Арабские уроки

Египет накануне революции глазами томички

Череда массовых волнений прокатилась по арабским странам. События развивались и продолжают развиваться лавинообразно: Египет, Тунис, Ливия, Бахрейн, Иордания, Йемен… Такое ощущение, что кипит весь Ближний Восток. Своими наблюдениями о предреволюционном Египте делится томичка Елена Глинская. В стране гробниц и фараонов выпускница филфака ТГУ, бывшая сотрудница городского центра занятости населения, прожила последние три с половиной года.

Резко выросли цены

– Очевидных признаков близкой революции в Египте я не ощущала. Но было кое-что настораживающее. Примерно год назад стали расти цены на продукты. Особенно резко – на сахар. А египтяне – сладкоежки, в чай кладут 6–7 ложечек сахара, сладкие рулеты заливают крутым сахарным сиропом. Потом поползли вверх цены на мясо, и в Курбан-байрам, когда на столе обязательно должны быть мясные блюда, не каждый мог себе это позволить. Ну и, наконец, после прекращения поставок российского зерна подорожал хлеб. Причем сразу в несколько раз. Людям это, конечно, не понравилось. Президент Мубарак, который долгие годы сильной рукой удерживал цены, в последнее время отошел от дел, страной управляли его сыновья. А их, похоже, рост цен не очень волновал.

Массовая бедность

В Каире и других городах очень много нищих, но, как говорят сами египтяне, не было голодных. По мусульманским традициям голодного всегда накормят. Если в пекарне вечером оставался хлеб, его отдавали нуждающимся. В религиозные праздники богатые накрывали столы для бедных. При том, что зарплата и пенсия в стране очень маленькие (около 200 гиней (тысяча рублей) у учителя начальных классов и такая же пенсия), продукты были очень дешевыми. Например, в кафе-шопе можно было взять комплексный обед за одну гинею: фуль (каша из бобов), три бобовые лепешки, одна хлебная, салат. Дешево и сытно. Но цены поползли вверх…

Дворцы и хижины

Расслоение по доходам в обществе огромное. Районы для богатых охраняют солдаты с оружием, простых людей туда не пускают. Там шикарные дворцы, а районы для обычных граждан грязные и запущенные. Я не знаю, насколько это правда, но люди рассказывали, что семья президента Мубарака купается в роскоши. Якобы один его сын получает все доходы от Суэцкого канала, второй – от туризма, а супруга контролирует культурный бизнес. А основная часть населения в этой богом обласканной стране (Красное море, Средиземное море, среднемесячная зимняя температура плюс 25–27 градусов) бедствует.

Работы нет

Устроиться на работу иностранцу в Египте практически невозможно. Но мне повезло: занималась индивидуально со студентами русским языком (спасибо родному филфаку!). Общаясь с ними, узнала, что главная проблема для молодежи – трудоустройство. Выбор у выпускника университета небольшой: либо уборщик, либо торговец. Один из учеников, Юханн, очень умный парень, владеющий немецким, английским и русским языками, окончив университет, смог устроиться только на ресепшн в гостиницу. Дежурил сутками, получал гроши и испытывал горечь оттого, что его знания никому не нужны. На отсутствие работы жаловались и другие мои ученики. Безработица породила такую дикую для арабской страны профессию, как жиголо: молодые мужчины за деньги развлекают приезжающих на отдых немецких и русских женщин. Курортная роскошь, когда номер в трехзвездочном отеле стоит в сутки 200 гиней (месячная зарплата учителя!), тоже сильно задевала молодежь. Видимо, вот так капля по капле копилось недовольство и выплеснулось в революцию.

 

«Правящие верхушки оторвались от народа»

Савелий Вольфсон, руководитель отделения международных отношений ИФ ТГУ:

– То, что творится сейчас в арабском мире, происходит не вдруг и не случайно. Недовольство населения правящим режимом копилось годами. В Египте и Ливии власть не менялась десятилетиями: Хосни Мубарак правит страной больше 30 лет, Муаммар Каддафи – больше 40. А народ за это время стал значительно более грамотным. Количество людей с высшим образованием в том же Египте составляет около четверти всего населения. Но при этом работы для них нет. Уровень безработицы среди образованной молодежи зашкаливает за все мыслимые пределы. Вот сейчас некоторые политологи говорят, что движущей силой массовых волнений стали ортодоксальные исламистские группировки. Чепуха! Движущей силой стала молодежь. Она вышла на площади с требованием работы.

Второй лозунг: «Долой коррупцию!». Можно, конечно, усомниться в том, что за 30 лет правления Египтом Мубарак накопил 40 млрд долларов, но то, что его семейный клан фантастически обогатился, не вызывает сомнений. Произошло колоссальное расслоение общества по доходам. Правящая верхушка не знает, куда деньги девать, а 30–40% населения относятся к числу бедняков (живут на два доллара в день), 20% прозябают в нищете.

События во всех арабских странах, за исключением Ливии, развиваются примерно одинаково: молодежь бросает клич через Интернет и выходит на улицы. В Ливии Каддафи дал команду перекрыть все каналы связи и под угрозой смерти вынудил армию применить оружие против народа. Хотя, как сообщают мировые СМИ, некоторые летчики, чтобы не участвовать в бойне, улетают за границу. Но Ливия вообще необычная страна: на огромную территорию приходится всего 6,5 млн населения. Причем населения, состоящего по преимуществу из бедуинских племен. Понятие «народ» для этой страны весьма относительно. Удержится ли Каддафи у власти, никто пока не берется прогнозировать.

Что касается перспективы развития событий в других странах, то здесь, на мой взгляд, возможны разные варианты. Например, индонезийский: там в 1967-м президента Сукарно сместил генерал Сухарто, которого в свою очередь в 1998-м потеснила оппозиция. В Индонезии постоянно идут межпартийные разборки со скандалами и разоблачениями. Второй вариант – турецкий, когда к власти приходят умеренные исламистские группировки, сохраняя при этом светское государство. По какому пути пойдет каждая из арабских стран, предсказать трудно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *