Благородная нефть Лугинецкого

Работы на одном из самых необычных месторождений ОАО «Томскнефть» ВНК хватит не на один десяток лет

 

Месторождения Лугинецкой группы – одни из самых труднодоступных в структуре участков ОАО «Томскнефть» ВНК. Жизнь этих промыслов отчетливо делится на два периода: зимний, когда с «большой землей» промыслы связывает ухабистый зимник, и летний, когда добраться в таежный край можно только на вертолете. Эти участки можно назвать далекими, но никак не назовешь забытыми – оживление здесь царит круглый год. В закрома «Томскнефти» ВНК они приносят сотни тысяч тонн нефти ежегодно.

Черный ящик

Разработка Лугинецкого месторождения началась в 1985 году. Несмотря на длительный срок эксплуатации, здесь разбурено всего 50% разведанных запасов. Причина, по которой нефтяники не спешат с разработкой, заключается в непростом характере Лугинецкого, газовый фактор на котором достигает 1,5 тыс. кубометров на тонну нефти. На выходе из скважины добытчики получают причудливый коктейль вроде газировки.

– Газ, он и есть газ – требует к себе особого подхода и отношения, – объясняет заместитель начальника ЦДНГ-5 Александр Волочай.

На погружных насосах устанавливают специальные модули, которые помогают отделить газ от нефти. Отсепарированный газ отправляется на Лугинецкую газокомпрессорную станцию (ЛГКС). Нефть – в цех подготовки и перекачки нефти.

Рост объемов разработки напрямую связан с развитием газовой инфраструкмтуры. Так, например, запуск ЛГКС в 2002 году здорово увеличил добычу. Ведь до тех пор пока она не действовала на полную мощность, дальнейшая разработка месторождения была невозможна – добытый газ некуда было девать.

– 40% пробуренных скважин были просто законсервированы, – вспоминает Александр Волочай.

Сегодня паспортная производительность станции – 4 млн 200 тыс. кубометров в сутки. Подготовленный здесь газ закачивается в магистральный трубопровод Лугинецкое – Парабель. А оттуда – в газопровод Нижневартовск – Уфа. Лугинецким газом обогреваются не только ближайшие Кедровый и Парабель, но и населенные пункты в Кузбассе, Новосибирской области и Республике Алтай.

Но газовый фактор и сегодня накладывает свой отпечаток на работу месторождения. Летом, когда падает разбор газа в магистральном трубопроводе, падает и добыча нефти.

– В компании к этому готовы, – объясняет Волочай. – Планы добычи мы строим с учетом этой особенности.

Благородная жила

В жилах Лугинецкого месторождения течет голубая кровь. Кроме нефти и газа здесь добывают газовый конденсат:

– Это настоящее богатство! – отмечает Александр Волочай. – Конденсат – отличное сырье для неф­техимической промышленности, которое не требует предварительной подготовки в отличие от нефти.

Не хватает только отдельного канала транспортировки. Идея постройки продуктопровода периодически обсуждается, но слишком уж велик масштаб инвестиций, необходимых для этого. Поэтому транспортируется конденсат сегодня вперемешку с черным золотом.

Нефть на Лугинецком месторождении легкая. Обводненность сравнительно низкая – 60%. На соседнем Герасимовском и того меньше – 50%.

– На Лугинецком месторождении нефть проходит три ступени сепарации, – рассказывает и.о. заместителя начальника ЦППН-3 Роман Трифонов. – Среди них дегазация и обезвоживание. В сырьевом парке от нефти отделяются остатки воды. Дальше она поступает в товарный парк и затем в нефтепровод.

Ежегодно специалисты цеха выпускают в магистральный трубопровод 550 тыс. тонн первоклас­сного сырья. Ручеек, который бежит с Герасимовского, тоньше – 165 тыс. тонн.

Поле непаханое

По оценкам специалистов, разведанных запасов ОАО «Томскнефть» ВНК хватит еще на 25–30 лет бесперебойной работы. Сибирские подземные кладовые открывают нефтяникам все новые богатства. Богатства Лугинецкого же – загадка:

– Степень разработки можно присвоить только разработанному месторождению, – объясняет Александр Волочай. – А нам-то как? Но то, что работы здесь хватит на 30 лет, – это абсолютно точно!

 

Промысел – это особый мир, который на две вахтовые недели становится домом. Здесь отмечают: к экзотическому графику работы новички притираются с трудом. И с первого взгляда видно: останется человек на месторождении или не выдюжит – найдет место поближе к дому, поспокойнее. Те, что остаются, прикипают к своей работе душой по-настоящему. Сюда приходят целыми семьями – за братьями и сестрами. Родителей на трудовой вахте сменяют дети. А спросишь, что сюда тянет, – пожимают плечами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *