Фирма умерла. Да здравствует фирма!

Деньги клиентов проваливаются в законодательную брешь

 Предприниматели, о которых пойдет речь, не являются мошенниками с точки зрения Уголовного кодекса. Но люди, пострадавшие от их «хозяйственной деятельности», уверены, что столкнулись именно с мошенничеством. Они выиграли суды, но не вернули назад свои средства. Судебные приставы считают, что бизнесмены ловко воспользовались лазейкой в несовершенном законодательстве.

Утром деньги – вечером стулья

В начале декабря 2009 года Людмила Дюднева решила заказать в ООО «ПКФ «Росмебель» диван. Фирма изготавливала мебель сама, цех размещался в подвале здания на ул. Дзержинского. Людмила Вячеславовна оплатила приглянувшуюся модель – 8 300 рублей плюс доставка – всего на 11 с небольшим тысяч. Получила на руки квитанцию и чек с уверениями, что диван ей привезут через две недели.

В означенный срок – 17 декабря – новая мебель в квартире Дюдневых не появилась. Дюдневы начали звонить в «Росмебель». Директор Александр Чернышов отвечал: завтра. Потом объяснял: денег нет. «Как нет? – возмутилась Людмила Вячеславовна. – Я вам заплатила! Верните!..» Предприниматель 11 тыс. не отдал, но предложил компромиссный вариант – приехать в выставочный зал на Иркутском и выбрать другой диван. Супруги согласились. Была выбрана новая модель, но и она по каким-то неведомым причинам не доехала до заказчика.

Отчаявшись решить вопрос «по-хорошему», Людмила Дюднева подала заявление в мировой суд. Выиграла дело: ответчику, который ни на одно заседание не явился, предстояло выплатить 18 295 рублей (к основной сумме добавилось возмещение морального ущерба и судебных издержек). Своих денег Дюднева ждет до сих пор…

Личная безответственность

– Организация ООО «ПКФ «Росмебель» зарегистрирована по адресу проживания руководителя – Александра Чернышова, – поясняет Татьяна Николаева, судебный пристав-исполнитель отдела судебных приставов по Ленинскому району. – Никакого производства, никакой техники или офисной мебели у него нет. Там, где Людмила Дюднева (и еще шесть взыскателей, пострадавших аналогичным образом) заказывала мебель, теперь размещается фирма под другим названием. Договор аренды с ООО «ПКФ «Росмебель» расторгнут. Согласно документам новый «жилец» не имеет отношения к фирме-должнику. При этом люди утверждают, что директор «Росмебели» продолжает принимать заказы под новой вывеской – сам берет трубку, когда звонят клиенты…

– Пострадавшие недоумевают, почему приставы не могут взыскать с него деньги, – продолжает Татьяна Николаева, – а дело в том, что директор, как физическое лицо, не отвечает за финансовый провал своей организации личным имуществом. А на балансе «Росмебели» – юридического лица – нет ничего, что мы могли бы арестовать и реализовать в пользу взыскателей. Юридически «Росмебель» продолжает существовать, и хотя Александр Чернышов уверяет, что организация прекратила финансово-хозяйственную деятельность с осени 2009 года, по утверждению пострадавших клиентов и предоставленных ими документов, он принимал заказы вплоть до 2010 года…

– Ответственность юридических лиц должным образом не урегулирована законодательством, – подключается к разговору судебный пристав-испол-нитель Екатерина Карпенко. – Будь рамки для них пожестче, они бы не бросали обремененные долгами фирмы, чтобы на следующий день создать новые.

«Жалуются – их право»

История, с которой пришлось иметь дело Екатерине Карпенко, напоминает детективную. Одна из взыскательниц обратилась по объявлению в отделочную фирму ООО «Гарантстройпроект». Требовалось оштукатурить стены и потолок. К заказчице явились двое молодых людей, оглядели фронт работ и заверили, что сделают все за 20 дней. Однако в срок не уложились, да и качество, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Женщина акт приемки не подписала. Рабочие в сердцах пригрозили «все сломать»… Конфликт приехал улаживать директор. Согласился: да недоделки есть. Да, надо устранять. Но – за счет заказчика! Естественно, клиента такой вариант не устраивал. Спор разгорелся серьезный, несговорчивой даме пообещали испортить входную дверь… В дело вмешалась милиция. Разбирательство продолжилось в зале суда. В итоге «Гарантстройпроект» обязали возместить причиненные убытки и судебные издержки. Но…

Сегодня самая меньшая сумма, предъявленная этой организации взыскателями, – 400 рублей (госпошлина), самая крупная –

217 138 рублей. И – та же «песня»: нет имущества, деньги на счетах отсутствуют, взять с юридического лица нечего… Руководитель Олег Сивцов на судебные заседания практически не ходил, от встречи с приставом уклонялся.

– Я буквально караулила Сивцова под дверью его квартиры, но он там так и не появился, – рассказывает Екатерина Алексеевна. – Тогда, узнав, что он «где-то учится», отправила запросы во все томские вузы. Спасибо, информацию получила оперативно. Установила, что он заочно учится в ТПУ. Во время сдачи экзамена его доставили в отдел принудительным приводом. Но Сивцов спокойно объяснил: «Я работы сделал, если они не устраивают заказчиков, пусть ходят по судам, жалуются – их право». Он, как директор, знает, что взять с него нечего, несмотря на решение суда. Ведь мы работаем только с имуществом юридического лица…

«Пусть отдает!»

…Людмила Дюднева сдаваться не собирается:

– Я деньги дарить не намерена. Пусть директор «Росмебели» берет в банке кредит и отдает! Считаю, с ним должны разбираться правоохранительные органы: он принял у меня заказ и оплату, когда по документам уже прекратил финансово-хозяйственную деятельность. Обращусь в прокуратуру!

А вообще, гражданам, как и приставам, остается только ждать, когда законотворцы заделают законодательную брешь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *