А есть ли общество?

Общественная палата Томской области измерила градус гражданской активности  

Одна из главных тенденций в России – бурное развитие виртуальной дискуссии: в докладе Общественной палаты России отмечается, что самые яркие общественные инициативы 2010 года были реализованы на базе интернет-коммуникаций. Томская область пока отстает: большинство из 1 тыс. зарегистрированных в «Живом журнале» томичей не активны (больше любят шуметь на коллективных блогах наподобие город.томск.ру). Но осенью прошлого года был создан томский блог-клуб – некое гражданское сообщество, где люди «ведут интересные дискуссии и активно участвуют в жизни города, содержательно, умно, профессионально высказываются в Интернете».

Другие томские тенденции: все активнее развиваются местная и «низовая» гражданская инициатива – по созданию ТСЖ (358 в 2010 году), решению природоохранных проблем и т.д. Правда, сколько из 3 212 общественных организаций области «живых» и «мертвых», точно не известно: перепись не проводилась. Если опираться на общероссийскую статистику (из зарегистрированных реально действуют не более 38% организаций), у нас их около 730. Характерно, что мало кто (если вообще кто-нибудь) целенаправленно занимается защитой прав. Общественная правозащитная деятельность сводится к публичным акциям, митингам и пикетам, на большинство из которых приходит в разы меньше людей, чем было заявлено…

– Главное, что нарушается сегодня – право человека на жизнь, – высказался директор НИИ онкологии Евгений Чойнзонов после представления доклада ОП. – Больной человек не имеет возможности добраться из отдаленных точек области в Томск и попасть к квалифицированному врачу. И в этом смысле я большие надежды возлагаю на появление уполномоченного по правам человека.

Нелли Кречетова, несколько месяцев назад занявшая эту должность, согласилась: доступность медицинской помощи, равно как образование и судебная система, – в ее приоритете. Также она подробно рассказала членам ОП о проекте антирейтинга репутаций как способе влиять на бесчестных бизнесменов, чиновников и т.д. Сомнения в продуктивности этой идеи высказывали многие, в том числе «ТН». Например, сколько мы ни писали о подноготной скандала с увольнением директора ДЮСШ «Строитель» Андрея Козюкова и последующего назначения на эту должность экс-депутата гордумы Томска Сергея Виницкого, это не привело ни к каким последствиям для принимавшего решения начальника городского управления по делам молодежи, физической культуре и спорту Дмитрия Лаптева.

– Хотелось бы, чтобы попадание в черный список репутаций как-то влияло хотя бы на зарплату и премии чиновников, – предложили «ТН».

Нелли Кречетова пообещала подумать, как это можно осуществить.

 

По данным ВШЭ, 52% россиян готовы объединяться с другими людьми для каких-либо совместных действий, если их идеи и интересы совпадают. Чаще всего такой ответ дает молодежь в возрасте от 18 до 30 лет, а также люди с высшим образованием.

По словам исполнительного директора томского областного фонда «Центр общественного развития» Станислава Филонова (один из авторов доклада о состоянии гражданского общества в ТО за 2010 год), примерно такая же картина характерна для нашего региона.

 

Одна из актуальных общественных тенденций в Томской области – реальное развитие благотворительности. Так, фонд им. Алены Петровой в 2010 году привлек около 5 млн рублей (в 2009-м – 3,7 млн), сборы БФ «Благовестъ» – около 2 млн, фонда «Обыкновенное чудо» – около 4 млн

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *