Ждем рейтинг и требуем отчет

Юрьев день в ЖКХ: как уйти и куда уйти  

– В январе мэрия сделает рейтинг управляющих компаний: в марте в домах обычно начинают проводить годовые собрания жителей – до этого мы должны дать людям информацию, – обещает заместитель мэра Максим Резников. – Новый порядок мониторинга и оценки эффективности компаний, мы считаем, достаточно интересен и объективен – много расчетов, балльная система оценки. В том числе обязательно учтем результаты ремонтной кампании: она объективно показала, кто на что способен, и все работы контролировались через наш единый технический надзор.

Найти и узнать

В общем, прежний, 2007 года, порядок формирования рейтинга в мэрии считают устаревшим. А все попытки с тех пор собрать информацию – не совсем удачными. Например, весной администрации районов даже проводили с УК балансовые комиссии, но…

– Управляющие компании – не муниципальные предприятия, мы не можем получить всю «внутреннюю» информацию, – говорит Максим Резников.

Казалось бы, жители могут судить о работе УК по их отчетам: самим или с помощью аудиторов разобраться, сколько денег заплатил дом, что сделано, оценить качество. Увы, не от всякой компании можно получить внятный ответ.

– Сейчас не прописано, что должно быть в отчете, – объясняет Максим Резников. – Формально УК отчет делают, но нередко так, что лучше бы вообще не делали. И пока рычагов, чтобы заставить УК, у нас нет. Ждем изменений в законодательстве. Областная Дума приняла в первом чтении законопроект о жилищной политике: там говорится и о мониторинге, и отчете, и порядке перехода из одной УК в другую. Но многие положения носят рекомендательный характер. Надеемся на федеральный уровень: обещают принять нормативные акты, чтобы заставить жилищные компании предоставлять финансовую отчетность, и конкретизировать ее состав.

Пока только восемь УК Томска прислали нам свои отчеты, чтобы мы могли вывесить их на сайте администрации. И это, безусловно, о многом говорит: с такими компаниями можно работать, они готовы к диалогу. Еще один показатель того, что УК стараются стать прозрачней – исчезают компании-двойники: с одним названием, но с разными ИНН. Например, было несколько «Жилсервисов», сейчас только два: Кировский и на Черемошниках – один холдинг.

Еще один источник информации: таблица по количеству взысканий, наложенных на УК Жилищной инспекцией (публикуются ежегодно с 2007 года).

– Наибольшее количество нарушений за 2009 год было выявлено у ООО «УК «Комфорт», ООО «УК «Содружество», ООО «Мокрушинское», – говорит Анатолий Бочаров, начальник Жилищной инспекции по ТО. – Готовим таблицу и по итогам этого года. В этом году директора «Содружества» мы привлекли к административной ответственности. Помните, погибла женщина из-за удара током в ванной в доме по ул. Усова? Эта бывшая общага была просто в разрушенном состоянии, и УК, зная состояние дома, должна была предложить жильцам список первоочередных работ. А дело собственников – согласовать такие работы либо отказаться… Но мы тоже считаем, что рейтинг необходим: жители спрашивают: «Откажемся от своей УК, а куда идти? Они все на одно лицо». А это не так: более 50 компаний в областном центре; есть УК, которые, не могу сказать, что работают идеально, но стараются. Я, как чиновник, не имею права кого-то рекламировать: людям пока надо собирать информацию из различных источников.

Собраться и решить

Мало выяснить, какие УК лучшие и худшие. Еще одна большая проблема – переход из одной УК в другую (и вообще принятие любых общих решений по дому). Кто-то из жителей собрания игнорирует, кто-то боится, что будет хуже, кого-то и так все устраивает. При переходе в ТСЖ «включается» еще одна страшилка: люди боятся, что правление не справится с содержанием дома и новая форма управления будет обходиться слишком дорого. Иные пожилые люди до сих пор воспринимают УК как хоть и плохие, но надежные «государственные» ЖЭУ, а ТСЖ – как затею ловких коммерсантов. УК грамотно подогревают страхи граждан: зачастую при попытке увести дом из-под их опеки запускается целая кампания дискредитации активистов противоположной стороны.

– Везде, где есть муниципальные квартиры, районные администрации в качестве собственника участвуют в собраниях, – говорит Максим Резников. – Когда жители меняют УК, позиция администрации проста: долю «муниципальных» голосов – большинству. Там, где есть сильные нарушения со стороны УК, администрация может сама инициировать собрание: такие случаи были в Октябрьском районе. А если УК действует не вполне законными методами, чиновники будут, если понадобится, привлекать милицию. Провести несколько, в хорошем смысле, скандальных собраний – и не будет таких ситуаций.

Еще одна сложность, с которой сталкиваются жители – управляющие компании стараются соблюдать «пакт о ненападении»: не заходят на «чужой» дом.

– Но уже появляются новые компании, и «молодые волки» начинают передел рынка, – замечает Резников, – Это нормально: когда две УК сходятся в борьбе за дом, люди этим пользуются. А если УК не хотят конкурировать, то кто мешает людям создать ТСЖ? Вообще, как форма организации жителей ТСЖ лучше, а вот как форма управления – нет. ТСЖ скорее контролирующий орган, а для управления лучше нанять профессионалов: связка ТСЖ плюс УК – это контроль и прозрачность.

Спрашивать и платить

– Вообще, моя позиция за год сильно изменилась: уговаривать тех собственников-жильцов, кто не ценит помощь, проявляет безразличие – бессмысленно, – переходит к другой стороне медали заместитель мэра. – Например, в следующем году деньги на ремонт будем давать только тем домам, где жители в этом заинтересованы. Иначе это зря потраченные средства. И во взаимоотношениях с УК жильцы не всегда правы. В некоторых случаях дают компании неправильные поручения, а потом требуют совсем другого. Иногда УК могли бы вложить в крупный ремонт свои оборотные средства, но у них нет уверенности, что дом потом не уйдет к другой компании. Может, жителям стоит подумать о долгосрочных договорах: «Вы нам делаете сегодня, а мы возвращаем средства за 5 лет».

– Пассивность со стороны собственников по-прежнему главная проблема, – подтверждает Анатолий Бочаров. – Все хотят, чтобы за них кто-то что-то сделал. Приходят жители: «УК ничего не делает!» Начинаем разбираться детально, от общего «все бездельники» к конкретике: «Что вы заказали и что вам не сделали?» – «Я должен заказывать? Я им деньги плачу». И не интересуются, за что… А когда отсутствует контроль, появляется соблазн завысить смету, сделать приписки. По Жилищному кодексу жители должны заказать работы, утвердить тариф, который бы обеспечивал их выполнение, и заплатить.

Иногда мы слышим от жильцов: «А кому мы нужны? Нас никто не берет». Но если я заказываю ремонт в квартире, я же не иду жаловаться в СМИ: «Ко мне никто не приходит ремонтировать». Это же понятно: раз не берут, значит: «Я хочу, чтобы за одну копейку мне сделали на рубль». И если ничего не делать, а только кричать: «У нас все плохо», и дальше будет так же.

 

– До сих пор часть компаний не отчиталась по итогам ремонтов по 185-ФЗ, – говорит Максим Резников. – А нам надо оплатить работы, провести документы и отчитаться в Москве. Такие компании подводят не только жильцов: на следующий год деньги могут не дать всей области.

 

– Большая часть жителей перестала платить накопительные средства на капремонт, а он когда-нибудь понадобится, – говорит Максим Резников. – Поэтому сейчас с областной администрацией обсуждаем вопрос создания регионального накопительного фонда, где гарантированно средства будут в сохранности. И свой счет по каждому дому, а не общий котел, как раньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *