Заморожена до лета

Строительная компания СУ-13 пока не дождалась оздоровления

 

Заседание по делу о банкротстве СУ-13 прошло 31 марта в Арбитражном суде Томской области. Ожидалось одно из двух решений – введение внешнего управления и режима финансового оздоровления компании или конкурсного производства (распродажа активов). Но результат оказался иным – дело о банкротстве СУ-13 застряло во времени.

 

Несмотря на громкий резонанс, число участников судебного заседания было небольшим: представитель должника в лице директора СУ-13 Владимира Замощина, арбитражный управляющий, по одному представителю от собрания кредиторов, Сбербанка (одного из самых крупных кредиторов), ИФНС России и еще несколько присутствующих – в общей сложности около 15 человек. Громко пообещавших явиться на заседание представителей городской и областной власти не было ни в качестве участников, ни в качестве гостей. Зато выступить в суде пришел представитель профсоюза СУ-13.

Неожиданностью для многих стало ходатайство налоговой инспекции о признании недействительным решения собрания кредиторов о введении в СУ-13 внешнего управления. Поскольку на тот момент (31 января) налоговая служба в реестр кредиторов еще не попала, принимать участие в собрании ее представители не могли.

– Там было принято решение о введении процедуры внешнего управления, определена кандидатура арбитражного управляющего, все это повлияет на дальнейшую процедуру банкротства организации, – зачитала позицию представитель ИФНС России по Томской области. – Таким образом, нарушаются наши полномочия. Мы требуем включить нас в реестр кредиторов, поскольку обладаем правами и обязанностями участвовать в деле о банкротстве.

По словам арбитражного управляющего, на сегодня общая сумма заявленных требований кредиторов около 170 млн руб-

лей, из них уже включены в реестр около 100 млн. Самый крупный кредитор СУ-13 пока Сбербанк (78 млн рублей), задолженность СУ-13 ИФНС – около 25 млн рублей; включения в реестр ждет и банк «УралCиб» (80 млн руб-лей). Несмотря на то что Сбербанк также не был участником первого собрания кредиторов, его представитель попросил отказать ИФНС в ходатайстве.

– Сбербанк обладает большинством голосов на собрании кредиторов, и мы не видим никаких ущемлений прав, и я считаю, что уполномоченный орган злоупотребляет процессуальными правами, – сказал заместитель начальника юридического отдела ТФ Сбербанка Виталий Осипов. – Могу заявить, что мы также проголосовали бы за процедуру внешнего управления и за кандидатуру арбитражного управляющего. Закон о банкротстве призывает защищать интересы кредитора, должника и общества. С моей точки зрения, скорейшее разрешение вопросов о банкротстве и введении реабилитационной процедуры – в общих интересах.

Против удовлетворения ходатайства выступили и должник, и представитель собрания кредиторов, и арбитражный управляющий.

– Лето – пик сезона для строительства. Можно завершить объекты с высокой строительной готовностью, реализовать и поправить финансовое положение. Введение процедуры внешнего управления – оптимальное решение и для трудового коллектива, и для кредиторов, – сказал представитель собрания кредиторов Владимир Голодников.

– Я также возражаю против удовлетворения заявления налогового органа. Во-первых, один раз срок процедурного наблюдения уже переносили с 18 января на 31 марта, тем самым мы выходим за установленный законом 7-месячный срок, – высказался арбитражный управляющий СУ-13 Геннадий Артышук. – Я считаю, дальнейшее приостановление производства по делу нанесет ущерб как интересам должника, так и его кредиторам – из-за блокировки расчетных счетов, постановления судебных приставов нет возможности полноценно вести финансово-

хозяйственную деятельность.

Однако суд ходатайство налоговой удовлетворил. Таким образом, впереди новое собрание кредиторов, которые снова будут решать, какой шанс дать предприятию.

– Ничего хорошего нас не ждет. Я думаю, что будут устанавливаться недружественные кредиторы, которые будут настаивать на конкурсном производстве, – оценил решение суда Владимир Замощин. – От меня сейчас ничего не зависит абсолютно. Наблюдение будет продолжаться, не будет никаких инвесторов, не будет никаких вливаний – будет продолжение ситуации, когда фирма медленно умирает.

– Ситуация будет искусственно заморожена на неопределенное время, счета заблокированы, и есть вероятность того, что через 2–3 месяца делить уже будет нечего, все рухнет, и речь можно будет вести только о ликвидации, – считает Геннадий Артышук. По словам Владимира Замощина, в случае введения конкурсного управления и продажи активов предприятия участники процесса получат не более 4% вложенных денег.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *