ТН»:

– Закон о защите прав потребителей защищает граждан от произвола монополистов, за этим следит Роспотребнадзор. А кто оградит предпринимателя? Это общая проблема для России?

В. Фурсин:

– Многим кажется, что это федеральная проблема, что на местном уровне ничего не сделать. Она федеральная только в том смысле, что возникает практически в каждом субъекте. Но почему, к примеру, в Кемерово нет проблем с отключением? Потому что с энергетиками там активно работает прокуратура… А у нас, кроме УФАС, обращаться некуда – бесполезно. Но УФАС не может в дополнение к своим обязанностям выполнять еще и функции мэрии, правоохранительных органов… Один в поле не воин. Власть должна организовать защиту потребителей, ведь мы сталкиваемся с массовым разорением бизнеса!

Кто виноват?

«ТН»

– Почему же энергетики так настойчиво лезут в карман потребителям?

В. Шевченко:

– Представим, что я, предприниматель, произвожу некий продукт (в данном случае – тепло). Чем больше я выработаю и продам энергии, тем больше заработаю. Еще 5–7 лет назад мы задавали городской власти вопрос: а есть в ЖКХ такое понятие – «муниципальный заказ»? И вообще, кто-нибудь посчитал, сколько Томску нужно тепла? Или это невозможно?

В. Литвак, ведущий научный сотрудник регионального учебно-научно-технологического центра ресурсосбережения, профессор ТПУ:

– Конечно, возможно.

В. Шевченко:

– Но не УФАС же должно считать! Город этого не делает. А если энергетикам никто не говорит, сколько в действительности требуется тепла, они и вырабатывают сколько сами захотят. И тут уж хочешь не хочешь – бери и плати.

Надо контролировать все: чтобы денег брали столько, сколько дали тепла, а его не давали больше, чем реально необходимо. Включать энергосберегающие механизмы. Считать реальные потери, стоимость, тарифы…

Любой предприниматель заботится о минимизации издержек и росте прибыли. Но когда речь идет о производстве ботинок или колбасы, эти безудержные желания ограничивает конкуренция, что до тепла – нет. Монополия же. Поэтому здесь невозможно без регулирования, без неусыпного контроля государства.

Валерий Литвак:

– Реформирование энергетики по сценарию Чубайса предусматривало разделение коммерческого (генерация) и заведомо монопольного (транспорт электроэнергии) видов деятельности. Таких компаний, как ТГК, когда под одним руководителем находятся и генерация, и теплотранспортная системы, не должно было быть в принципе.

Еще одна беда: управление силовой энергетики из технологического (как было в советские времена) превратилось в сугубо финансовое. Среди людей, управляющих энергетикой, нет энергетиков, а есть менеджеры, экономисты, юристы. У них в глазах – только монеты…

И третье обстоятельство: нет технического органа, в который можно было бы обратиться, – Энергонадзора. Ростехнадзор этими делами не занимается. А поскольку нет грамотного специалиста, способного авторитетно подтвердить, работает метрология прибора или нет, можно придумать тысячу причин, по которым счетчик будет назван нерабочим.

В. Шевченко:

– Года четыре назад на коллегии ФАС России я слушал душераздирающие истории о том, как бились антимонопольщики разных регионов со своими ТГК. У нас-то тогда были вполне благостные отношения с энергетиками. Не было в Томске ТГК. А потом появилась. И началось…

В. Фурсин:

– ТКС работали плохо – их выгнали. Если плохо работает ТГК-11, надо отказываться от ее услуг, создавать что-то лучшее.

За что платить?

«ТН»:

Потребители стонут от роста тарифов и драконовских условий, а энергетики жалуются на изношенность инфраструктуры. Может быть, в этом беда?

В. Литвак:

– В советские времена ресурсы были дешевыми, но при этом существовали централизованные ассигнования на капиталовложения. Сегодня инвестиционная составляющая не попадает в тариф. Ее пытаются создать за счет подключения новых потребителей, которые за каждый подключаемый киловатт платят несусветные деньги. Но нет сегодня человека, который мог бы проконтролировать, куда идут эти деньги и что именно на них построено.

Еще один сюжет – потери. Мин­энерго утверждает нормативы потерь электроэнергии до 20%, тепла – до 40%. И все это – в тарифах (то есть за них платит потребитель). Для Томской распределительной компании, одной из лучших в сибирском МРСК, утвержден норматив потерь электроэнергии в сетях на уровне 13%. Я, как энергетик, ответственно заявляю: если сеть правильно спроектирована и грамотно эксплуатируется, годовые потери не могут быть больше 5%!

Куда идет разница между техническими и технологическими потерями? Если на мероприятия по их снижению, я двумя руками проголосую за такие тарифы. Но мы с вами не можем контролировать, куда они идут… Этот вопрос можно и нужно решать в рамках национальной программы по энергосбережению.

«ТН»:

– В этих условиях реальна реализация программы энергосбережения?

В. Литвак:

– И энергетики, и потребители заинтересованы в энергосбережении. Должны были бы быть… Но в реальности генерирующая компания спит и видит бесконечное увеличение отпуска любым способом (в 1998-м году, например, они выработали тепла на 40% меньше, чем продали).

Сегодня энергетика является тормозом энергосбережения, ведь чем больше произведено и продано, тем больше доход.

Пора бы поумнеть

В. Шевченко:

– Ресурс энергосбережения и у энергетиков, и у населения огромный. Экономию от этого можно было бы направлять на развитие, на масштабные инвестпроекты. Вполне хватило бы.

Но нужна заинтересованность. Она появится, если гражданам скажут: ваша экономия пойдет на снижение тарифа. А ваша, господа бюджетники, вернется вам в карман в виде премий и дополнительного финансирования. Но для этого нужны новые правила игры. А пока потребители крайне равнодушны: они не желают считать деньги, экономить и отстаивать свои права. И это равнодушие – на всех уровнях.

Когда мы придем к пониманию необходимости установки счетчиков в каждой квартире и локальной регулировке тепла? Когда наши строители поймут разницу между горизонтальной и вертикальной разводкой? Подходишь с тепловизором к дому – страшно делается, мы же отапливаем улицу! Но пока всем все равно – и ТСЖ, и УК, и муниципалитету.

У нас до сих пор действует решение Томской городской думы от 2004 года о нормативах потребления тепловой энергии. Не кажется, что оно давным-давно устарело? Причем применяют его не разбирая – панельный дом, деревянный или кирпичный, какого года постройки… Никто ничего не решает – ни по сменной методике, ни по договорным отношениям, ни по выработке типового договора, ни по контролю за работой счетчиков…

Это не проблема потребителей, УФАС или СМИ. Это проблема власти.

В. Литвак:

– Есть масса способов экономить – и даже не от науки, а от здравого смысла. Например, сбрасываемый вентилируемый воздух: сколько тепла к нам приходит в помещение, столько же мы сбрасываем через вентиляционные каналы. Поставь под крышей теплообменник с вентилятором, и значительная часть (до 80%) тепла сохранится. То же самое со сбрасываемыми подогретыми водами: поставь тепловой насос, и 20–30% тепла вернутся. Нашему умному Томску просто надо поумнеть.

«ТН»:

– Вам не кажется, что областная программа по энергосбережению окажется очередной пустой тратой денег?

В. Литвак:

– Прошлый федеральный закон об энергосбережении 1996 года не сработал. Дай бог, чтобы нынешний энтузиазм по отношению к новому закону продержался хотя бы 2–3 года…

Энергосбережение начнется, когда у людей сформируется вкус к этому, когда появятся энергосервисные компании, в том числе и частные, которые будут осуществлять проекты по энергосбережению под ключ, а потом обслуживать оборудование…

Мы живем в суровом климате. И экономить должны больше, чем в европейских странах. Но мы отстали примерно лет на 30…

Что еще может быть

В. Фурсин:

– Вот если бы за понесенные предпринимателем убытки от неправомерного отключения тепла посадили бы пару-тройку менеджеров от энергетики, совсем по-другому бы начали строиться отношения. Но здесь должна работать прокуратура, а она самоустранилась…

В. Шевченко:

– Участившиеся нарушения антимонопольного законодательства приведут к тому, что буквально через год-полтора активно заработает молодая 178-я статья УК (нарушение антимонопольного законодательства). А это – тюрьма. Мы пока нарабатываем материалы. Но, уверяю вас, повторно попасться на этом деле в следующем году будет чревато. По России такие дела уже начали возбуждаться. Эта статья как раз для тех, кто возглавляет естественные монополии.

Но все же надо понимать: монополия добровольно никогда ничего в ущерб себе делать не будет. Надо либо четко прописывать договорную процедуру, либо реформировать ТГК, либо мириться с существующим положением. Да, еще рублем можно заставить – либо уйти, либо работать.

 

Рекомендации от участников круглого стола «ТН»

Что делать?  

Власти:

1. Забрать у энергетиков все контролирующие функции. Принять территориальный стандарт, недвусмысленно регламентирующий: принимать узел учета и снимать показания должен не работник ТГК-11, а муниципальный служащий.

2. Рассчитать, сколько тепла потребляет город. Составить муниципальный заказ.

3. Заменить устаревшее решение Думы относительно нормативов потребления тепла на более современное и просчитанное.

4. Разработать типовой договор потребителя с поставщиками коммунальных услуг, согласовать его с энергетиками.

5. Создать структуру – аналог Энергонадзора.

6. Создать систему защиты прав всех потребителей комуслуг.

Потребителям:

1. Не спешите подмахивать договор, внимательно его прочитайте, выясните, что означают и чем вам грозят те или иные пункты.

2. Изучите все сопутствующие положения и документы, на которые ссылаются и которыми оперируют энергетики.

3. Напишите свои замечания, отстаивайте их.

4. Если переписка с ТГК-11 не кончается, обращайтесь в УФАС, в суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *