ФОТальный налог

Малый бизнес стоически принял новую фискальную нагрузку

 

Напомним, согласно принятому еще в октябре 2009 года ФЗ № 212 с 1 января 2011 года ставки страховых взносов, начисляемых на фонд оплаты труда (ФОТ), для всех предприятий выросли до 34%. То есть для компаний, работающих по общей системе налогообложения, фискальная нагрузка на ФОТ увеличилась примерно на треть (ЕСН составлял 26%). А для предприятий, работающих по упрощенной схеме налогообложения и ЕНВД (14%), – более чем в два раза.

 

Неутешительные итоги первого месяца работы по новому Закону «О страховых взносах» подводит малый бизнес Томска.

– В этом году у нас совершенно точно не произойдет, во-первых, увеличения рабочих мест и, во-вторых, увеличения зарплаты, – констатирует Алена Костык, хозяйка «Тайга-хостел».

Одновременно предприниматели ищут пути дополнительного сокращения издержек и сохранения бизнеса.

– Цены на услуги повышать не станем. Это неразумно. Важнее сохранить лояльность клиентов, – отмечает Лариса Недоговорова, учредитель агентства «Берегиня».

Представители малого бизнеса по-прежнему жестко критикуют новый закон и нежелание федеральных законодателей услышать их аргументы, но при этом полны настоящего стоицизма.

– Понятно, что государству нужно повышать пенсии за счет работающих, то есть за счет нас, – замечает Лариса Недоговорова.

– Новый закон либо убьет нас, либо сделает сильнее, – говорит Ольга Пасечник, директор ООО «К-Медиа».

 

«Связаны серьезными обязательствами»

Алена Костык, хозяйка «Тайга-хостел»:

– Разумеется, рост отчислений на социальные нужды негативно скажется на рентабельности нашего бизнеса. Мы это просчитывали еще в 2010 году, и по итогам января можно уже говорить, что прогнозы сбылись. В связи с повышением страховых взносов в текущем году у нас совершенно точно не произойдет, во-первых, увеличения рабочих мест и, во-вторых, увеличения зарплаты. В-третьих, из-за повышения налогового бремени выросли наши цены на услуги проживания. Вообще, рост цен на большинство товаров, необходимых в ежедневной работе, очень ощутим. И не в последнюю очередь этот рост происходит из-за увеличения страховых выплат с фонда оплаты труда (ФОТ).

Многие предприниматели, с которыми я знакома, решают проблему наиболее простым способом – переходом на «серую» зарплату. Мы по этому пути не идем. Мы – победители конкурса «Первый шаг», и подписанный нами с администрацией области договор предусматривает выполнение ряда обязательств: создание определенного количества рабочих мест, определенный уровень зарплаты, налоговых платежей и взносов во внебюджетные фонды. Вообще, государство, заключив в 2009–2010 годах большое количество подобных договоров, тем самым сформировало базу предпринимателей, связанных серьезными обязательствами, возможно, это создаст некоторую «подушку безопасности», чтобы весь без исключения мелкий и средний бизнес не ушел в тень.

В целом ситуацию с повышением страховых взносов расцениваю как, несомненно, негативную и очень несвоевременную. Как это согласуется с государственной политикой поддержки и развития малого бизнеса, в какой мере способствует привлечению инвесторов и производителей?

 

«Все понимают, хотя и скрипят…»

Сергей Волков, директор компании «Мион»:

– Думаю, негативным последствием повышения страховых взносов может стать то, что из-за недостатка свободных средств предприятия начнут задерживать выплату зарплаты, как это было, когда я сам работал на ТИЗе. Однажды даже оказалось, когда мы начали считать, что за год получили не 12 окладов, а 11… Чувствую, может повториться то же самое.

Говорить о повышении заработной платы в этом году точно не стоит! Я уже объявил об этом сотрудникам: все понимают, хотя и скрипят… Точные суммы и планируемые меры пока сказать не могу – честно говоря, пока для нормального анализа времени не было. Закончится первый квартал – посмотрим, будем думать.

 

«Предпринимательская головная боль»

Лариса Недоговорова, учредитель агентства «Берегиня»:

– Я всегда стараюсь соответствовать обстоятельствам и следовать правилам, предложенным мне моим государством. Вы можете не исполнять эти правила? Нет. Значит, нужно продолжать работать. У нас небольшое предприятие, работников немного: менеджеры, педагог детской комнаты, методист образовательного центра… На мой взгляд, все работают добросовестно, и я планировала повысить зарплату. Сейчас этого делать не буду. Но и сокращать зарплату не буду. Цены на услуги повышать не станем. Это неразумно. Важнее сохранить лояльность клиентов. Я понимаю, что многие из тех, кто заказывает у нас домашний персонал, – такие же собственники бизнеса, и денег у них не прибавилось. И наши услуги – не булка хлеба. Домашний персонал в доме – индикатор качества жизни, и в последние два года этот индикатор колеблется, не растет.

Помимо обязательного пенсионного страхования значительно увеличился и фиксированный платеж для индивидуальных предпринимателей: с 11 тысяч до 16. И к этому лично отношусь спокойно: что называется, назвался груздем. Словом, увеличение платежей – моя предпринимательская головная боль, и это коснется только моего кошелька.

Но начинать сейчас свое дело – это надо быть очень отчаянным человеком! Я бы не советовала. Налоговые отчисления, пенсионные платежи… А если еще какие-либо кредиты и необходимость платить арендную плату? Теряется смысл предпринимательской деятельности. Бизнес – это все-таки извлечение прибыли из любимого дела. Если вместо этого лихорадочно листать календарь в погоне за злосчастными датами, когда нужно отдавать, отдавать, отдавать…

В целом, конечно, очень неуютно.

 

«Пытаемся уйти в Сколково»

Елена Фирсова, исполни-тельный директор ООО «Передовые порошковые технологии»:

– Для компаний, применяющих упрощенную систему налогообложения (УСН), в том числе и для нашей, налог на ФОТ повысился на 20%. Для решения проблемы мы пытаемся войти в состав участников проекта создания инновационного центра Сколково. Резиденты, аккредитованные в Сколково, будут освобождаться на 10 лет от ряда налогов – нулевой налог на прибыль, 14% на ФОТ вместо 34%, право не платить НДС. Одновременно для компенсации увеличения налогообложения ищем пути снижения себестоимости продукции за счет других статей затрат.

 

«Этот закон либо убьет нас, либо сделает сильнее»

Ольга Пасечник, директор ООО «К-Медиа»:

– Наша компания до этого года платила страховые взносы на фонд оплаты труда по ставке 14,2%. И для нас увеличение ставки до 34% очень существенно. В 2010-м годовой фонд оплаты труда в нашей маленькой компании – 837 тыс. рублей, сумма страховых взносов – 129,9 тыс.

рублей. При том, что фактически мы начали работать с февраля. Очень просто прикинуть, что при аналогичном ФОТ в этом году мы должны будем заплатить 284,6 тыс. рублей. В конце 2010-го количество сотрудников у нас сократилось. Это не было связано с налогообложением: просто одних сотрудников не стало, а других еще не взяли. Но январская цифра страховых взносов в шесть раз (!) выше суммы, уплаченной нами за январь 2010-го. А ведь тогда компания только начинала работу.

Что будем делать? Отказались пока от приема на работу новых сотрудников. Хотя, подчеркну, они нам нужны. Причина – невозможно обещать сколь-нибудь приличные условия оплаты труда. На время забыли о повышении зарплаты. Хотя в прошлом году разговоры об этом велись. И та команда, которая работала на развитие компании за небольшие деньги, за идею, действительно заслуживает серьезного повышения зарплаты. Причем белой: сотрудники у нас молодые, им необходимо жилье. А это ипотека, то есть справка о доходах. Попробуем сохранить зарплату на прежнем уровне. Хотя со своей командой мы уже обговорили: если объем выручки останется прежним, мы не сможем справиться с этой задачей. Февраль станет первым месяцем, когда мы сможем оценить наши возможности. Думаю, многим надо будет смириться с отсутствием белой зарплаты и полюбить черную.

Вообще же, как при декларируемой политике увеличения ВВП за счет развития малого и среднего бизнеса, можно принимать такие законы? Любой бизнес не сразу становится финансово устойчивым. Его же надо растить, поливать, подкармливать. А как встать на ноги, не имея ни имени, ни клиентов, ни устойчивого рынка сбыта и с такими налогами? Для всех одинаковыми: что ты «Газпром», что ООО «К-Медиа» – 34%.

И я пыталась предпринять действия, чтобы изменить ситуацию не для одной моей компании, а для малого бизнеса в целом. (Моя философия состоит в том, что, решая задачу только для себя, ты заранее ограничиваешь свои возможности в будущем.) Было обсуждение проблемы на томском клубе блогеров. Резюме встречи направили президенту. Недавно мне пришел ответ: одно из томских ведомств, получив распоряжение из Администрации Президента, переправило его другому ведомству. Сейчас попинают друг от друга и в итоге пришлют формальную отписку: «Читайте закон». Моей же задачей было совершенно иное: дать пищу к размышлениям, чтобы, может, не сразу, но через несколько месяцев ситуация изменилась. Еще писала на тематических форумах, обращалась к депутатам… Вообще, в подобных ситуациях я обычно не жду быстрых изменений, но в данном случае вера в здравый смысл власти меня оставила. Кстати, все руководители областных департаментов, имеющих отношение к малому и среднему бизнесу, а также президент ТПП открыто говорят о неразумности такой налоговой политики. И это значит, что и на их мнение федеральным властям наплевать.

Словом, новый закон либо убьет нас, либо сделает сильнее.

P.S. Еще прикол от наших законодателей. В Сети были статьи, что в связи с необходимостью бороться с компаниями-однодневками, которые занимаются обналичкой, серьезно ведутся разговоры об увеличении нижней границы уставного капитала при создании ООО на уровне 1 млн рублей. Э-ге-гей! Разовьем в стране малый бизнес с такими законами: ведь у каждого начинающего предпринимателя по миллиончику в кармане!

 

«Такова финансовая политика государства»

Анатолий Земцов, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой финансов и учета экономического факультета ТГУ:

– У нас система солидарности поколений, то есть пенсионеры получают пенсию за счет работающих. Поэтому в этой проблеме есть и плюсы. Есть дефицит Пенсионного фонда, а в 2010 году произошло повышение пенсий. Такова финансовая политика государства: у нас пенсионеров больше, чем активных сотрудников, которые понесут или уже понесли потери. Да, такая резкая нагрузка на фонд оплаты труда, наверное, приведет к тому, что он будет сокращаться: кого-то уволят, кому-то заморозят зарплату…

На мой взгляд, пока есть коррупция, зарплата из тени не выйдет, потому что тень становится нужной. Наша страна, с одной стороны, коррупционная, с другой – монополистическая, государство каждый год позволяет монополиям повышать цены.

 

«Обе стороны друг друга стоят»

Надежда Сагайдачная, старший преподаватель кафедры финансов и учета экономического факультета ТГУ:

– Я ни на стороне государства, ни на стороне бизнеса. Обе стороны друг друга стоят.

В 2005-2006 годах отчисления на социальные нужды – 35,6%, и все молчали. Потому что до этого социальные взносы были еще выше – в 1990-х доходили до 38%, и платить надо было в 4 фонда.

В 2006-м социальную нагрузку снизили до 26% (и это верхняя планка), то есть сразу почти на 10%. И куда пошли эти деньги? Писали, что снизятся цены. Да в 2006-м – самая высокая инфляция. И в инвестиции деньги не пошли. Может, чуть-чуть бизнес улучшил технические условия. То есть снижение налоговой нагрузки бизнес, как экономическое сообщество, не почувствовал. И население не почувствовало. И за несколько лет накопили дефицит Пенсионного фонда, а в 1990-е годы он достигал почти 50% бюджета…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *