Шаг за рамки

Появится ли в Томске центр современного искусства?  

Проект культурного кластера, разработанного областным департаментом по культуре, представят в Томске в дни инновационного форума. Известно, что он включает в себя 12 проектов. Среди них, к примеру, «перезагрузка» ТЮЗа – по замыслу он должен стать театром нового зрителя, создание археологического парка, школа арт-менеджеров.

Отдельным проектом выделено открытие в городе филиала государственного центра современного искусства, что уже сейчас вызывает много вопросов. Есть ли в Томске вообще современное искусство? Если нет, что тогда в этом центре будут показывать? А главное – на какие деньги он будет существовать?

Жизнь в ремейке

– Мы прекрасно понимаем, что инновации невозможны без креативного мышления, – объясняет Андрей Кузичкин, начальник областного департамента культуры. – Формировать креативное мышление – задача культуры и искусства. И лучше всего с этой функцией справляется как раз искусство современное: увидеть необычное в обыденном, сотворить новый художественный смысл, извлечь его из повседневности. Это как раз действенное лекарство от главной проблемы нашего времени. Ее очень точно обозначил писатель Дмитрий Быков: «Мы все живем внутри ремейка». Ведь не случайно у нас появляется «Ирония судьбы – 2», «Служебный роман – 2»… Современное искусство отрицает ремейк. Это всегда новая идея. Всегда провокация. И без этого никак.

«В дисперсном состоянии»

– До сих пор Томск практически не был знаком с современным искусством, – констатирует Андрей Кузичкин и поясняет: – Мы говорим об искусстве актуальном, неформатном. Которое не укладывается в рамки наших обычных представлений о творчестве.

Причин тому, по мнению главы департамента по культуре, несколько. Во-первых, отсутствие собственной школы: «Современное искусство в Томске находится в дисперсном состоянии», во-вторых, спроса и предложения.

– И ладно мы – управляющий орган бюджетного сектора культуры, – рассуждает Кузичкин. – Но ведь есть же центры культуры при вузах, частные галереи… Но и там современное искусство не представлено…

С тем, что своя самобытная школа в Томске отсутствует, согласна и искусствовед областного художественного музея Татьяна Микуцкая:

– Еще известный сибирский искусствовед Муратов говорил, что в Томске все очень академично.

В городе есть сильные работы – классические пейзажи, портреты, натюрморты. Но говорить об интересных художниках со своим языком, по мнению искусствоведа, пока преждевременно.

– Создавать центр современного искусства в Томске нужно, – уверена Татьяна Микуцкая. – Но, опираясь на опыт Сибирского центра современного искусства в Новосибирске, можно сказать, что данное направление не очень востребовано у зрителей. Интересные проекты в таких центрах связаны в первую очередь с привозными художниками из-за границы. В России люди тянутся к классическому искусству.

Татьяна Микуцкая поясняет: это в буржуазной западной среде хочется крушить стереотипы и выходить за рамки обыденности, а русский зритель, мучимый отсутствием уверенности в завтрашнем дне, предпочитает абстрактному искусству классическое. В разговорах о современном искусстве Микуцкая видит, скорее, политическую подоплеку:

– Возьмем нашумевший пермский проект – это ведь большая мистификация. Художественная общественность Перми называет этот проект «культурной экспансией, предпринятой столичными варягами».

«Генетическая связь»

Микуцкая считает, что центр современного искусства нужен Томску не в качестве музея, а, скорее, как центр молодежной культуры:

– Городу необходимо пространство с мастер-классами, местными и привозными выставками, видеоартом, созданием новых программ, концертами, театральными постановками, где молодые, интересные, талантливые смогли бы себя реализовать.

И Российский центр современного искусства все эти направления предполагает. Но «генетическая связь» с федеральной структурой не избавляет филиалы от финансовых и творческих проблем:

– Центры современного искусства в Москве, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде хоть и носят статус государственных, живут непросто. Все они ищут спонсоров. Москва не может всех прокормить, хотя все кормят Москву; Москва не может всех наполнить художниками, хотя все художники хотят быть в Москве.

Между тем идея открытия филиала симпатична томским властям потому, что в регион москвичи приходят с готовой концепцией, организационной структурой, выработанной выставочной политикой. А это, считают чиновники, значительно упрощает задачу создателей на местах.

«Люди, которые проявляли инициативу»

Официально открывшийся осенью прошлого года в Новосибирске Сибирский центр современного искусства (филиал Новосибирского краеведческого музея) на деле – частно-государственное партнерство. Центр – проект меценатский, и его финансирование идет через Фонд поддержки современного искусства.

– Центр появился во многом благодаря Анне Терешковой, – рассказывает координатор проекта Сергей Самойленко. – У нее была прекрасная галерея «Старый город», на базе которой она проводила выставки современных художников. Постепенно пришло понимание, что художников, которые занимаются современным искусством, невозможно выставлять в галерейном пространстве – это другой формат. Муж Анны крупный бизнесмен, именно он выделил деньги на реализацию проекта.

Первую выставку, переросшую рамки галереи, Терешкова реализовала в 2009 году. Показывала ретроспективу «Синих носов» – арт-группы с мировым именем, но новосибирской пропиской. Выставка разместилась в недостроенном здании: на нескольких грузовиках оттуда вывезли мусор, побелили стены, провели электричество – замахнулись сразу на три этажа. Визуальным искусством не ограничилось, в рамках выставки показывали театральные постановки, современный балет. Этот проект и стал прототипом Сибирского центра современного искусства.

– Новосибирску повезло – у нас были свои художники, – отмечает Сергей Самойленко. – Но есть регионы, где центры современного искусства вырастали безо всякой школы, например в Нижнем Новгороде и Калининграде. Но там были люди, которые хотели показывать современное искусство. Проявляли инициативу. Не будь в Новосибирске Терешковой, не известно, когда бы у нас появился центр современного искусства. Ведь властям, понятное дело, это все совершенно не нужно….

– До сих пор у нас не было спроса на современное искусство – не было и предложения. И сегодня мы хотим создать и то и другое, – оптимистичен Андрей Кузичкин. – Современное искусство – это путь к новым идеям и проектам, инновационному развитию.

Но пока все указывает на то, что в Томске этот путь будет долгим.

 

Скандальная работа арт-группы «Синие носы» «Эра милосердия». Работа новосибирских художников попала в немилость тогдашнего министра культуры Александра Соколова. Он назвал фотографию «порнографией» и «позором России». Атаку отражали блоггеры: «Это не порнография, а мечта о невозможном, о времени, когда даже милиционеры перестанут мутузить нас дубинками и начнут бережнее ко всем относиться…»

 

Инсталляция арт-группы «Война» «Член в плену у ФСБ» – лауреат Государственной премии в области современного искусства (2011 год): «Инновация» в номинации «Лучшее произведение визуального искусства»

 

Сергей Самойлов, координатор центра современного искусства в Новосибирске:

– Современное искусство – это всегда взрыв и провокация. Но этот взрыв расширяет сознание, заставляет человека по-другому думать, реагировать. С советских времен мы привыкли, что искусство – это очень уютная зона красоты, зона бегства от действительности. Современное искусство давно ушло от понятия «красота». Красивую картинку зрителю сегодня предлагает целая индустрия гламура, дизайна, рекламы. Современное искусство предлагает новые смыслы. Оно заставляет зрителя по-другому взглянуть на действительность.

 

– Губернатор обратился к министру культуры Александру Авдееву с предложением разместить в Томске филиал центра современного искусства, – восстанавливает хронологию событий Андрей Кузичкин. – Министр идею поддержал. Но мы должны предложить несколько вариантов размещения центра. При этом выставочная площадь должна быть не меньше 2 тыс. кв. м.

С такими площадями в Томске проблема. Готового здания, в котором завтра можно было бы развернуть выставки, нет. Но глава департамента не теряет оптимизма:

– Полагаю, в ближайший месяц что-нибудь придумаем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *