Шапка для памятника

Игорь Скоробогатов стал полноправным собственником исторического здания в центре города  

Первую квартиру в архитектурном памятнике напротив мэрии (пр. Ленина, 44) бизнесмен Игорь Скоробогатов приобрел несколько лет назад. Последнюю выкупил совсем недавно. Теперь он полноправный собственник здания авторской постройки архитектора Хабарова пло­щадью 812 кв. м. В ближайшие дни в доме закончатся работы по возведению мансарды. Некоторые горожане прогнозируют: вскоре дом увесят рекламные перетяги, за которыми историческая ценность объекта будет не видна…

Сначала самовольно, потом по закону

В центре внимания общественности этот дом оказался пять лет назад. Игорь Скоробогатов, приобретя здесь первые «квадраты», сдал их в аренду под зал игровых автоматов. Соседство азартного заведения с музеем «Следственная тюрьма НКВД» горожане сочли кощунством. После долгих разногласий и по просьбе городских чиновников договор с игорным клубом Скоробогатов расторг.

Но вскоре возник другой конфликт – хранители музея уверяли, что бизнесмен пытается их выселить. Позже площади были переданы учреждению культуры в безвозмездное пользование. И вот, словно шапку, на здание надевают мансарду. На каком основании? Ведь дом является памятником архитектуры, значит, менять его облик нельзя?

– Все работы ведутся по согласованию, имеют необходимую техническую документацию, подкреплены расчетами, ведется экспертный надзор, – говорит главный специалист комитета по охране объектов историко-культурного наследия областного департамента по культуре Ирина Яковлева. – В свое время Скоробогатов уже обращался по поводу необходимости ремонта кровельной конструкции. Причем на тот момент он самовольно уже отремонтировал четыре ската крыши со стороны сквера, где немного приподнял конек.

Процесс согласования начался постфактум и при ряде условий. Собственник обязался отремонтировать не только кровлю, но и весь дом, включая подвальные помещения, где находится музей.

– При этом он не должен был менять облик здания и геометрию кровли, – продолжает Яковлева. – И условия договора выдержаны. Мансарда – не пристройка, а приподнятый конек и соответствует строительным нормам: чтобы снег не скапливался на крыше, у кровли должен быть уклон.

Вложения ради отдачи

Чиновники, согласовавшие кровельные работы памятника регионального значения, называют это не иначе, как инвестициями в объект, представляющий историческую ценность. Есть те, кто с этим не согласен, но юридических оснований бороться за свою правоту у них нет.

Ремонт музея, замена в нем окон и возведение мансарды обошлись бизнесмену в 12 млн рублей. Но жить в доме на пр. Ленина, 44, Скоробогатов не собирается – намерен сдать площади в аренду.

– В ближайшие дни мансардный этаж будет достроен, и дом будет готов для въезда арендаторов. Это, на мой взгляд, и есть его нынешнее предназначение, – сообщил «ТН» Скоробогатов, подчеркнув, что на историческую ценность никто не покушается, облик здания не меняет, а начинкой, будучи хозяином, может распоряжаться, как сочтет нужным.

С собственником и правда не поспоришь: имеет полное право. Но дом на пр. Ленина, 44, до последнего кирпичика пропитан историей. Оттого и печально, что через рекламные вывески банков, интернет-кафе и всего того, чем заполнит владелец свой доходный дом, в ближайшем будущем к исторической сути уже будет не продраться.

 

Справка «ТН»

Дом на пр. Ленина, 44, – памятник культурного наследия регионального значения. Является авторской постройкой архитектора Виктора Хабарова. Изначально здесь располагалась епархиальная школа, после революции площади занимала служба госбезопасности. В подвальном помещении с 1923 по 1944 годы находилась внутренняя тюрьма Томского городского отдела ОГПУ–НКВД. После 1944-го дом обустроили под квартиры – верхнюю часть заняла милицейская элита, подвал стал общежитием для молодых семей. Позже элиту в погонах сменила томская профессура, получившая на жилье право собственности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *